Заграниця

Інформаційно-аналітичний дайджест для всіх, хто їде за кордон або залишається вдома

ГОЛОВНА - АРХІВ - Новини - Аналітика - Імміграція - Візи - Робота - Освіта - Інтеграція - Туризм - Аеробус - Автотур - Гроші - Нерухомість - Шопінг - Фотокадр - Країнознавство - Культура - Гід гурмана - Мандри - Дивосвіт - Зона закону - Безпека - Просто життя - Особистий досвід - Спортивний інтерес - Здоров'я - Технології

«Заграниця» №38 (143)

АНАЛИТИКА


Нью-Йорк и окрестности: инстинкт выживания (ч. 1)

Подбирая название для этой статьи, я вдруг не без легкой дрожи осознала: можно обойтись и без закона больших чисел, чтобы предсказать, что несколько сотен журналистов в разных точках земного шара занимаются сию минуту примерно тем же – придумывают заголовки к статьям, сочиненным к годовщине гибели World Trade Center, да еще при этом честно и тщетно пытаются не воровать идеи у коллег.

22/9/2002

В наш информационный век (так, что ли, сейчас говорят в школе учителя?) инфляция информации, скорее всего, неизбежна. События незначительные теряются в столпотворении абзацев – господин А. так и не узнает о смерти дорогого однокашника господина Б., не сумев долистать газету до сорок пятой страницы, где Nowhere Times печатает некрологи. Важные события порой длятся бесконечно благодаря пересказам и аналитическому препарированию. Но, длясь во времени, они расслаиваются, теряют свою цельность, деформируются.

Нью-йоркские «близнецы» горели на экранах телевизоров месяц, если не дольше. Случившееся называли трагедией, поначалу каждый раз заново переживая смысл этого слова. За год слово износилось, поистрепалось – да и могло ли быть иначе? События 11 сентября обросли деталями, эмоциями, а также разного рода фразеологией, бессмысленной, как пластиковые цветы на остове горелого дерева.

«Мне неловко об этом говорить, но это был самый увлекательный день моей журналистской карьеры. Это было действительно круто», – признается в сан-францисском журнале «Салон» пожелавший остаться неизвестным нью-йоркский репортер. Инкогнито в данном случае уместно еще и потому, что под этой фразой могли бы подписаться десятки его коллег. Праведное большинство может назвать их циниками. Но тогда для оного вопрос: кто, если не взволнованные зрелищем зеваки, раскупили в нью-йоркских лавках сразу же после взрывов дешевые одноразовые фотоаппараты? Жители домов, расположенных в прилегающих к бывшему WTC кварталах, жалуются на проникающие в их укромные дворы толпы любопытных – граждане, не насытясь газетными рассказами, упражняются в приватном репортерстве.

Профессионалы, оставив любителям дворы, пишут длинные статьи и выпускают книги «в тему» – от собранных Д. Мерфи под одну обложку устных свидетельств «11 сентября устами очевидцев» до познавательных пособий «Ислам», вышедших в серии «Для чайников». Все это – гонорары, доходы с тиражей, заработки, словом. Формальных различий между репортерами и гробовщиками немного – и те, и другие выполняют черную работу по очистке и заживлению ран. Работа репортера, правда, при этом часто более неприглядна, но это уже, как говорят, издержки профессии.

К чему вся эта эскапада по поводу читателей и писателей? К вопросу об инстинкте выживания и его живописных проявлениях в живописном мире. Журналисты заодно с политиками некрасиво, на живую нитку, но очень прочно залатали-заштопали 11 сентября 2001 года. Говорить об этом дне, как о трагедии, с живой болью, стало невозможно. Это означало бы говорить о смерти, следовательно – о человеческом бессилии. Мы ведь, по существу, до сих пор не знаем, что случилось 11 сентября. «Погибло около 2.800 человек», – корректно сосчитала «Нью-Йорк Таймс». Корректней нельзя, потому что никакие корпоративные списки не помогут установить точное число работавших и погибших в WTC «нелегалов». Родственники многих из тех, чьи имена известны наверняка, до сих пор не приходили на «нулевой уровень» – для них это все еще слишком тяжело.

Поэтому говорят о другом – о том, о чем говорить возможно. Многостраничные комментарии касательно того, почему, что и как именно было разрушено во время и после самолетного тарана, постепенно сменяются аналитическими статьями о коммерческой стороне спора, происходящего сейчас по поводу «самого дорогого в мире участка земли». Популярные поначалу проекты превратить место катастрофы в мемориал, кажется, напрочь забыты. Громадное кладбище плохо вписывается в центр живого, молодого Нью-Йорка.

Молва пыталась похоронить и сам город, поскольку его финансовые дела с прошедшего сентября обстоят неважно, и нью-йоркские музейщики, например, все еще рассылают по стране исполненные жалобного достоинства просьбы о пожертвованиях. Какое-то время по Штатам ездили этакие агитбригады, состоящие из нью-йоркских знаменитостей, – их задачей было вернуть в город напуганных туристов. Таким образом были заработаны кое-какие деньги. Но по большому счету агитация в пользу Нью-Йорка кажется излишней – у западного мира нет и в обозримом будущем не предвидится другой столицы. Пока этот мир «на плаву» – город жив. Тонуть им, если что, придется вместе. Так что сейчас любой разговор о «найн-ван-ван» заканчивается пересудами касательно реконструкции нижней части Манхэттена.

В недавнем выпуске New-York Times Magazine мне попался на глаза самый подробный из встречавшихся до сих пор проектов переустройства «нулевого уровня». Вариант офисных зданий, предложенный архитектором Питером Эйзенманом, показался оригинальным и жутким одновременно. Три его башни выглядят так, как если бы лежащие в их основе стальные конструкции были расплавлены, искорежены: они сплющились, накренились – и все-таки уцелели. Внутри этого громадного памятника – три миллиона квадратных футов функционально спланированного офисного пространства.

У клерков, которые будут ходить каждый божий день на работу внутрь такого обелиска, должны быть очень крепкие нервы. С другой стороны, людям свойственно приспосабливаться и забывать, так что запросто может случиться, что лет через двадцать проект Эйзенмана будет казаться просто прихотью футуристического дизайна, и, чтоб объяснить его символическое значение, понадобятся услуги экскурсовода.

События 11 сентября как бы вывернули страну наизнанку, обнажили напоказ сильные и слабые стороны ее внутреннего устройства. Америка пережила волну ритуального патриотизма. Волну паранойи и волну антивоенных протестов. За несколько дней до годовщины президент объявил, что 11 сентября отныне будет называться Днем патриота. Выбор названия не бесспорный, хоть и предсказуемый, и не только потому, что Memorial Day в здешних святцах уже есть. День патриота – дань положительному мышлению, самому популярному в Штатах виду спорта. В тяжелый для страны день думать о ее величии и процветании. Следует надеяться, что патриотизм обойдется без издержек образца прошлой осени, когда в некоторых школах учащимся велели приходить на занятия не иначе как в красно-бело-синих одеждах. А к флагам на домах, машинах, футболках, одноразовых тарелках, салфетках, спортивных костюмах, белье и пр. все давно привыкли.

Упражнения в положительном мышлении чреваты просчетами на грани фола. Сеть универмагов K-Mart выпустила накануне события трогательную рекламу патриотического содержания: щербатая, уже без WTC, панорама Манхэттена в Атлантике отражается, «как раньше» – с башнями-близнецами посередке, – и подпись: «Мы никогда не забудем. K-Mart». Есть еще брелки, открытки, наклейки. Скорее всего, это только начало, и со временем разрушенный WTC станут эксплуатировать в рекламе куда активней. «Близнецы» становятся поп-звездами – вроде безвременно почившей Мерилин Монро. Их жизнь им больше не принадлежит.

Упражнениям в положительном мышлении (они же – упражнения в патриотизме) после 11 сентября отдали дань все без исключения американские печатные издания. Блюдя хороший тон, редакторы журналов типа «Уютный дом», «Соблазн» или «Душистый сад» с первых страниц обращались к читателям с речами о мировом терроризме, искусно вплетая в них темы садоводства, бодибилдинга и домашнего уюта. Год спустя, разумеется, к разговору пришлось вернуться.

Читайте продолжение статьи:
Нью-Йорк и окрестности: инстинкт выживания (ч. 2)

Анжелика ХИЖНЯЯ,
Сан-Франциско, США.
Специально для «Заграницы».







ЖИЗНЬ В РИТМЕ САЛЬСЫ
Как колумбийцам удалось сохранить свое знаменитое умение радоваться жизни

В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ВЫЖИТЬ В ЧУЖОЙ СТРАНЕ
Часто незнание иностранных языков и непонимание местных обычаев приводят к недоразумениям


ГОЛОВНА - АРХІВ - Новини - Аналітика - Імміграція - Візи - Робота - Освіта - Інтеграція - Туризм - Аеробус - Автотур - Гроші - Нерухомість - Шопінг - Фотокадр - Країнознавство - Культура - Гід гурмана - Мандри - Дивосвіт - Зона закону - Безпека - Просто життя - Особистий досвід - Спортивний інтерес - Здоров'я - Технології

«Заграниця» - інформаційно-аналітичний дайджест про еміграцію, роботу, навчання та відпочинок за кордоном


E-mail: info@zagranitsa.info
© «Заграниця» (1999-2022)