Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №44 (97)

ШОПИНГ


ВЬЮЧНЫЕ ЛЮДИ – 6

20/11/2001

Пифа

Я не знаю точно, что обозначает по-китайски слово «пифа». Скорее всего, оно имеет несколько значений: «много», «оптом», и вместе с тем пифа – это те места, где продают и покупают много и оптом. Когда спрашиваешь у продавца цену на товар, говоришь: «Дойче пифа?» («Сколько оптом?»). Продавец, оценив тебя взглядом, набирает на калькуляторе цифру – настоящую или завышенную цену в юанях.

Вместе с тем, остановив такси (другим транспортом челноки по Урумчи не передвигаются), говоришь таксисту, например: «Хочузан-пифа» («хочузан» – вокзал), то есть «вези меня на тот оптовый рынок, что у вокзала». Большинство таксистов понимают всю эту абракадабру. А не поймет первый, поймет второй. Вообще, если китаец хочет понять, то поймет, говори ему хоть по-турецки. Если не хочет, то не поймет и на чистом китайском.

Таких оптовых рынков в Урумчи несколько: Либо-пифа, Синьхуа-пифа и другие. Есть также крупный пифа у фонтана, но его китайского названия почему-то никто не знает, и на такси до него не доехать. Зато можно дойти пешком, потому что он недалеко от Либо-пифа и Наньзьго-пифа.

Оптовый рынок в Урумчи – это трех-четырехэтажное здание, вдоль каждого этажа идет длинный коридор, в который с обеих сторон выходят комнаты – «магазины». Появление в коридоре русского или другого челнока вызывает некоторый ажиотаж. Из всех комнат высовываются продавцы, делают призывные жесты и наперебой кричат: «Эй, друга, давай!», «Эй, друга, посмотри!» «Эй, подлюга!» (подруга). Раньше кричали: «Эй, товались!», но, видимо, компетентные органы объяснили продавцам, что с некоторых пор называть «товарищами» россиян – неправильно.

Иногда встречающиеся на пифа китайские студенты-филологи (они не хотят денег, хотят честно попрактиковаться в разговорном русском языке) обращаются: «Здравствуйте, господин!» Они идеологически подкованы. Впрочем, идеология их не спасает, и такие добровольцы-переводчики при обнаружении немедленно изгоняются с пифа уйгурской шпаной.

Заходим в «магазин». В таком «магазине» вдоль стен стоят двухъярусные нары, на которых днем выставлены образцы предлагаемых товаров, а ночью спят продавцы. Почти всегда такие «прилавки» полностью заполнены самым разнообразным товаром – например, если стоят женские туфли, то видов 20-30, ботинок тоже много, кроссовок – еще больше. А как начнешь разбираться да торговаться, то выяснится, что этого вида нет, другого-третьего тоже нет. Видимость же изобилия создается для того, чтобы останавливать колеблющихся покупателей, завязывать разговор. Может, кто-то и купит имеющуюся дрянь. Если же она будет одиноко красоваться на прилавке, в такой «магазин» просто никто не зайдет.

Однако бывает и так, что почти весь представленный в «магазине» товар имеется в наличии. В этом случае важно установить, является ли торгующий в такой лавке китаец настоящим хозяином или просто выставил один или несколько образцов чужого товара у себя в магазине и накидывает цену на 2-3 юаня. На тысяче единиц товара он «поймает» 2-3 тысячи юаней, а челнок ровно столько же потеряет.

Настоящего же хозяина теоретически найти можно, но трудно. Следует просто обойти все крупные пифа и узнать цену на данный товар. Где дешевле всего – там и брать. Но на практике это означает объехать 5-6 рынков, крупнейший из которых – Хочузан-пифа – состоит из семи многоэтажных зданий и имеет тысячи «магазинов». Челноки, как правило, испытывающие дефицит времени, могут потратить на поиски настоящего хозяина несколько дней, а это слишком большая роскошь. К тому же, за время этих поисков данный товар может и «уйти». Другой челнок купит всю партию – и привет! Товара-то тоже ограниченное количество.

Бывает, что товар уходит, даже не попадая на прилавки, прямо «с колес». Дело в том, что «фабрика» в Урумчи практически не производится. Ее, как, впрочем, и «не-фабрику», привозят на специальном поезде, который прибывает в город раз в неделю, не то в субботу, не то в воскресенье. Азербайджанцы и другие челноки побогаче являются к моменту разгрузки поезда и уже там рассматривают и покупают интересующий их товар. Это выгодно: во-первых, ты уверен, что перед тобой хозяин – «первые руки», а во-вторых, ясно, что китаец не успеет сделать «подброс». Но на вокзале китайцы продают товар только крупными партиями. На это нужно иметь большие деньги.

С некоторых пор на многих пифа появились так называемые «фирмы». При входе в магазин такой фирмы всегда красуется вывеска на русском языке, гласящая, что здесь расположено представительство фабрики (следует название), товары которой известны-де по всему миру своим непревзойденным качеством. Трудно сказать, является ли такой магазин представительством фабрики или нет, но здесь действительно могут торговать «фабричным» товаром и не обманывать.

Существуют фирмы и другого рода. Это несколько китайских торговцев, объединивших капиталы и усилия в борьбе за покупателя-челнока и на погибель разрозненным конкурентам. Это все Мити, Пети, Юры, Володи и их переводчицы Нади, Кати, Юли и др. Простые китайские торговцы, сообразившие, что челноку среди тысяч китайских лиц и непривычных русскому уху имен трудно запомнить конкретного продавца, у которого он в прошлый раз покупал товар, причем – мыслимое ли дело – его ни в чем не обманули.

Если же он помнит, что такой товар он брал на «фирме» у Мити и Володи, а переводила Надя, то он наверняка вновь сюда и приедет. Будет принят уже как постоянный клиент, напоен пивом, накормлен обедом, а если вновь купит здесь партию товара, то на вечер будет приглашен в ресторан. Причем, проверив свой товар на складе, он с удивлением опять обнаружит, что никакого надувательства не произошло. Так завязываются отношения между челноком и фирмой. Так фирма приобретает постоянных партнеров и успешно вытесняет с пифа жулика-одиночку. Любой челнок, как правило, предпочитает иметь дело с фирмой, а не с одиночным продавцом. Но, к сожалению, фирмы пока еще слабы и не располагают достаточно широким ассортиментом товаров. Хотя, например, челноки-игрушечники берут товар только на фирмах. С некоторых пор челнок стал просто звонить по телефону на фирму из Москвы и говорить, что его интересует такой-то товар в таком-то количестве. Через определенное время Надя или Юля от имени Володи или Мити звонит челноку в Москву и говорит, что товар лежит на складе. Только тогда челнок выезжает в поездку и, явившись в Урумчи, встреченный уже в аэропорту представителем фирмы, не бегает по пифа, высунув язык, а с приятностью проводит время в ресторанах или, используя маркировочное оборудование, не торопясь отмечает свой товар на складе.

В последнее время роль некоторых пифа упала. Почти совсем зачах Либо-пифа, влачит жалкое существование некогда могучий пифа у фонтана. Это результат конкуренции со стороны Хочузан-пифа. Таких крупных рынков нет, наверное, нигде – ни в Пекине, ни в Бангкоке. Семь крупных зданий в три-пять этажей, да рядом еще несколько строящихся. Море покупателей, наверное, всех национальностей, а во внутренних двориках – «бабы, тряпки и корзины, толпами народ, бабы, тряпки и корзины – заняли проход!» Тут же шашлычники жарят шашлык, предлагаются парикмахерские услуги, постоянно сигналят подвозящие и увозящие товар грузовики, пробираются с небольшими грузами человеко-телеги или велосипедо-телеги, снуют уйгуры, выискивают глазами работу амбалы.

Амбалы – это грузчики, пусть даже самого хилого вида. Название профессии. Подтащить на небольшое расстояние средних размеров и тяжести коробку, погрузить ее на машину для местного жителя – амбал берет один юань, а иногда меньше. С челнока запрашивает пять юаней. Дальше – как сторгуешься.

В Вавилоне во времена знаменитого столпотворения мне бывать не приходилось, но подозреваю, что в наше время его олицетворяет собой Хочузан-пифа – апофеоз человеческой активности, стремления заработать, обмануть, утолить голод, украсть, совершить крупную сделку. Разумеется, кто-то кого-то толкнул, задел, обругал, снежным комом нарастает скандал, пухнет многоголосый крик, начинается драка. Обычно происшествие скоро рассасывается само собой. В противном случае неизбежно, как сама судьба, в действие вступает высший судия, ибо существует на белом свете такая вещь, как «капитана».

Продолжение следует.

Алексей АВТОКРАТОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)