Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №43 (96)

ШОПИНГ


ВЬЮЧНЫЕ ЛЮДИ – 2

Является вторая группа, просит потесниться. Это «усть-каменогорские», казахские подданные, половина казахи, половина русские. Ладно, теснимся. Третья группа – «азики». Ничего не просят, говорят на своем языке, лезут чуть ли не по головам, втискиваются в автобус.

20/11/2001

Сигнал, гудок! Стук колес!
Полным ходом идет паровоз...

Поехали. Однако глядите: в автобус каким-то неведомым способом сумел затесаться игрушечник, китаец «Володя», «фирма» у него на «Хочузан-пифа» – рынке таком. Извечный конкурент другого игрушечника – «Мити», явился прямо в аэропорт и с ходу принялся охмурять челноков-игрушечников:

- Я – ассортимент много, Митя – мало! Я всегда копейка меньше! Митя – товар юань, я – копейка меньше! Митя – копейка меньше, я – две копейка меньше! Митя – товар копейка, я – товар бесплатно! Митя – товар бесплатно, я – свой копейка кроме товар даю! Я – всегда дешевле!

Интересно, будет ли толк от его болтовни?

За окном мелькают сложенные из необожженного кирпича постройки, заборы, многочисленные красного, но сильно выцветшего кумача транспаранты с лозунгами на китайском, а частично на уйгурском языке. Въезжаем непосредственно в город. Заборы и транспаранты меняются: город активно строится, каждая стройка ограждена своим забором, и кумач транспарантов посвежее. Определить же содержание лозунгов затрудняюсь – не китаевед, по-китайски не понимаю.

Я года три (четыре?) уже челночил в этом городе, приезжал сюда раз пятнадцать, знал местные нравы, кое-какие ходы-выходы. И, приезжая вновь и вновь, не переставал удивляться той метаморфозе, что практически на моих глазах происходила со столицей Синьцзяна. На месте старых трущобных районов, смахивающих на гигантское скопление не то курятников, не то убогих и грязных крошечных хижин, где друг у друга на головах ютились скопища людей в одинаковых как по покрою (военного образца), так и по степени изодранности кителях и брюках, выросли 22-28-этажные небоскребы и пролегли широкие улицы и проспекты.

Еще в начале девяностых годов, говорили ребята, в миллионном городе было лишь три-четыре крупных универмага. Лучший из них – «Дружба» – сравним по размерам с российским столичным универмагом «Москва». Сейчас в городе ежегодно открывались два-три новых универмага, каждый из которых больше «Дружбы» и «Москвы», вместе взятых. Строились рестораны, гостиницы, мосты, дороги, жилые дома. Строилось все, что можно строить. Работа кипела и днем и ночью, благо рабочей силы – съезжавшихся со всего Китая в Синьцзян китайцев – был переизбыток, а голова у китайского начальства, видно, варит неплохо.

Но сколько ни пытался я рассуждать о таинственных изгибах китайской коммунистической идеологии, наложенной на восточный колорит, а все же нет, никак не выходило, что китайский начальник китайскому рабочему друг, товарищ и брат. Я видел, много раз видел, как вкалывают китайские работяги, и знаю почему.

Однажды прошлым летом наблюдали мы с Игорем Ивановичем, как на соседней с гостиницей стройке китайская девушка с самого утра, часов с восьми, кидает лопатой на большое сито песок, просеивает для последующего изготовления бетона. Она размеренно кидала полновесные лопаты песка при тридцатиградусной жаре на самом солнцепеке, и я спросил Игоря:

- Слушай, как она еще не рухнула, когда же перекур?

- Перекура не будет. Хочешь, спорим на десять юшек, что отпашет всю смену без всякого отдыха, только пообедает тридцать минут?

- Замазали.

Я проиграл. Перекуров не было. В 16.00 на смену первой девушке с лопатой пришла вторая – и процесс продолжился. За ночь куча песка еще уменьшилась – была и третья смена.

В России от такой работы или помер бы, или отказался самый здоровый мужик. В Китае мужики с виду куда менее здоровые, но вшестером таскают на 10-й этаж строящегося дома стальную балку размером с железнодорожный рельс, а также кирпич, раствор и все, что нужно, в необходимых количествах. И все пешком, хотя электроподъемник-то есть и вполне исправен, но электроэнергию надо экономить, она нужна стране и городу для других, более важных целей.

Например, для электросварки на той же стройке. Бывает, выйдешь жаркой, душной ночью из гостиницы, смотришь – в черном южном небе по горизонту над всем городом вспыхивают белые змейки и огоньки. То на строящихся высотных зданиях ведутся не прекращающиеся ни на минуту сварочные работы. А вокруг каждой стройки и днем и ночью околачиваются те, кто и такой работы не имеет. Ждут, надеются. Может, ненароком убьет кого, место освободится. Может, кто, изнемогая, начнет халтурить – такого выгонят в два счета, опять-таки будет рабочее место. Голод – не тетка, за воротами урумчинских строек и предприятий стоят приезжие китайцы, согласные на любую работу.

Не знаю, стоит ли так уродоваться, переносить такие лишения, чтобы в пять-шесть лет поднимать посреди пустыни большие современные города? Не мне судить. Может, если не уродовались бы в работе, то передохли бы с голоду.

А сейчас город с первого момента производит впечатление бурной деловой активности. Все что-то везут, разгружают, тащат, продают и увозят обратно. Практически все первые этажи жилых зданий заняты под бесконечные мастерские, столовые, магазинчики, забитые горшками, кастрюлями, урюком, мотоциклами и всем, чем угодно. Тут же и телефонные будки, каждую из которых по причине определенной ценности охраняет специальная бабка, которой все равно нечего делать. Я не видел, чтобы на улице валялась оторванная подметка или ржавый гвоздь. Все идет в дело.

За последние годы рваные синие френчи военного образца почти исчезли с улиц – публика одета вполне прилично. В магазинах есть все, что душе угодно. С этим – как у нас. Плати только денежки. Зарплата среднего служащего и более или менее квалифицированного рабочего – например, сварщика – 400-500 юаней в месяц. Это около 50-60 долларов. Цены существенно ниже, чем в России, по крайней мере в Москве.

Спроси любого челнока – отчего это у них такой подъем: все растет и развивается, а у нас, наоборот, все чахнет? «Да как же, – скажет, – а баксы-то наши где оседают? Здесь! Вот они и поднимаются!»

Вероятно, в этом есть доля истины, но, несомненно, главная причина – в общем подъеме китайской экономики и целенаправленном вложении правительством крупных денежных средств в СУАР – наиболее отсталый в промышленном отношении район Китая. Вероятно, не последнюю роль играет и стремление поднять жизненный уровень коренного населения Синьцзяна.

Продолжение следует.

Алексей АВТОКРАТОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)