Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №23 (76)

ПРОСТО ЖИЗНЬ


Рабы третьего рейха: документы и судьбы – 3

Проблема денежных компенсаций жертвам нацистского режима, использовавшимся в третьем рейхе на принудительных работах, вот уже несколько нет занимает в Германии первые полосы газет. Не все молодые немцы отчетливо представляют, о чем идет речь, и почему, собственно, их нынешнему поколению через 50 с лишним лет после войны нужно за что-то платить. Но наши читатели, по предыдущим публикациям знакомые с деятельностью любекского историка Кристиана Ратмера и его коллег, понимают, почему этот вопрос возник.

20/6/2001

(Окончание. Начало см. в «Загранице» №21, 22)

Часть четвертая: ЦЕНА РАБСТВА В МАРКАХ

Не будем заблуждаться: молодость, здоровье, а зачастую и саму жизнь угнанных когда-то в Германию на принудительные работы уже никогда не вернуть. Трагедию целого поколения невозможно оценить в долларах, марках или какой-то другой валюте. Трагедия миллионов не имеет стоимости. Поэтому денежные компенсации любого размера – это всего лишь официальное признание вины и лишь символическое искупление ее малой доли перед оставшимися в живых.

Вопрос о денежных компенсациях жертвам нацистского режима, проживающим за пределами Германии, возник сразу после окончания войны, однако по многим причинам эта проблема до сих пор не решена окончательно. Правда, за последние несколько месяцев она приобрела особенную остроту в самой Германии и в США. Инициатива исходит из-за океана, где живет немало лиц, преследовавшихся при нацизме. Собственно, гром грянул, когда «Deutsche Bank» вознамерился стать крупнейшим в мире и заявил, что претендует на слияние с одной из крупнейших финансовых компаний США «Bankers Trust».

Американская общественность тут же вспомнила о неблаговидной роли немецких финансистов в незаконном использовании капитала евреев, поэтому приобретение немцами акций «Bankers Trust» было жестко увязано с вопросом о компенсациях жертвам нацизма. В сегодняшних спорах об этом уже оставлены позади эмоциональные категории: стороны вышли на уровень делового обсуждения общего объема компенсаций и отчаянно торгуются. Правда, естественно, на стороне пострадавших, но кому же охота расставаться с деньгами? Тем более что речь идет уже о суммах с девятью нулями – адвокаты жертв нацизма отклонили как недостойно малую сумму предложенные немецкой стороной шесть миллиардов марок.

Следует отметить, что и сами жертвы нацизма находятся в неравной ситуации в зависимости от страны проживания. Если для граждан США речь действительно идет лишь о возмещении ущерба, то для многих жителей Украины, России и Белоруссии выплата немецких денег ценна вдвойне, поскольку связана с надеждой на выживание – в прямом смысле этого слова. Тем более что жители бывшего Советского Союза (в отличие от своих заокеанских товарищей по несчастью) плохо подготовлены к бюрократической борьбе за те деньги, на которые они в принципе имеют право. «Наши» не знают, куда обращаться по поводу компенсаций, за ними не стоят знающие свое дело адвокаты, за услуги которых они просто не в состоянии заплатить. К сожалению, в этой ситуации находятся и многие из тех, о чьих судьбах вы узнали из предыдущих публикаций.

Я попросил уже знакомого нашим читателям Кристиана Ратмера рассказать об истории вопроса о компенсациях и прокомментировать сложившуюся ситуацию. По его словам, в годы второй мировой войны в Германии практически не было населенных пунктов, промышленных предприятий или ферм, где не использовался бы принудительный труд работников из оккупированных стран Европы. По некоторым оценкам, их общее количество превышало 10 миллионов, из которых сегодня в живых осталось не более 1,6 миллиона.

В Германии существует так называемый «Федеральный закон о компенсациях», предусматривающий различные денежные выплаты для лиц, преследовавшихся во времена нацизма. Однако этот закон, по мнению г-на Ратмера, во многом проникнут духом холодной войны, поскольку был рассчитан либо на граждан самой Германии, либо на жителей стран Западной Европы. Согласно этому закону угнанные из стран Восточной Европы не имели шансов на получение какой-либо компенсации.

Эксперт в области принудительных работ профессор Ульрих Херберт из Фрайбурга резюмирует: «В целом ФРГ имела в своем распоряжении до 120 миллиардов марок для выплаты компенсаций. Больше 90 процентов этой суммы было потрачено на немцев. Однако 90 процентов всех преследовавшихся при нацизме лиц не были немцами».

Кристиан Ратмер подчеркивает, что принудительные работы до сегодняшнего дня официально не признаны в Германии типичным для нацизма беззаконием. Согласно общепринятому законодательству жертвы принудительных работ должны предъявлять свои претензии непосредственно ФРГ как правовой наследнице третьего рейха или конкретным фирмам, использовавшим их труд. Ранее эти претензии отклонялись судами с обоснованием, что требования о компенсациях относятся к вопросу о репарациях, а на этом правовом уровне речь идет о взаимоотношениях государств, а не отдельных граждан. Таким образом, индивидуальные претензии не являлись легитимными и поэтому не рассматривались.

Тем не менее, в конце 50-х годов в рамках компенсационного договора ФРГ выплатила около 1 миллиарда марок жителям стран Западной Европы. А в последние десять лет вслед за Берлинской стеной стали рушиться правовые барьеры и на пути претензий с востока, так как политическая ситуация в отношении к странам Восточной Европы кардинально изменилась. ФРГ больше не могла игнорировать свою историческую ответственность в вопросе о жертвах принудительных работ. В 1991 году Германия выделила для созданных с этой целью фондов 1,5 миллиарда марок на гуманитарную помощь в восточноевропейских странах. Что в пересчете на число оставшихся в живых составило 600 марок ФРГ на человека. Кристиан Ратмер особо подчеркивает, что это скорее гуманитарная помощь, чем реальная компенсация.

Выплата этой суммы была связана с необходимостью чем-то доказать свое пребывание в нацистской Германии. Неточности и ошибки в переводе имен и фамилий приводили к тому, что многие жертвы принудительных работ денег так и не получили. Показателен пример Елены Константиновны Могильной из украинского города Белая Церковь, которая два года назад по приглашению местных историков побывала в Любеке и даже была внесена в Книгу почетных гостей города. Более чем через 50 лет она без ошибок водила своих сопровождающих по тем местам, где когда-то жила и работала. Елена Константиновна сохранила фотографию со своего аусвайса, на которой можно прочитать часть лагерного штампа. Однако в документах были неверно указаны ее имя и год рождения, и этого оказалось достаточно, чтобы лишить женщину компенсации.

Правовая ситуация изменилась в пользу жертв принудительных работ после решения Федерального конституционного суда Германии в мае 1996 года. Суд впервые признал, что индивидуальные претензии к немецкому государству и фирмам могут иметь право на существование. Вскоре были удовлетворены и первые иски. Из США и других стран посыпались юридически грамотно составленные претензии к немецким и австрийским фирмам, которые в годы войны активно использовали принудительные работы.

Некоторые предприятия и фирмы предпочли не доводить дело до суда. Гамбургская электростанция HEW, например, внесла солидную сумму в фонд польских жертв нацизма для выплаты тем, кто работал на предприятии. Фирма «Diehl» из Нюрнберга выплачивала компенсации персонально каждому заявителю. Концерны «Volkswagen» и «Siemens» объявили в сентябре 1998 года об учреждении фонда в 20 миллионов марок специально для выплаты компенсаций бывшим работникам. Но сразу выяснилось, что мало кто представляет себе истинные масштабы использования принудительных работ, по сравнению с которыми миллионы марок оказались не более чем каплей в море.

Вопрос о компенсациях жертвам принудительных работ может поставить себе в заслугу когда-то оппозиционная коалиция «Bьndnis 90», «зеленых» и SPD, еще лет десять назад предпринимавшая попытки найти его политическое решение. Уже тогда предлагалось создать на законодательной основе совместный федеральный фонд государства и промышленности для выплаты компенсаций. Сегодня он практически стал реальностью, хотя дело продвигается во многом лишь благодаря давлению на немецкие предприятия со стороны американцев.

В начале прошлого года 16 ведущих концернов Германии основали компенсационный фонд «Память, ответственность и будущее». Хотя «Volkswagen AG» без разговоров платит каждому своему бывшему работнику по 10 тысяч марок, далеко не все готовы выплачивать компенсации в таком объеме. Кроме того, предприятий, которые активно использовали принудительные работы, было далеко не шестнадцать. И как быть с рабочими тех фирм, которые больше не существуют, а также с людьми, работавшими у хозяев-частников? Слишком многие вопросы по-прежнему остаются без ответа.

По некоторым подсчетам, для более-менее достойных выплат нужно порядка 16 миллиардов марок. Руководители промышленности ФРГ утверждают, что предприятиям эта сумма не по силам, и взывают к правительству. Историк Вольфганг Моммзен привносит в дискуссию понятие «национального долга чести»: «В конце концов, наживалась на использовании цвангсарбайтеров не только промышленность, но и вся нация... Поэтому в этом жесте искупления вины должны были бы участвовать все немцы». Ожесточенным спорам нет конца.

– Я надеялся, что компенсации начнут выплачивать 1 сентября 1999 года, в день 60-летия начала второй мировой войны, – говорит Кристиан Ратмер. – К сожалению, все идет не так быстро, как ожидалось. Промышленники встречаются, что-то обсуждают, однако реальных итогов это пока не приносит. Торгуясь с правительством и адвокатами пострадавшей стороны по поводу суммы компенсаций, руководство фирм одновременно вырабатывает для себя правовые гарантии для защиты от последующих претензий. Я считаю, что правительство вместе с промышленниками должны быстрее разрешить эту проблему. Ведь люди, претендующие на компенсации, уходят из жизни, с каждым месяцем их остается все меньше.

Я задал г-ну Ратмеру вопрос, который интересует многих наших читателей: куда должны обращаться бывшие остарбайтеры, какие шаги предпринимать для получения компенсаций? По его словам, если они живут на Украине, в России или в Белоруссии, то должны, прежде всего, обращаться в местные социальные организации. Где-то в архивах должны остаться следы пребывания людей на принудительных работах в Германии, ведь после возвращения домой большинство проходили фильтрационные лагеря, так что какие-то документы должны были сохраниться.

Если претенденты на компенсацию живут в Германии, то следует обращаться непосредственно к бывшим фирмам-работодателям (если эти предприятия еще существуют), либо к властям того города или населенного пункта, где работал человек, запросить архивы. Начать поиски можно с обращения в местный «орднунгсамт». Не исключено также, что принесет какой-то результат обращение в пенсионные службы или больничные кассы.

Ведь и при нацистах порядок был таков, что из жалких грошей, которые людям выписывали, отчислялись взносы в больничные кассы и пенсионные фонды. В архивах этих учреждений тоже могли остаться следы пребывания человека в Германии. Полной гарантии никто не даст, но можно попробовать обратиться в земельное или федеральное ведомство по страхованию (Landes – oder Bundesversicherungsanstalt). Конечно, лучше поисками заниматься не самому, а поручить их компетентным людям или фирмам, но тогда это будет связано с денежными затратами.

В заключение нашей беседы я задал г-ну Ратмеру несколько личных вопросов. Оказалось, что он изучал историю в университете Мюнстера, окончил его шесть лет назад. И хотя он знал, что на третий рейх работали военнопленные и заключенные концлагерей, однако не подозревал, что к принудительным работам было привлечено такое огромное количество гражданских лиц со всей Европы.

– Надо сказать, что большинство немцев не понимали разницы между попавшими в плен военнослужащими и угнанными в Германию гражданскими лицами, – поясняет Кристиан. – На Украине я пока не был, но зато бывал в Дании, Польше, Голландии, Бельгии, Франции и никогда не думал, что так много граждан этих стран использовались немцами в качестве рабов. Когда я стал спрашивать об этом у своих знакомых в странах Западной Европы, то они отвечали: «Конечно, а ты разве этого не знал?». Да, я, профессиональный историк, действительно не знал об этом. И очень многие молодые немцы не знают этого до сих пор.

– Работа над экспозицией о судьбах угнанных в Германию многое дала мне в духовном отношении, – сказал в заключение г-н Ратмер. – Я был поражен тем, насколько открыты и дружественны по отношению к нам оказались люди, с которыми мы работали. Ни один из них не предъявил нам претензий за то, что с ними произошло, никто не пытался огульно обвинить всю немецкую нацию в преступлениях нацистского режима. Честно говоря, я этого не ожидал. И дело тут совсем не в компенсациях, ведь мы в этом смысле никому ничего не обещали. Многие люди радовались уже тому, что о них вообще кто-то вспомнил. Мне показалось, что моральная поддержка для них была важнее денег. То, что произошло с ними, произошло по вине немцев. Мы представляем другое поколение немецкого народа, но считаем свою сегодняшнюю работу частью той моральной компенсации, на которую вправе рассчитывать люди, насильно угнанные сюда, в Германию, и потерявшие здесь свою молодость и здоровье.

Сергей ПРОКОШЕНКО.
Любек, Германия.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)