Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №07 (669) Австралия

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ


ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ

В Австралию ежегодно приезжают тысячи иностранцев, в том числе студентов и молодых профессионалов, ищущих здесь новые возможности для самореализации и развития. И многим из них теперь гораздо быстрее удается получить разрешение на работу и вид на жительство. Каким образом?

15/2/2016

Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

Чтобы понять, что изменилось за последнее время в традиционно жесткой иммиграционной политике австралийских властей, корреспондент BBC Capital решила лично расспросить нескольких недавно обосновавшихся в Австралии молодых людей об их опыте урегулирования визовых формальностей и о том, какие их профессиональные навыки оказались здесь наиболее востребованными.

Британка Сюзи Мэгги Торн три месяца прожила в Австралии, работая волонтером на ферме Манго Плейс, что в нескольких милях от города Брума, в засушливой западной части континента. Трудилась по шесть часов в день – на самой ферме и в устроенном при ней ресторанчике. В основном ухаживала за курами и за тропическими растениями (при комфортной температуре в +28 градусов), иногда помогала делать манговое вино. Сбором урожая и разной хозяйственной работой в Манго Плейс с нею вместе занималось еще девять волонтеров – из Азии, Европы и Северной Америки.

В Австралию Сюзи приехала из Уэльса; она – одна из десятков тысяч иноземцев, которые ежегодно устремляются на этот совершенно особый континент с намерением устроить свою жизнь по-новому. «Мне было тут очень здорово; ощущение такое, будто в большой семье живешь, – вспоминает она свое житье-бытье в Манго Плейс. – У нас случались восхитительные совместные трапезы; хозяева фермы устраивали нам коллективные походы в кино, шашлыки на пляже... Никогда не забуду эти 88 дней».

То, что Сюзи до сих помнит точное число дней, проведенных ею на ферме, вовсе не удивительно. Ей было тогда 23 года, и она только что подала документы на продление своей годовой туристической визы с правом трудоустройства. Такая виза открывается соискателям не старше 30 лет, являющимся гражданами 19 определенных специальным списком стран. А для ее продления необходимо три месяца (т.е. 88 дней) провести в Австралии, занимаясь физическим трудом (выбор занятий довольно широк – от сбора фруктов до работы на шахте).

Теперь, год спустя, у юной валлийки имеются уже четырехлетняя виза и место копирайтера (с занятостью на полный рабочий день) в телефонной компании Telstra. Девушка говорит, что в сентябре 2017 года она сможет ходатайствовать о разрешении на постоянное жительство, и вполне возможно, что Telstra, выступившая как работодатель гарантом при получении ею нынешнего статуса, поддержит ее и в будущем.

Подобно Сюзи, десятки тысяч иностранцев надеются получить в Австралии работу и вид на жительство. В конце 2014 года примерно 161 тыс. приезжих находилась в стране по туристической визе с правом трудоустройства, а еще 90 с лишним тысяч человек имело рабочую визу для высококвалифицированных кадров, такую же, как сейчас у Сюзи. И с тех пор количество виз, выдаваемых студентам и молодым профессионалам, демонстрирует тенденцию к росту.

В конце 2014 года в Австралии насчитывалось 303 тыс. иностранцев со студенческой визой (более трети из Китая и Индии). По данным австралийского министерства иммиграции и пограничной охраны, эта цифра на 45 с лишним тысяч превышает показатель 2013 года. А в 2015 году было предоставлено 190 тыс. видов на жительство, включая 128550 для высококвалифицированных специалистов.

В своем недавнем докладе министерство иммиграции сообщило, что 227 тыс. туристических виз с правом трудоустройства было выдано в период с декабря 2014 года по июнь 2015 года. По этому типу виз сейчас наблюдается – в разрез с общей тенденцией – понижение на 5% по сравнению с прошлогодним показателем. Откат можно объяснить рядом факторов, среди которых то, что у биржевиков называется коррекцией (в данном случае она проявилась в небольшом компенсаторном падении после длительного роста), а также изменение экономической ситуации в самой Австралии и в странах, которые она считает своими партнерами.

Вопреки газетным заголовкам, которые создают впечатление, будто Австралия занимает крайне жесткую позицию по отношению ко всем иммигрантам и беженцам, в своей нынешней иммиграционной политике страна эта нередко проявляет радушие. И количество принимаемых от соискателей виз заявок на душу населения у нее сейчас примерно такое же, как у Канады и Новой Зеландии, утверждает Тим Харкорт, научный сотрудник бизнес-школы при австралийском Университете Нового Южного Уэльса.

«Без иммигрантов Австралии как страны не существовало бы, – говорит Харкорт. – У нас две трети предпринимателей – приезжие. В каких-то областях политика стала жестче, а в других – как, например, в случае со студенческими визами – наоборот, проще».

«Приезжие, которые нанимаются в Австралии на краткосрочные сезонные работы, играют важную роль в поддержке многих нуждающихся в трудовых ресурсах отраслей, прежде всего сельскохозяйственной», – отметил представитель министерства иммиграции. Те же, у кого есть профессиональное образование, имеют возможность подать на рабочую визу для высококвалифицированного специалиста. Но чтобы ее получить, придется доказывать свою компетентность в одной из нескольких сотен специальностей, перечисленных в государственном реестре в качестве приоритетных (занятия в списке можно встретить самые разные – от управляющего рестораном до мебельщика, тренера по теннису и врача-нейрохирурга). Если соискатель не может доказать свои профессиональные навыки (из числа востребованных), визу ему не дадут.

Однако, как считает Харкорт, отказывать в праве на работу людям только потому, что они не овладели установленным государством набором компетенций, – несправедливо. Особенно учитывая историю австралийского предпринимательства, поставленного на ноги силами иммигрантов, которые первое время после приезда даже и по-английски говорили то далеко не все.

Те, у кого нет права на рабоче-туристическую визу и кто не обладает профессиональными навыками в областях, представляющих первоочередной интерес для австралийского государства (медицина, технические специальности, фермерство, информационные технологии), зачастую приезжают по визе студенческой. Власти Австралии ожидают, что в течение ближайших трех лет количество иностранных студентов в стране увеличится примерно на 40%.

В 2010 году Кирли Феррейра, выросшая во Флорианополисе, в Бразилии, перебралась в австралийский Сидней. Ей было тогда 25 лет, и по студенческой визе она приехала изучать английский язык. Но уже тогда у нее были и более серьезные виды на Австралию – она намеревалась открыть здесь со временем салон-парикмахерскую. «С 16 лет я планировала начать свое дело где-нибудь за границей и выучить иностранный язык», – рассказывает Кирли. Оказавшись в Австралии, она сперва окончила курсы английского, а затем поступила на курсы парикмахерского дела и управления салоном-парикмахерской.

Обладателям австралийской студенческой визы наниматься на оплачиваемую работу не воспрещается, так что, учась, Кирли параллельно зарабатывала деньги, делая стрижки на дому, а также в салонах, где сторонним парикмахерам сдаются места для практики. Часть своего заработка она откладывала, а когда пришла пора, использовала эти накопления и спонсорскую помощь при открытии своего предприятия.

Через местное правительство Кирли подала заявку на две субсидии – для того, чтобы ее предприятие признали официально и чтобы у нее, как у управляющей, была необходимая материальная база. Каждая субсидия составила 15 тыс. австралийских долларов (или 10,8 тыс. долларов США). И вот, два с половиной года спустя, Кирли обзавелась наконец собственной парикмахерской в сиднейском районе Бонди-Бич, вложив в дело более 30 тыс. австралийских долларов (21,6 тыс. долларов США).

В начале ноября она получила вид на жительство, который, как она говорит, даст ей возможность свободно экспериментировать со своим бизнесом, не боясь потерять визу. «Теперь, когда у меня есть вид на жительство, чувствую, будто тяжелый груз у меня с плеч свалился», – говорит Кирли.

Многие уезжают в Австралию ради ее нездешних (в буквальном смысле) пейзажей и культуры пляжной жизни; такие люди обычно никаких планов заранее не строят, а решают все спонтанно, на ходу.

Тридцатидвухлетний Байрон Мэйсон из американского штата Мичиган впервые приехал в Мельбурн в 2012 году по визе «работа + туризм», которая выдается гражданам 13 стран из дополнительного списка, включающего США. Такая виза почти во всем соответствует рабоче-туристической визе – с тем лишь отличием, что обладатели первого типа при продлении не имеют права работать в сельской местности.

Приняв решение, Мэйсон заполнил анкету для посольства, заплатил 320 долларов, и спустя 12 часов у него был уже билет на «край света». Американец прожил тогда в Австралии год, путешествуя по стране на автокэмпере (своему дому на колесах он даже дал имя – Бетти) и зарабатывая поденщиной. Как-то раз он подвязался в качестве рабочего на ананасовой плантации в штате Квинсленд. «Было жарко, а мы подолгу вкалывали в кожаных ковбойских штанах и с носками, надетыми на руки, чтобы защитить себя от колючих стеблей и листьев», – вспоминает он.

По прошествии года Мэйсон вернулся домой в США, но его впечатления об Австралии оказались настолько сильными, что спустя три года они сподвигли его вернуться, уже по студенческой визе. С тех пор он успел потрудиться на нескольких работах и попробовал получить визовую поддержку у одного малого предприятия общепита, но безуспешно. В конце концов, решил обратиться к юристу по вопросам иммиграции за помощью в получении ПМЖ (ставка за такую услугу составляет 3,5 тыс. австралийских долларов – 2,5 тыс. долларов США) вместе со своей бывшей девушкой, у которой имеются профессиональные навыки из числа перечисленных в госреестре как приоритетные.

Если вы состоите в серьезных отношениях (имеется в виду брак или сожительство) с человеком, который может претендовать в Австралии на рабочую визу для высококвалифицированных кадров, то, доказав свою связь, вы получите так называемую партнерскую визу, выдаваемую на тех же условиях. «В конце концов обретенные возможности перевесили затраты на юриста, – говорит Мэйсон. – Наше ходатайство было удовлетворено, и теперь я могу жить и работать в Австралии неограниченное время, с перспективой получить гражданство».

Мэйсон только что переехал в Байрон Бэй, город на северном побережье штата Новый Южный Уэльс, где планирует открыть свой маленький бизнес, который позволил бы ему реализовать свой творческий потенциал. Он убежден, что для осуществления его мечты нет на Земле места лучше, чем Австралия.

Серена РЕННЕР.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)