Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №10 (446)

СТРАНОВЕДЕНИЕ


ШВЕДСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Весной 1936 года молодой американский журналист Маркиз Чайлдз написал небольшую книжку о Швеции «Sweden. The Middle Way», которая стала мировым бестселлером. В период Великой депрессии и расцвета тоталитарных режимов в Европе Швеция демонстрировала миру возможность развития по иному, «среднему», или «третьему», пути, сочетавшему в себе эффективность рыночной экономики, социальную защищенность граждан и демократические свободы. Несмотря на то, что Швеция находится на периферии Европы, пишет «Эксперт», шведам удалось создать уникальную и до сих пор актуальную социально-экономическую модель.

2/10/2009

Забота об окружающей среде – одна из основных формул благополучия шведского общества

Так с легкого пера американского журналиста «шведская модель», как стали называть систему, построенную в Швеции уже после Второй мировой войны, стала объектом пристального внимания и даже образцом для подражания. Впрочем, эпоха постмодернизма, ниспровергнувшая все «измы» и авторитеты, сбила лоск со шведской модели. В наше время это уже не образец, а схематичное описание существующей системы, одной из многих.

Полет шмеля

Необходимо отметить, что шведская модель существует по крайней мере в двух вариантах. В узком смысле слова – это многоуровневая система коллективных договоров между профсоюзами и организацией работодателей, которая регулирует практически все аспекты трудовой деятельности, включая заработную плату работников. В более же широком смысле под шведской моделью понимают тип социального государства, где определенный уровень поддержки гарантируется всему населению. Обратная сторона медали – значительное налоговое бремя, которое составляет около 48% ВВП Швеции.

Многочисленные критики шведской модели не перестают говорить о неэффективности и даже ущербности построенной в Швеции системы. Универсальный принцип социальной защиты и высокие налоги лишают граждан стимулов к работе и ведут к росту иждивенческих настроений, что, в свою очередь, негативно сказывается на социальной мобильности населения. Раздутый общественный сектор висит тяжелой гирей на шведской экономике и мешает ее развитию. Высокие социальные отчисления и различного рода ограничения на рынке труда препятствуют созданию новых рабочих мест, особенно среди молодежи…

При таком количестве болезней приходится только удивляться, что пациент еще жив. Между тем международные сравнения показывают, что после и впрямь не самых выдающихся результатов в 1970–1990 годы Швеция в начале XXI века продемонстрировала довольно высокие темпы роста ВВП и производительности труда; по уровню же конкурентоспособности шведская экономика вышла на четвертое место в мире (The Global Competitiveness Report).

Группа исследователей из скандинавских стран и Финляндии, решивших взглянуть на проблему в североевропейском масштабе, провела аналогию между развитием экономик стран Северной Европы и нелогичным полетом толстого шмеля. Вроде бы по законам аэродинамики этот карапуз с маленькими крыльями летать не должен, но он все-таки летает.

За счет чего «летает» шведская экономика? Апологеты шведской модели могли бы привести длинный список благоприятствующих стабильному полету факторов. Это и традиционно открытая торговая политика, и хорошо защищенные права собственника, и активная политика на рынке труда, которая позволяет государству более рационально использовать деньги налогоплательщиков при проведении структурных реформ, и многое другое.

И все же, рассматривая, словно под микроскопом, отдельные элементы двигательной системы «шведского шмеля», вряд ли можно понять механизм его полета в целом. Ведь то, что принято называть моделью, на самом деле является частью шведской цивилизации, формировавшейся на протяжении многих веков.

Длинные линии

В случае со Швецией сложно удержаться от соблазна использовать концепцию французской исторической школы Анналов, которая говорит о так называемых длинных линиях в «тотальной истории», иными словами о том, что существует тесная взаимосвязь между прошлым, настоящим и будущим. Как писал один из представителей школы Анналов Жак Ле Гофф, «в истории цивилизаций, как и в человеческой жизни, детство имеет решающее значение. Оно во многом, если не во всем, предопределяет будущее».

Что же представляло собой «детство» шведской цивилизации? Оказавшись на периферии западного мира, шведы развивались со значительным отставанием от континентальных сверстников. Все здесь происходило позже, чем в других странах Запада: принятие христианства, отмена рабства, образование национального государства, развитие городов и многое другое. На каменистых почвах весьма неспешно шло и формирование класса крупных землевладельцев. Это обстоятельство способствовало усилению позиций в шведском обществе лично независимого, владеющего землей крестьянства. Крестьяне-собственники не только входили в состав сословного парламента, но и заседали в местных судах, вершив правосудие согласно принятым законам. Дворянское право карать и миловать существовало в Швеции в весьма ограниченном виде. Это сильно отличало шведское королевство даже от соседней Дании, не говоря уже о большинстве других европейских стран, где крестьяне были лично зависимы от господ.

Конечно, и в Швеции крестьянам приходилось отстаивать свои интересы не только парламентским путем, однако бунтам и возмущениям всегда существовала легальная альтернатива, которой крестьяне, будучи людьми практичными, отдавали предпочтение. Так в периферийной Швеции на базе существующих законов и дедовских традиций развивался диалог между народом и власть имущими, складывалась культура компромисса, которая во многом характеризует и сегодняшнее шведское общество. Почему же диалог оказывается в большинстве случаев продуктивным? Ответ, возможно, заключается в том, что диалог ведется между равными партнерами, которые вынуждены учитывать интересы друг друга.

Не думай, что ты лучше других

Рассказывают, что однажды славный кронпринц Густав, впоследствии король Швеции Густав III, совершая ознакомительную поездку по своим будущим владениям, обратил внимание на одного из подданных – далекарлийского крестьянина, мирно сидящего неподалеку от церкви.

– Правда ли, что вы, далекарлийцы, обращаетесь ко всем без исключения на «ты»? – спросил монарх.

– Да, – ответствовал крестьянин. – Мы всем говорим «ты», кроме тебя и твоего отца…

Скорее всего, эта история, которая существует сразу в нескольких вариантах, носит выдуманный характер. Как бы там ни было, то, о чем когда-то говорил крестьянин, фактически стало реальностью в 1960-е годы, когда шведы, отбросив многочисленные титулы, перешли друг с другом на «ты». (На «вы», кстати, перейти так и не удалось, поскольку в старом классовом обществе эту форму обращения использовали господа по отношению к слугам.)

Принцип эгалитаризма действительно пронизывает все шведское общество. «Не думай, что ты лучше других» – эта идея, нашедшая свое выражение в так называемом законе под названием «йантелаген», квинтэссенция шведской цивилизации. В Швеции не приемлют любые атрибуты неравенства. Здесь не увидишь машин с мигалками за исключением спецтранспорта, нет в этой стране и санаториев, дач или медицинских центров для «слуг народа» и членов их семей или элитных университетов (элитных в смысле их недоступности для каких-либо слоев общества). При этом власть находится под пристальным вниманием СМИ, которые выполняют функции антикоррупционного контроля.

Доказано эмпирическим путем, что в отношениях между равными легче возникает доверительная атмосфера. Именно доверие создает необходимые условия для накопления обществом социального капитала, который, по мнению современных ученых, выступает одним из факторов продолжительного экономического роста. Так, авторы международного исследования «Социальные отношения и экономическое развитие» Янн Алган и Пьер Каук пришли к выводу, что государства африканского континента и Индия могли бы увеличить ВВП на душу населения более чем в два раза за последние пятьдесят лет, если бы уровень доверия в этих странах был на столь же высоком уровне, что и в Швеции.

Лютер forever

В начале XX века Макс Вебер ввел в обиход понятие протестантской трудовой этики, которую стали считать одной из важнейших нематериальных причин поступательного экономического развития протестантских стран, в том числе Швеции. В наше время этот вывод можно принять лишь частично, поскольку, как известно, в последние десятилетия экономических успехов добились и многие страны, не входящие в «протестантский пул».

Так или иначе, но шведская поговорка, что на плечах у каждого шведа сидит Лютер, не лишена оснований. Идеи Лютера и, прежде всего, его Малый катехизис, активно использовались церковью в качестве инструмента идеологической обработки населения на протяжении нескольких столетий. Рачительное исполнение своих обязанностей и, прежде всего, по отношению к власти, было одним из основных мессиджей церкви шведскому народу.

С Лютером связывают и характерное для шведов угрызение совести, что в общем-то тоже выступает стимулом к самосовершенствованию и развитию, конечно, если дело не доводить до крайностей. В современном шведском обществе в списке смертных грехов особое место занимают грехи по отношению к окружающей среде и своему собственному здоровью. Шведы действительно испытывают душевные муки, если, например, выпьют молоко с высоким содержанием жира, пропустят на неделе обязательный моцион, отправятся в дальний путь на экологически несовершенном автомобиле или выбросят батарейку в общий контейнер с мусором.

Можно, конечно, отнестись к этому как к чудачеству, но на самом деле подобные поступки свидетельствуют о формировании в Швеции нового общества, которое можно было бы назвать обществом сознательных потребителей, исповедующих бережное отношение к природе и человеку. Для шведской экономики это миллионы сэкономленных крон и динамичное развитие рынка ресурсосберегающих технологий.

Забота об окружающей среде наряду с традиционными ценностями шведской цивилизации – социальной справедливостью, равноправием и солидарностью – стали в сегодняшней глубоко секуляризированной стране своего рода ритуальными формулами, священными для всех без исключения политических и общественных сил.

Изменения неизбежны

Впрочем, мощная идеологическая основа не мешает шведам в практической политике. Когда дела в конце 1980-х – начале 1990-х пошли туго, именно социал-демократы сумели найти в себе силы сделать шаг вправо. Их дело продолжила коалиция буржуазных партий, пришедшая к власти в 2006 году под лозунгом новой рабочей партии. Главный смысл многочисленных реформ – должно быть выгодно работать, а не получать пособия. В новую, более радикальную фазу перешла борьба за повышение эффективности государственного сектора. Основной метод – создание конкурентной среды и аутсорсинг.

Дошли руки у шведских политиков и до реформирования иммиграционной политики, которую ранее по соображениям политкорректности предпочитали не обсуждать всерьез. Наконец, даже закон «йантелаген», пестующий, по мнению критиков, посредственность, подвергается переосмыслению. В Интернете все чаще обсуждаются альтернативные варианты «йантелагена». Например, предлагается версия с заповедью «Знай, что ты столь же умен, как и все остальные, но ИНОГДА даже умнее других». Взяв этот лозунг на вооружение, буржуазные партии, несмотря на протесты левых, приступили к реализации смелого эксперимента – созданию элитных классов в гимназиях. (Стоит, однако, отметить, что отбор в эти классы никоим образом не связан с толщиной родительского кошелька.)

Большое количество изменений, происходящих в последнее время в рамках шведской модели, отнюдь не случайность. Новое тысячелетие принесло новые вызовы, на которые шведы пытаются найти достойный ответ. Один из актуальных вопросов на ближайшие сто лет: удастся ли уже не столь гомогенной в этническом и религиозном отношении шведской цивилизации сохранить характерные для нее черты в XXI веке? Полагаю, что изменения неизбежны. Однако степень этих изменений зависит от слишком многих факторов, и прежде всего от тенденций глобального развития, чтобы сегодня можно было осмелиться на столь долгосрочные прогнозы. Более предсказуемой выглядит ближайшая перспектива. Преодолев вместе с остальным миром нынешний экономический кризис, в том числе за счет роста государственных расходов, «шведскому шмелю» придется продолжить курс «лечебной терапии», чтобы успешно конкурировать с более мобильными пчелами.

Константин ИВАНОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)