Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №45 (98)

ШОПИНГ


ВЬЮЧНЫЕ ЛЮДИ – 8

20/11/2001

Уйгур-базар

У главной урумчинской мечети начинается улица, известная среди челноков как Уйгур-базар. Вероятно, она последняя во всем городе улица, где торговля все еще сосредоточена в руках уйгуров. Китайцы туда не суются, нечего им там делать. Тут продаются товары почти исключительно кустарного производства: яркие, расшитые тюбетейки с национальным орнаментом, уйгурские ножи, настоящие стальные и поддельные, с алюминиевыми лезвиями – для залетных дураков, домотканые халаты, одеяла, шапки и многое другое. Присутствуют здесь и роскошные кепки-аэродромы, в которых лет тридцать назад являлись на Москву самые гордые кавказские орлы, а сейчас и в Урумчи уже мало кто носит; сапоги, что в сочетании с широченными штанами старомодного покроя считается большим шиком у уйгурских франтов из самой глубинки.

Но собственно уйгурский рынок начинается меж двух домов на этой улице и уходит метров на двести в глубь квартала. Тут овощи, фрукты, каких только нет: яблоки, груши десяти сортов, изюм белый, синий, красный, урюк, курага – сортов без счета, орехи тоже десяти сортов. Тут же корзины, торбы и даже телеги, на других рядах – медные узкогорлые кувшины, вазы, чаши, ювелирные изделия с самоцветами, настоящими и фальшивыми, на что очень способна искусная рука уйгурского мастера.

Гордость рынка – ковры, ручной работы и фабричные, толстые, огромные, яркие, шерстяные уйгурские ковры. Тут надо быть специалистом. Челноки, хотя и не специалисты, покупают здесь ковры для себя, не на продажу. Торговаться нужно отчаянно! Раз мы с одним челноком покупали большой ковер ручной работы, и хозяин божился, что «восемь женщин его дома ткали этот ковер пять лет». Так, по крайней мере, перевела девчонка Гуля (этот уйгур-продавец не говорил по-русски), уйгурка родом из Киргизии или Казахстана, сейчас не помню, чья семья с распадом СССР ломанулась от прелестей свободы и суверенитета под крылышко национального гнета в коммунистический Китай.

Гуля болталась одно время с челноками, потом куда-то исчезла. Так вот, уйгур клялся Аллахом, что не возьмет за ковер меньше восьми тысяч юаней, и то во всем Урумчи и даже в Кашгаре над ним, пожилым человеком, будут смеяться малые дети. Однако в результате почти двухчасового ожесточенного торга ковер был куплен за три с половиной тысячи юаней. Видно, продавцу были очень нужны деньги, «восемь женщин его дома», знать, не шутка.

Время на Уйгур-базаре как бы застыло. Неизвестно чем занимающиеся люди – не торговцы и не покупатели – сидят на корточках и целыми днями ведут неторопливые беседы. Чем они живут, на что существуют – неясно. Совершенно не чувствуется действие многочисленных социальных программ, разработанных китайским правительством специально для уйгурского населения Синьцзяна, чтобы хоть как-то сгладить межэтнические противоречия.

Как и семь лет назад, уйгурская молодежь слоняется по улицам, не выражая ни малейшего желания работать, поскольку де все хлебные места заняли проклятые китайцы, а на остальных местах работают и будут работать только дураки. Перебиваются всякими левыми, случайными заработками, иногда и успешно. Не хотят и учиться – хотят национального освобождения и сопутствующего ему грабежа, шальных денег – прямо как в СНГ.

Однажды группа юных уйгурских рыцарей с пробивающимися усиками раздобыла где-то монету белого металла с изображением благообразного китайца в военном мундире с эполетами и принесла продавать ее челнокам за пятьдесят долларов.

- Кто это на монете?

Помявшись, уйгуры отвечали, что на монете изображен «тот, кто был еще до Мао Цзэдуна».

- Чан Кайши, что ли?

Опять заминка. Стало очевидно, что личность Чан Кайши уйгурам практически незнакома. Наконец один, постарше, промямлил, что да, на монете изображен Чан Кайши.

- Так ты прочти, что там написано-то!

- Да я ведь не читаю по-китайски...

Выяснилось, что никто из полудюжины шестнадцати-семнадцатилетних уйгурских молодцов не умеет прочесть даже элементарной надписи на китайской монете. К чести ребят скажу, что когда они убедились в нежелании челноков покупать таинственную монету ни за пятьдесят долларов, ни за пять юаней, они отдали ее одному челноку в подарок.

В еще сохранившемся кое-где старом Урумчи царит патриархальный быт, на кривых узких улочках ишаки успешно конкурируют с мототележками и автомобилями, на многочисленных углах продаются по удивительно низким ценам (раз в пять дешевле, чем у «челночных» гостиниц) курага, изюм, арбузы и дыни. Тротуаров здесь почти нет, мостовую обрамляют грязные глинобитные стены домов и дворов. Что там, за стенами? Судя по запаху – ничего хорошего.

Вот сидит чуть не посреди улицы на низкой скамеечке уйгурский дед, седая борода. Он сидит так с утра до вечера, и плевать, что это мешает проезжающему транспорту. Он в своем праве – сидит возле своего дома, так же сидели на этом месте его отец и дед, а другие-прочие, которым это мешает, могут ехать другой дорогой. Анаши ли он обкурился, что смотрит целый день в одну точку и ни с кем не говорит? О чем он думает? Не о том ли, что наступает на его родной дом чужой, двадцатиэтажный мир, уже нависший над его улочкой? Ничего не выражается на его лице и, видно, больше не гневят его ни легкомысленные наряды уйгурских девушек, ни нагадивший неподалеку ишак, ни даже редкие здесь китайцы. Он отрешился от земной суеты. Он созерцает.

Менялы

Еще один типично уйгурский промысел в Урумчи – обмен денег. Менялы трутся почти у всех гостиниц, где останавливаются челноки, как правило, имеют велосипед, на руле которого болтается приличных размеров сумка, полная денег – стоюаневых банкнот по сто купюр в пачке. Разумеется, меняла работает не сам на себя, деньги не его – они принадлежат местной мафии, а может и полиции, поскольку менял никто не трогает, хотя они нарушают закон о валютных операциях совершенно открыто.

Сколько денег в сумке – сто тысяч юаней? Двести тысяч? Во всяком случае, что-то в этом роде. В нашей стране такой меняла недолго прожил бы на свете: никакая крыша бы не спасла, как-никак 15-20 тысяч долларов, а мало, что ли, кругом отморозков всяких бегает... А в Урумчи десятки менял ежедневно работают у гостиниц – и хоть бы что.

Менять у него доллары выгодно: если в банке дают, скажем, восемь и шесть десятых юаня за доллар, то меняла – восемь и восемь десятых. Таким образом, при обмене тысячи долларов челнок выигрывает 200 юаней – четыреста шампуров шашлыка, двадцать средних поездок на такси. При обмене соблюдается строгий порядок, отступать от него не принято:

- Здорово, Керим! Какой у тебя курс?

- Восэм, сэмдэсят восэм! Утро сэмдэсят сэм был!

- Кончай, Керим, давай восемь и восемь!

- Какой восэм восэм? Банк восэм пэтдэсят восэм сегодня!

- Восэм, сэмдэсят восэм – харашо, очен харашо! – подтверждают посторонние, невесть откуда взявшиеся уйгуры. – Другой курс нигде нэт!

Предположим, сторговались. Керим достает из сумки и передает челноку 8.780 юаней. Челнок пересчитывает их, говорит «правильно» и убирает деньги в карман. После этого претензий к Кериму быть не может. Теперь челнок достает из кармана тысячу долларов, передает их Кериму и не спускает с них глаз, пока меняла не скажет «хорошо», «якши» и не уберет доллары в сумку. После этого и к челноку претензий (левые баксы, не та сумма и т.д.) быть не может, и сделка считается завершенной.

Сколько имеет на этом сам меняла? Говорят, 8-10 юаней с тысячи долларов. Не так уж и много, учитывая риск. Тем более что с каждым годом оборот у менял падает. Сейчас китайские торговцы все чаще соглашаются принимать у челноков плату в долларах по курсу черного рынка. Раньше-то боялись, только юанями брали.

Продолжение следует.

Алексей АВТОКРАТОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)