Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №10 (446)

СТРАНОВЕДЕНИЕ


АМЕРИКАНСКИЕ БИТВЫ ИДЕАЛИСТОВ

Bipartisanship – «двухпартийность» – это термин, которым в США называют очень сложное и противоречивое явление. Двухпартийность – постоянный и практически никогда не прерывающийся спор двух крупнейших политических партий – Республиканской и Демократической, представители которых заседают в органах власти разного уровня. Обычно этот термин имеет негативный смысл – двухпартийность фактически означает, что республиканцы и демократы ставят во главу угла не интересы общества и государства, а интересы своих партий.

6/10/2009

Одна из самых важных и древних традиций США - публичные сражения «ослов» со «слонами»

Washington ProFile предлагает вниманию читателей интервью с Норманом Орнстейном. Этот ученый – научный сотрудник Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute), эксперт в области выборов, автор многих книг. Наиболее известная из них – «Сломанная ветвь: как конгресс терпит неудачи и как исправить ситуацию».

– Какова история двухпартийности в США?

– Как-то в газете New York Times была опубликована статья одного политолога, который утверждал, что двухпартийности никогда не существовало, что это не более чем ошибочная концепция. Однако он ошибается. Были периоды, когда республиканцы и демократы очень успешно работали вместе, причем иногда даже это сотрудничество распространялось на болезненные проблемы. Демократы и республиканцы совместно создали движение за гражданские права (в основном, выступало, за уничтожение расовой дискриминации в США, пика своей активности это движение достигло в 1960-е годы). Это движение не могло бы состояться без республиканцев.

Если вы проанализируете период 1930–1960-х и даже 1970-х годов, то обнаружите, что тогда примерно половину членов Демократической партии составляли белые южане, которые были более консервативными людьми, а другую половину – горожане из других регионов США, которые исповедовали более либеральные взгляды. Примерно пятую часть или даже четверть членов Республиканской партии составляли либералы и умеренные (традиционно в США носители политических идеологий разделяются на три группы – «консерваторы», «либералы» и «умеренные» – Washington ProFile), жившие, в основном, в северо-восточной части страны или на западном побережье. В результате, Вашингтоном достаточно часто де-факто управляла так называемая «консервативная коалиция», то есть демократы-южане, объединившиеся с большинством республиканцев. То есть, это не двухпартийность с точки зрения тех исследователей, которые считают, что реальная двухпартийность возникает только тогда, когда либералы объединяются с умеренными, однако это самая настоящая по всем иным стандартам двухпартийность. Это также не означает, что в результате подобной двухпартийности управление совершалось на основе принципов деятельности коалиционного правительства, где две стороны пытаются переступить через свои различия.

Двухпартийность – всегда часть демократической политической системы. Изначально авторы Конституции США не упоминали партии в ее тексте, они не думали на основе подобных шаблонов. Однако эта система появилась изначально.

То есть, если существуют партии – существуют и партийные различия, и партийные интересы. Различие между ситуацией прошлого и ситуацией настоящего заключается в том, что ранее членов другой партии воспринимали, как соперников. Если это соперник, то с ним сегодня можно в чем-то серьезном не соглашаться, однако в будущем возможно превратить его в союзника. Член другой партии воспринимался как личный друг, с которым есть определенные разногласия – это отношение побуждало политиков следить за своими выражениями. А сегодня представителей иной партии воспринимают не как соперников, а как врагов. Очевидно, что врага следует уничтожить. Это создает совершенно иную динамику отношений.

– В чем причина этой трансформации?

– С одной стороны, это объясняется региональным разделением в американской политике. С момента окончания Гражданской войны в 1863 году и до 1960-х годов американский Юг был однозначно демократическим. Демократы составляли большинство в Палате представителей Конгресса США на протяжении шести десятилетий – в основном потому, что они выигрывали почти все выборы на Юге. Республиканцы базировались на северо-востоке и западном побережье США. Когда президент Линдон Джонсон подписал Закон о правах избирателей в 1965 году (устранил многочисленные препоны из-за которых чернокожие граждане США не могли успешно участвовать в избирательном процессе – Washington ProFile), он шепнул одному из своих ближайших помощников, что этот закон приведет к тому, что Демократическая партия потеряет Юг на целое поколение, а может быть и больше. В 1960-е годы американский Юг начал трансформироваться – сперва став местом яростной политической борьбы, а позже, превратившись в базу Республиканской партии. В то же самое время северо-восток потерял большую часть своих конгрессменов и сенаторов-республиканцев. На западном побережье штаты Вашингтон, Орегон и Калифорния превратились из бастиона умеренных республиканцев в цитадель демократов.

Это произошло потому, что партии стали более однородными, они стали напоминать европейские партии – демократы сдвинулись влево, а республиканцы вправо. Кроме того, не стоит забывать о роли, которую играют современные СМИ – политические баталии идут постоянно, что приводит к тому, что иногда называют «перманентной избирательной кампанией». И не забудьте, что начиная с 1994 года соперничество партий на выборах было крайне напряженным, что приводило к еще более четким межпартийным разграничениям.

– При каких условиях сотрудничество обеих партий затрудняется?

– Двухпартийное сотрудничество обычно затрудняется тогда, когда дела идут хорошо, когда страна не находится в кризисе. Еще более сложно сотрудничать тогда, когда разрыв между партией большинства и партией меньшинства очень невелик, то есть меньшинство ощущает, что в состоянии вернуть себе большинство. Лучший способ добиться этого – отказаться от сотрудничества с партией большинства. Наоборот, меньшинству требуется всемерно осложнять жизнь большинству в надежде на то, что партия большинства совершит какие-то ошибки, которыми удастся воспользоваться, чтобы перетащить к себе избирателей. Напряжения добавляют средства массовой информации, которые все чаще оценивают ситуацию с идеологических позиций.

– В последние несколько десятилетий многие наблюдатели отмечают, что население США становится все более идеологически разделенным. Для описания этого используются разные обозначения: «консерваторы» против «либералов», «традиционалисты» против «секуляр-прогрессистов» и пр. Существует ли в современных США глубокий идеологический раскол?

– Раскола нет. Для примера, если вы посмотрите на ситуацию начала 1950-х годов – тогда кандидат в президенты Дуайт Эйзенхауэр, республиканец, получил примерно 40% голосов афроамериканцев. В 2008 году республиканец Джон МакКейн набрал около 3% голосов чернокожих избирателей. То есть, определенные различия есть. Но это либерально-консервативные различия – например, относительно того, каким должно быть правительство: большим и мощным или малым и слабым.

Некоторые социальные различия – например, проблемы абортов и однополых браков, – в 1950-е годы отсутствовали (эти темы традиционно являются камнем преткновения в баталиях либералов и консерваторов – первые выступают за свободное прерывание беременностей и легализацию однополых браков; вторые считают аборт убийством, а однополые браки – подрывом института семьи. Любой американский политик обязан заявить о своей позиции на этот счет – Washington ProFile). Отношение к абортам стало крупной проблемой лишь в 1970-е годы, когда Верховный суд США легализовал их. Однополые взаимоотношения не были проблемой до последнего десятилетия. Однако некоторые различия между партиями и внутри одной партии (например, «республиканцев Уолл-Стрита» и «простых республиканцев», «большого бизнеса» и «малого бизнеса» и пр.) существовали и тогда, и продолжают существовать сегодня.

– Позволяет ли двухпартийность принимать лучшие государственные решения? В чем достоинства и недостатки этой системы?

– Принятие лучших политических решений отнюдь не требует уничтожения различий между партиями. Однако если вы намереваетесь провести какие-либо серьезные социальные изменения, которые кардинально потрясут жизни людей, то чем больше двухпартийная поддержка, тем больше вероятность, что народ одобрит их, даже в случае, если ему придется пострадать.

Одна из серьезнейших проблем власти – принятие долговременных решений. Власть регулярно должна говорить людям: «доверьтесь нам, завтра вам станет сложнее жить, но через пять лет ситуация изменится к лучшему». Большинство жителей США не доверяют своим лидерам, и если представители власти начинают произносить речи «доверьтесь нам...», а оппозиционная партия комментирует «они лгут, не верьте ним одному их слову», то американцы намного менее склонны принять обещания властей.

То есть, партии большинства лучше принимать на вооружение некоторые идеи меньшинства, потому что иногда это действительно хорошие идеи. Кроме того, некоторые политические проблемы не обязательно правые, левые, либеральные и консервативные. К примеру, в области энергетики нет ничего особо либерального в призывах к экономии ресурсов и ничего особо консервативного в призывах добывать больше нефти. Нет причин, по которым было бы невозможным найти компромисс между более агрессивной разработкой источников энергии и более агрессивной ее экономией.

– Современные американские СМИ также четко разделены по идеологическим линиям. Это результат двухпартийности или особая бизнес-модель?

– Это современный феномен, однако подобное этому разделение наблюдалось и в XIX столетии. Именно тогда возникли партийно-ориентированные газеты. Главная причина этого – экономическая. Это феномен глобализации. В эпоху, когда вы в состоянии получить информацию из Интернета, молодые люди больше не читают газет.

Раньше выходило большое количество вечерних газет – большинство людей ехали домой на поезде или автобусе и были в состоянии прочитать их. Однако общественный транспорт изменился, и эти газеты оказались в кризисе. Телепередачи раньше смотрели все, телекомпании обладали крупнейшей аудиторией. Ныне они умирают – удачным оказались поиски своей целевой ниши. Телекомпания Fox первой начала действовать в этом направлении и преуспела. Аудитория подобных каналов постоянно возвращается к ним, и именно партийные взгляды телеканала привлекают преданных зрителей. Однозначно, что эта тенденция существенно осложняет межпартийное сотрудничество.

Одним из последствий того, что люди разделены на «левых» и «правых» является то, что население США не обладает одинаковой базовой информацией. Опросы общественного мнения показывают, что американцы совершенно по-разному смотрят на факты, если они смотрят передачи консервативного Fox или либерального MSNBC. То есть, они получают не факты, а аргументы, подкрепляющие уже сформировавшуюся точку зрения. Это однозначно делает более сложным межпартийное сотрудничество.

Кроме того, этот процесс влияет и на политиков. Каждый конгрессмен желает попасть на ТВ. Однако если он центрист, то ему намного сложнее оказаться в телестудии, по сравнению с человеком, который высказывает какие-то идеологически определенные точки зрения. Хороший пример этого явления – Мишель Бахман, конгрессвумен из Миннесоты, очень консервативная республиканка. Большинство коллег считают ее не вполне адекватной, поскольку она периодически делает какие-то экстравагантные заявления, многие из которых не соответствуют действительности – впоследствии Бахман исправляется и извиняется. Однако Бахман постоянно появляется на ТВ, потому что говорит вещи, которые любит телеканал Fox. Это побуждает политиков сдвигаться к краям политического спектра.

Еще один феномен заключается в следующем: большинство избирательных округов четко принадлежат к Демократической или Республиканской партии. И когда конгрессмены возвращаются домой, каждый избиратель в округе повторяет им одни и те же вещи, что подпитывает соответствующие убеждения конгрессменов.

– Есть ли способы улучшить ситуацию с межпартийным расколом и создать более эффективную схему принятия государственных решений?

– Один из очень простых способов – изменить порядок действий конгресса. Раньше все члены конгресса жили в Вашингтоне вместе со своими семьями, они общались друг с другом, создавая какие-то личные отношения, иногда переходящие в дружбу. Трудно считать кого-то врагом и говорить об этом человеке ужасные вещи, если следующим утром вы встретитесь у школы, в которую ходят ваши дети. Но эта система изменилась. Большей частью семьи конгрессменов и сенаторов остаются у них дома, а в Вашингтоне народные избранники проводят 2-3 дня в неделю. Они живут либо прямо в своих офисах, либо в небольших съемных квартирках, мало общаясь с коллегами. Если изменить порядок работы конгресса, предположим вернувшись к пятидневной рабочей неделе в течение трех недель каждого месяца, это приведет к тому, что конгрессмены будут больше общаться друг с другом, что добавит гуманизма в политику.

Вторая вещь, которую стоило бы сделать – создать и соблюдать определенный жесткий порядок законодательного процесса. Если у партии меньшинства есть реальная возможность дебатировать и участвовать в разработке законопроектов, у нее появляется меньше причин голосовать против всего, что придет в голову. Партии большинства трудно пойти на это, поскольку придется признать вероятность проигрыша. Однако с этого стоит начать, если мы хотим создать в Вашингтоне иную атмосферу.

По материалам Washington ProFile.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)