Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №04 (57)

СОБЫТИЯ


ДАВОС: ГЛОБАЛЬНАЯ ДЕРЕВНЯ

Главный лесник кантона Граубюнден Джиан Капрец давно уже перевел свое имя на язык международного общения. Представляясь, он сразу же называет себя Джоном, чтобы избежать продолжительных объяснений по поводу ретороманского происхождения, а заодно и разговоров о том, кто такие эти ретороманцы. Джон – он и в Швейцарии Джон.

15/2/2001

– Раз уж политическая и деловая элита со всего света готова забираться на высоту в полторы тысячи метров и платить за это едва не самые высокие цены в мире, то раз в год можно и потерпеть, – посмеивается Джон. – Для них Давос – это родина ВЭФ, не все даже знают, что это Швейцария. Не все даже понимают, что здесь делают лучшие в мире санки, которые так и называются – «Давос».

На самом деле Давос – это родина и Швейцарии тоже. Во всяком случае, население здесь самое древнее в Конфедерации – предки местных жителей скрывались в этих горах еще от римлян. Но даже не это главное. Если верить моему собеседнику, в этом обделенном природой высокогорье изобрели почти все, на чем в разные века держалась экономика альпийской республики, «пожалуй, кроме сыра и банков». «Все» – это, во-первых, наемничество, за счет которого не одно столетие выживали швейцарские крестьяне в свободные от сельхозработ времена. Во-вторых, производство сладостей – в XVIII веке с ними здешние жители доезжали аж до Санкт-Петербурга. Когда же конфеты научились делать другие, а на наемников упал спрос повсюду, за исключением Ватикана, местные жители, выражаясь современным экономическим языком, приняли «глобальный экономический вызов».

– Мы пошли в обслугу, – объясняет мне Джон. – Знаешь, какой-то заезжий французский врач в позапрошлом веке открыл, что наш горный воздух – лучшее средство от туберкулеза, и издал про это трактат. К нам тогда поехали со всего света – самое время, потому что край вымирал...

Эти слова – не преувеличение. По решению крестьянских общин, на земле оставался только старший сын, а все прочие уезжали на заработки, чаще всего в Америку. На дорогу им выдавали символический франк.

– Курорты дали нам шанс, – рассказывает лесник. – Смирив гордость, наши прадеды научились чистить ботинки туристам, уступать им лучшие комнаты в домах, пока горы не обросли отелями и санаториями. Но самое главное, они поняли, что экономика – это когда ты умеешь начать все сначала.

Начинать сначала пришлось еще много раз. Когда оздоровительными курортами обросли склоны Альп и прочих европейских гор, в Давосе придумали курорты для зимних видов спорта («юные лыжницы спускались с гор» здесь задолго до Второй мировой, а совсем не тогда, когда посмотрели в окно Штирлиц с Мюллером). Конкуренты опять догнали? Что ж, в Давосе снова перепрофилировались – после войны пустующие санатории стали в межсезонье сдавать под симпозиумы. Первыми, говорят, здесь стали собираться врачи...

КАПИТАЛИСТЫ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Если мысль о том, чтобы превратить захолустную деревню в курорт, пришла в голову французу, то сделать из курорта пуп земли, где раз в год сильные мира сего могут рассуждать о том, как им обустроить планету, додумался немец. Уроженец Равенсбрюка, профессор экономики Женевского университета Клаус Шваб задумал этот проект ровно тридцать лет назад. Как гласит «официальная версия», в 1970 году он предложил членам европейских правительств собраться для обсуждения «в неформальной обстановке» экономической стратегии для континента и перспектив интеграции в мировой рынок. Откликнулись весьма представительные персоны. Правда, о Давосе тогда еще речи не было.

В 1971-м возникла некоммерческая ассоциация под названием «Европейский форум менеджмента», которая буквально за пару лет приобрела всемирный размах. Форумы поначалу проводились в разных странах, но их формат был сразу угадан удивительно верно – г-н Шваб стремился собрать в одном месте генералов бизнеса, национальных политиков и международную бюрократию из ООН, МВФ, Всемирного банка. В 1976-м форум стал постоянно действующей организацией. А к началу 80-х возникла идея проводить заседания подальше от нескромных глаз.

Выбор пал на Давос, где в 1982-м прошла первая встреча. Центральными вопросами были обсуждение хода реформ в Китае, а также отмена торговых ограничений во всемирном масштабе и создание Всемирной торговой организации (ВТО). Тогда на последнюю тему обратили внимание лишь посвященные. Однако пройдет 28 лет, и на сессии могущественной ВТО в американском Сиэтле тысячи демонстрантов устроят беспрецедентные беспорядки. Протест будет направлен против намерений подчинить нормам рыночной торговли и конкуренции особо чувствительные области человеческой жизни – науку, культуру, здравоохранение, образование и т.п. Давосский форум как родоначальник безбрежного либерализма тогда будет помянут не раз. А неутомимый борец с унифицированной едой и «коровьим бешенством» французский фермер Жозе Бове назовет его даже «капиталистическим политбюро».

«Политбюро» или нет, но темы и события, становившиеся в Давосе «гвоздем программы», не раз угадывали (а то и меняли) ход исторических событий. Вот далеко не полный их перечень. 1987 год: форум меняет название и становится Всемирным экономическим форумом. Главная тема – конец холодной войны и начало экономического освоения Восточной Европы. В Давосе министр иностранных дел ФРГ Геншер произносит знаменитую речь, призывая Запад сотрудничать с горбачевским СССР. 1988-й: Греция и Турция договариваются об урегулировании кипрской проблемы. 1989-й: первая встреча на уровне министров представителей двух Корей. 1990-й: ускорение объединения двух Германий, встреча канцлера Коля с премьер-министром ГДР Модровым. В тот же год в штаб-квартире фонда в Женеве собираются влиятельные представители противостоящих сторон в ЮАР. В 1992-м де Клерк и Мандела встречаются в Давосе. 1994-й: Арафат встречается с Пересом, обсуждается создание «ближневосточного общего рынка». 1996-й: почти все лидеры стран, возникших после распада СФРЮ, приезжают в Давос обсуждать экономические перспективы, которые открывает на Балканах Дейтонское мирное соглашение по Боснии от 1995 года.

Это, впрочем, перечень лишь самых громких тем – многое оставалось за кадром. За четверть века форум превратился в постоянно действующую организацию – он учреждает премии, проводит симпозиумы и мозговые штурмы, отслеживает политическую, экономическую, научно-техническую конъюнктуру. Однако цель самого элитарного мирового клуба остается прежней: обеспечить своим членам постоянное общение с политиками первой величины. Членство в клубе – удовольствие недешевое: компания (или банк) могут вступить в ВЭФ, если их годовой оборот составляют не менее 1 миллиард долларов; членский взнос составляет 12,5 тысяч долларов (15 тысяч для банков); «входной билет» на Давос (точнее, на ежегодную встречу ВЭФ) – еще несколько тысяч. Важная деталь: при этом политики и журналисты приглашаются за счет организаторов. В этом году, например, по данным вице-директора ВЭФ Клода Смаджа, для участия в 350 заседаниях с 25 по 30 января предполагается пригласить 2.300 человек, в том числе 600 журналистов. Бюджет Давоса-2001 составит свыше 12 миллионов швейцарских франков (без учета зарплат).

Столь жесткая селекция и благосклонность организаторов к разнообразного рода VIP (не первый год ходит слух, будто от размеров взноса участников зависит и время, на которое они допускаются к микрофонам) не может не накладывать отпечаток на сами дискуссии. Над темами заседаний работают весь год, стараясь создать одновременно «продвинутую» и доверительную атмосферу: они варьируются в диапазоне от «Есть ли будущее у денег?» до, к примеру, «Какие семейные проблемы возникают у преуспевших в бизнесе супругов?». Впрочем, сколько бы журналистов ни приехало на форум, они все равно узнают лишь то, что им захотят сказать. Сколь бы доступными ни казались высокопоставленные делегаты, прогуливающиеся по главной давосской улице, самые важные встречи проходят за закрытыми дверями. Даже во время публичных дискуссий трудно избавиться от впечатления, что одни «приниматели решений» общаются с другими через головы зала.

Строго говоря, в этом и состоит сила Давоса. Только здесь возможно завязать бесценные – для тех, кто понимает, конечно, – контакты и прощупать пульс мира. Если правы те, кто утверждает, что термин «глобализация» (им обозначают стремительное сближение экономик и обществ после падения Берлинской стены, начала эры Интернета и свободы перемещения финансовых потоков через границы) родился в 1989-м, то окончательно он вошел в политический лексикон в 1993 году в Давосе. Именно тогда главным героем встречи стал, по сути, капитализм без национальных границ: с «глобальными» рынками, СМИ, экономическим прогрессом. «Это в ООН высказывают национальные точки зрения, а у нас здесь давно царит глобальная мысль», – проговорился тогда Клаус Шваб. В самом деле, благодаря технологическому и политическому прогрессу мир и его экономика стремительно превращались в единое целое – в «глобальную деревню», по выражению американца МакЛюэна.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ НЕДОВОЛЬНЫХ

Давос понял, что раз в году он становится этой самой глобальной деревней, причем без всяких кавычек, и занялся строительством глобализма в мировом масштабе. Азиатско-российский кризис 1997-1998 годов, зарождение новой (электронной) экономики, основанный на ней беспрецедентный экономический рост в США, бум биотехнологий и генной инженерии, ВТО и необходимость создать новые нормы, которых должны придерживаться глобальные игроки, – все эти темы были и остаются главными для его организаторов и участников. В прошлом январе, однако, произошел сбой: сразу после беспорядков в Сиэтле (декабрь 99-го) борцы за «глобализацию с человеческим лицом» рванули на ВЭФ-2000.

Отчаянные попытки организаторов разъяснить, что они всегда уделяли большое внимание «человеческому измерению современных процессов», мягко говоря, не увенчались успехом. Наученный горьким опытом Сиэтла, попытался подправить дело экс-президент США Билл Клинтон. Прилетев на вертолете на свой первый Давос, он озвучил целый набор «политкорректных» тезисов об «ответственной» глобализации, признал, что создание глобальной экономики («которую он в целом поддерживает») и безграничная свобода рынка могут быть болезненны (на первом этапе) для национальных производителей, а плоды новой экономики, основанные на Интернет-технологиях, не всем доступны. Однако положение спасти не удалось. «Какая Интернет-экономика, – удивилась ему вслед г-жа Уитмен, губернатор штата Нью-Джерси, – у миллиардов людей на земле вообще нет электричества...»

На улице тем временем несколько сот человек во главе с Жозе Бове, отвергнувшим официальное приглашение на ВЭФ, рвались к Конгресс-центру через полицейские кордоны. «Вы чего хотите?» – спросил у их лидера полицейский чин. «Войти вместе с друзьями, послушать и самим поговорить!» – ответил тот. После этого началась драка, во время которой больше всего досталось непривычным к потасовкам швейцарским стражам порядка. Демонстрантам, впрочем, дали разойтись, но телевизионные кадры, запечатлевшие локальное безобразие в глобальной деревне, до сих пор стоят перед глазами жителей Швейцарской Конфедерации и высоких гостей Клауса Шваба.

Не потому ли сейчас, накануне открытия Давоса-2001, так непривычно тихо в «глобальной прессе»? Не слышно громких прогнозов, да и особо громких визитов вроде бы не предвидится, хотя устроители подчеркивают, что никто из приглашенных не отказался. При этом они сдержанно информируют о том, что власти кантона не дали разрешения на проведение демонстраций во время форума, правоохранительный контингент на всякий случай усилен несколькими сотнями полицейских и резервистов, а одной из главных тем обсуждений (видимо, от греха) назначено «Поддержание экономического роста и сокращение неравенства в доступе к образованию, здравоохранению и новым технологиям». Последняя часть темы как будто списана с многочисленных сайтов борцов за гражданское общество.

«Призрак антиглобализма» вот уже год бродит по Европе – он напомнил о себе и на сессии МВФ и Всемирного банка в Праге, и на саммите ЕС в Ницце, и у штаб-квартиры Всемирной организации здравоохранения в Женеве. Сценарий все тот же – потасовки, лозунги и отчаянные попытки устроителей престижных форумов заманить внутрь, в залы заседаний, идеологов этого Интернационала недовольных, ряды которого все время растут. Кризис из-за попыток либеральных реформаторов отменить социальные завоевания в здравоохранении, паника из-за «коровьего бешенства», массовые протесты по поводу разрешения трансгенных продуктов, рост опасений по поводу присвоения фармацевтическими фирмами авторских прав на использование только что расшифрованных человеческих генов – массовый потребитель ощущает себя жертвой генералов от бизнеса, сговорившихся с политическими управленцами. Такое впечатление, что, пока Давос обустраивал «глобальную деревню» для высоких гостей, в мире возникло общественное мнение, кстати, тоже глобальное, которое считает, что обустройство прошло неправильно и без учета мнения самих жителей. Как-то даже трудно поверить: неужто подопечные Клауса Шваба могли такое проспать?

Демонстрация против ВЭФ все же намечена на субботу 27 января, но, очевидно, что главные силы антиглобалистов будут сосредоточены на поиске альтернативы. На сей раз одновременно с форумом Клауса Шваба пройдут целых три «анти-Давоса» – один в самом Давосе, другой – в Цюрихе, третий в Порту-Алегри, в Бразилии, который назван Всемирным социальным форумом и должен стать самым главным. Идея ясна: элитной глобализации надо противопоставить общественную.

Коренные жители Давоса свои перспективы с исходом этой дискуссии пока не связывают. На заре третьего тысячелетия их, если верить швейцарской прессе, очень расстраивает, что местные производители санок «Давос» прогорают. Беда в том, что эта марка, как и другая, «Гриндельвальд», того и гляди падет жертвой всевластия рынка: оказалось, что она не зарегистрирована, а представители одного из «зарождающихся рынков» (попросту говоря, саночники из Чехии) стали торговать тем же продуктом в Конфедерации по бросовым ценам. В общем, я и тех и других понимаю, поскольку лет пять назад лесник Джон Капрец дал мне по блату съехать на таких санках с какой-то давосской горки...

Дмитрий САБОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)