Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №01 (437)

ДЕНЬГИ


ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ ЕВРО

Первого января 2009 года евро отметило свое десятилетие - первую круглую дату в своей короткой, но боевой биографии. Первое десятилетие существования евровалюты показало, что страны ЕС переносят денежно-биржевые передряги лучше своих заокеанских конкурентов. Евровалютная система, естественно, не смогла полностью нейтрализовать кризисные явления, но она сумела эти негативные процессы приглушить.

19/1/2009

К своему юбилею единая европейская валюта пришла в неплохой форме

«Если бы у нас не было евро, последствия кризиса в Европе оказались бы гораздо масштабнее, - считает управляющий Банка Франции Кристиан Нуайе. - Надо признать, что евро выдержал это испытание в основном успешно и вышел из него более сильным». Как отмечают «Итоги», знаменательно, что речь месье Нуайе, произнесенная на родине доллара, так и называлась: «Евро в качестве мировой валюты».

Если же отбросить все эти французские красивости, сухой остаток сводится к вещам весьма конкретным. Единая валюта ЕС придала его финансовой системе ту завершенность, которой отцы-основатели Евросоюза добивались без малого полвека. И самое главное - позволила единой Европе бросить вызов финансовому доминированию Америки. В разгар нынешнего кризиса евро явно переигрывает доллар.

В начале славных дел

Итак, попробуем заполнить своего рода анкету единой европейской валюты. Имя? Евро. Место рождения? Разумеется, Европа. Родители? Всех и не упомнить! Корни евро надо искать в первых послевоенных десятилетиях. Тогда крепкие рукопожатия президента Франции Шарля де Голля и канцлера ФРГ Конрада Аденауэра вселили в сердца европейцев надежду на то, что мир на континенте будет прочным. «Единая Европа», возникшая вокруг франко-германского союза угля и стали, рано или поздно должна была задуматься об общей финансовой политике. Всерьез об этом заговорили еще в начале 60-х. Именно тогда родилась идея создания «змеи в тоннеле» - так прозвали систему согласования курсов европейских государств, введенную в практику в 1972 году. Их валюты синхронно колебались относительно денежных единиц других государств, при этом изменения по отношению друг к другу минимизировались.

Это был первый шаг к унификации валютной еврозоны, и сегодня он выглядит очень скромным, но за ним скрывались большие амбиции лидеров континента, задавшихся целью создать валютный союз уже к 1980 году. Вероятнее всего, так оно и случилось бы, если б не ухудшение экономической ситуации в мире. Два нефтяных шока ввергли западные страны в кризис. И планы сотворения евроденег пришлось скорректировать. Хуже того: уже существовавшая к тому времени «валютная змея» то и дело норовила «сбросить кожу». Система испытывала сильнейшие перегрузки из-за разницы в уровне экономического развития европейских стран. Темпераментные французы дважды выходили из слишком сильно извивавшейся «змеи» и дважды возвращались. Британцы, ирландцы и итальянцы тоже отказывались «плавать» коллективно, так как из-за неустойчивости собственного экономического положения не могли соответствовать жестким требованиям...

И все же корабль единой Европы уверенно шел к своей цели. Его лоциями были, в частности, Скандинавский и Латинский валютные союзы, чьи принципы оказались весьма разумными. Его компасом была здравая логика: раз границы прозрачны, пошлины отсутствуют, рабочая сила свободно перемещается из страны в страну, то зачем государствам ЕС ежегодно терять огромные средства из-за толчеи валют на тесном торговом пространстве? На одних только обменных операциях европейские компании «сжигали» до $60 млрд в год.

Следующей остановкой на пути к валютному союзу стало создание в 1978 году Европейской валютной системы (ЕВС). Был создан МОК, эта аббревиатура не имеет никакого отношения к Международному олимпийскому комитету и расшифровывается как «механизм обменных курсов». Страны, входящие в эту систему, брали на себя обязательства удерживать колебания курсов в достаточно узких пределах. На деле это было продолжением и развитием принципов «валютной змеи». Скажем, для «сильных» валют - немецкой марки или французского франка - пределы допустимых колебаний друг к другу составляли 2,25% выше или ниже заранее оговоренного курса, а для «слабых» - британского фунта стерлингов или испанской песеты - около 6%. Когда отклонение курса какой-либо из европейских валют приближалось к критической отметке, центробанки принимались организованно скупать ее. Такие масштабные экзерсисы требовали от европейских банкиров недюжинной сноровки и четкой координации. Именно в этот период был введен и первый прообраз заветного евро - единая расчетная единица.

Мушкетерская валюта

Единая расчетная единица была безналичной и называлась ЭКЮ. Звучит по-мушкетерски красиво. Однако в самой семантике старинного термина, как будто пришедшего со страниц романов Дюма-отца, оказались скрыты корни незатухающего европейского раздора.

ЭКЮ расшифровывалось как European Currency Unit - единая расчетная единица. По мнению потомков галлов, не стоило переводить название старинной французской монеты в набор англоязычных терминов. По разумению же британцев и немцев, ЭКЮ звучало слишком по-французски и воплощало парижский снобизм. Бонн предложил Парижу сомнительный компромисс: пусть единая европейская валюта называется «евромаркой», но в Пятой республике эту идею зарубили на корню. Так и жили европейцы, переругиваясь по поводу имени будущей валюты.

Впрочем, важнее было другое: с помощью МОК удалось создать в Европе зону валютной стабильности. Что и было зафиксировано во время Ганноверской встречи в верхах в июне 1988 года. Под руководством тогдашнего председателя Еврокомиссии Жака Делора группа представителей европейских центробанков и независимых экспертов представила план создания европейского валютного союза. Его так и назвали «Планом Делора». В нем содержалась развернутая детальная программа трехэтапного перехода государств ЕС к общей валюте.

Первый этап - с 1 июля 1990 года по 31 декабря 1993 года. В этот период надо было провести либерализацию движения капиталов внутри ЕС и унифицировать экономические стандарты. Все страны - члены ЕС в обязательном порядке присоединялись к МОК, установившему коридор колебания валютных курсов. Второй этап - с 1 января 1994 года по 31 декабря 1998 года. В течение этого времени предстояло создать новые институты, необходимые для функционирования евровалюты. Разработать юридическую базу для деятельности Европейской системы центральных банков. Учредить Европейский валютный институт для руководства проектом создания единой валюты. И третий этап, завершающий: с 1 января 1999 года до 30 июня 2002 года. Европейский валютный институт превращался в Европейский центральный банк. В его функции входило теперь руководство валютной системой стран ЕС. Наконец-то появлялась реальная возможность учредить общую для всех западноевропейцев денежную единицу. Оставалось только ввести фиксированные курсы валют стран-участниц по отношению к будущей единой валюте и запустить затем в обращение единые европейские монеты и банкноты.

После долгого «бодания» политиков и финансистов - к дискуссиям даже были привлечены «бессмертные», члены академического Института Франции, - в декабре 1995 года в Мадриде Европейский Совет утвердил для будущей единой валюты название «евро». На всех европейских языках в нем слышалось созвучие со словом «Европа». Ну а если колыбель Европы - это античная Греция, то основой для графического символа новой валюты стала эллинская буква «ипсилон». Обговорили в общих чертах и дизайн новой валюты. На банкнотах - никаких физических лиц, в которых можно было бы узреть намек на национальную начинку.

В итоге австриец Роберт Калина нарисовал карту Европы, на которой не поместились Шотландия, Канарские и Азорские острова. На монетах: одна сторона - стандартная, европейская, с общей символикой, другая - национальная, сохраняющая местный колорит каждой страны, чеканящей монету. Компромиссом стало и название мелкой монеты. Ее окрестили евроцентом. Не как намек на параллель с долларом, а как дань латинским корням европейцев. Впрочем, понятие «цент» в некоторых странах так и не прижилось. Во Франции, например, евромонеты и по сей день по старинке называют сантимами.

Теперь оставалось только выполнить амбициозный, поистине имперский «План Делора». Со вступлением в силу 1 ноября 1993 года договора о Европейском Союзе страны Европы сделали последний шаг к введению единой валюты. В договоре, подписанном в нидерландском Маастрихте, государства - члены ЕС создавали экономический и валютный союз и фиксировали правила создания единых денег.

Атлантическая дуэль

«История появления евро стала примером потрясающей неудачи», - сформулировал позицию евроскептиков аналитик лондонского Economist Intelligence Unit (EIU) Мэтью Пэрри. Совсем иначе восприняли произошедшее еврооптимисты. Как говорит итальянец Романо Проди, один из архитекторов единой Европы, в мировой экономике появился «новый протагонист» - евро.

И в самом деле: новая валюта обладала самой высокой суммарной стоимостью наличных, циркулировавших во всем мире. Зона евро опережала США и по численности населения, хотя по размерам ВВП, вдвое превосходя Японию, немного уступала США. И вот парадокс: если раньше такое отставание европейцев и неразвитость их фондовых рынков расценивались как ахиллесова пята ЕС, то теперь, в контексте биржевого кризиса, это оказалось козырем. Американские фондовые гиганты NYSE и NASDAQ полетели в тартарары, а вот европейские разрозненные биржи пострадали куда как меньше.

Итак, с 1999 года был введен безналичный евро, а с 2002-го, когда появились евромонеты и банкноты, он полностью заменил национальные валюты двенадцати стран, вошедших в еврозону. И с первых дней жизни хроника противостояния с долларом напоминала сводки с театра военных действий. Начальный курс евро - $1,17 - был, как позже признали в европейских эшелонах власти, умышленно завышен. С января 1999 года по октябрь 2000 года евровалюта обесценилась по отношению к доллару почти на 30 процентов. Неудивительно, что единые европейские деньги стремительно теряли популярность. Как сообщала - не без злорадства - Би-би-си в середине января 2001 года, доля противников евро среди жителей стран ЕС за 2000 год увеличилась с 36 до 52%.

Надо признать, что это было вызвано не только объективными экономическими причинами, но и вполне субъективными политическими обстоятельствами. Неожиданная отставка Европейской комиссии, война в Югославии, ближневосточный кризис, шумиха вокруг резкого «поправения» Австрии - все это звенья одной цепи, выкованной на доллары. Поначалу старания Белого дома по снижению популярности евровалюты и ее дискредитации приносили плоды. Помню, было время, когда в парижских обменниках за евро давали от силы $0,8. Однако в 2001 году евровалюта медленно, но верно начала расти. Теракты 11 сентября 2001 года в США ослабили доллар. Во второй половине 2003 года евро вернулся к первоначальному курсу и упорно продолжал дорожать относительно доллара. На рубеже 2004-2005 годов стоимость евровалюты в долларах варьировалась в пределах $1,30-1,35. Курс вполне мог бы еще подняться, но в ЕС его искусственно придерживали: быстрое обесценивание доллара может нанести немалый ущерб самой Европе, скажем, сделает менее эффективным экспорт европейских товаров.

Тогда-то и стало ясно, что исход состязания евро и доллара в значительной степени зависит не только от особенностей экономической конкуренции между Европой и Америкой, но и от того, удастся ли ЕС заручиться поддержкой максимального числа третьих стран, которые сделают ставку на евро как главную мировую резервную валюту. Процесс привязывания других стран к евро идет в последнее время очень активно. И по мере расширения нынешнего финансового кризиса он только ускоряется.

Первыми из восточноевропейцев, еще не войдя в «единую Европу», евро ввели у себя черногорцы. А с 1 января 2009 года совершенно официально евровалюта стала деньгами Словакии. Скоро то же самое произойдет с Чехией, Польшей, Венгрией... Можно долго рассуждать о том, что эти страны из-за кризиса «еще будут вынуждены скорректировать свои планы» (выражение Би-би-си), но очевидно другое: без евро в качестве национальной валюты полноценное «возвращение в Европу» бывших советских сателлитов вряд ли возможно. Да и в самой Великобритании, где евро сегодня сравнялось в обменниках с фунтом, нет-нет да и заговаривают о преимуществах единой валюты.

«Финансовые рынки ожидают, что единую валюту ждет проблемное десятилетие, - пророчествует The Wall Street Journal. - Пятнадцать государств еврозоны входят сейчас в фазу спада экономической активности, возможно, худшего со времен окончания Второй мировой... Инвесторы встревожены: их беспокоят слабые страны еврозоны, такие как Италия или Греция. То, что происходит там на рынке кредитов, говорит, что эти страны могут объявить о дефолте по внешнему долгу или выйти из валютного союза». Аналитики же из копенгагенского Saxo Bank (Дания не ввела у себя евро) идут еще дальше. Они предсказывают в ряду десяти самых больших угроз на 2009 год падение евровалюты по отношению к доллару до отметки в 95 центов. Дескать, серьезные сложности еврозоны будут связаны с нарастающими проблемами в экономике стран Восточной Европы.

Но, как говорится, не так страшен черт, как его малюют. В Америке, упоенно продолжающей зарабатывать на печатании долларов и их экспорте, ситуация сейчас ничуть не проще, чем в Европе. Суть же нынешней политико-экономической аксиомы в том, что де-факто доллар уже не является единственной резервной валютой мира. Доля евро в золотовалютных резервах крупных стран постоянно растет.

Есть, впрочем, эксперты, которые утверждают, будто рост европейской валюты вызван в большей степени негативными событиями в Америке, нежели позитивными процессами непосредственно в Европейском Союзе. Отчасти так оно и есть. Но, не дожидаясь того, пока Европа догонит и перегонит Америку по совокупному экономическому потенциалу, люди в разных регионах земного шара в момент кризиса принялись переводить свои активы и резервы из долларов в евро. Причем занялись этим и компании, и частные лица, и целые страны. И происходит это не только потому, что владельцы долларов вспомнили о стародедовском завете не класть все яйца в одну корзинку, но и потому, что в восприятии большинства людей евро не ассоциируется с Уолл-стрит и его валютными передрягами и спекуляциями. Евро пока что не связан в глазах людей с дефолтами, рецессиями, биржевым хаосом... Сохранится ли к евровалюте доверие, зависит, прежде всего, от самой «единой Европы», от ее политики и экономики.

Кирилл ПРИВАЛОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)