Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №39 (350)

ПРОСТО ЖИЗНЬ


Прозаседавшиеся

Опыт западных стран показывает, что система присяжных заседателей, которую нещадно критикуют и которая в первую очередь раздражает самих граждан, просиживающих штаны в судах, тем не менее работает весьма эффективно. В чем и убедился корреспондент «Итогов», вершивший правосудие в провинциальном американском городке.

6/10/2006

Добровольно-принудительно

В студенческие годы автор этих строк, как и миллионы советских студентов, выезжал на картошку. Сегодня, живя в Америке, я вспомнил тот бесценный и парадоксальный опыт добровольно-принудительного труда, когда меня загребли поработать в суд. Судебная система в Штатах построена так, что подавляющее большинство дел, как уголовных, так и гражданских, слушается присяжными. Судов разного уровня сотни, дел ежедневно слушаются тысячи, значит, нужен постоянно подпитываемый новобранцами легион присяжных. Откуда их брать? А из гущи масс народных.

Каждый гражданин США является потенциальным присяжным. За исключением людей старше 70 лет, пожарных, врачей, медсестер, адвокатов. Ну и, разумеется, преступников. А также тех, кто ухаживает за малыми детьми и престарелыми, у кого нет автомобиля и возможности использовать общественный транспорт. Могут войти в положение менеджера или предпринимателя, если он докажет, что из-за его, скажем, недельного отсутствия бизнес загнется.

Хотя это не афишируется, но сачок отбора в присяжные вовсе не слеп, а загребает массы по имеющимся спискам зарегистрированных избирателей и автомобилистов. Тем самым отсекаются люди изначально общественно пассивные и безлошадная голытьба. Последнее справедливо исключительно для Америки с ее почти стопроцентной автомобилизацией. Как водится, есть недовольные этой селекцией: мол, я хожу голосовать, и за это меня еще тягают в присяжные. Тем не менее, священный долг американцы выполняют исправно.

А уж из списка отбор присяжных осуществляется методом электронного «тыка» - кандидатов отбирает компьютер. Кому-то везет, а кому-то нет. Одному ни разу в жизни не приходила повестка, а другой ее получает каждые пять - десять лет. Бывают и ошибки. Моя жена только отбыла повинность, как ей через год снова прислали повестку. Пришлось звонить. Извинились. По закону штата Нью-Джерси между призывами на службу присяжным должна быть пауза минимум в пять лет.

От судьбы и ока властей, однако, не уйдешь. Вот и я недавно получил короткое уведомление по почте. Приглашали приехать в суд штата Нью-Джерси в качестве кандидата в присяжные. Слово «приглашали» не должно вводить в заблуждение. Попробуй только не прийти без уважительной причины! С судами в Америке шутки плохи. За решетку, конечно, сразу не бросят, но притянуть к ответу за неуважение к суду и оштрафовать могут запросто.

Естественный отбор

В назначенный утренний час оказываюсь в городе Патерсоне, куда я прибыл, как и подавляющее большинство моих собратьев по «счастью», на автомобиле, который оставляется на специальной бесплатной стоянке для присяжных. Что можно сказать о Патерсоне? В центре его стоят помпезные административные здания, в том числе суд штатного уровня, наследие того времени, когда город был зажиточным и процветающим. Но затем что-то не заладилось. Народ здесь нынче живет преимущественно малоимущий, иммигрантский. Уровень преступности высокий. По иным улицам белому человеку даже днем ходить не рекомендуется. Некоторые из террористов, атаковавших Америку 11 сентября 2001 года, какое-то время жили именно здесь. Кстати, действие нового романа Джона Апдайка «Террорист» тоже происходит в Патерсоне.

От автостоянки нас везут в казенных автобусах минут десять. В суд пускают, как в аэропорт. Проходишь через металлодетектор, а вещички ставишь на конвейер с просветкой. Но обстановка более расслабленная: полицейские шутят, улыбаются. Формальная рутина, ясное дело. Поднимаемся в большой зал. Трибуна, ряды кресел, огромный телевизор на стене. Народ разношерстный, всего человек двести. Судебный спикер, а затем шериф округа приветствуют толпу потенциальных присяжных дежурными словами, в которых больше цинизма, чем пафоса. К слову, американцы на низовом уровне не переваривают пропагандистскую трескотню, а о вещах официозных, но неизбежных, стараются говорить с юмором.

Нас окликают по фамилиям и распределяют на несколько групп. Каждой надлежит отправиться в конкретный судебный зал, где, собственно, и произойдет отбор. На уголовное дело нужны двенадцать основных и два запасных присяжных. На гражданское - шесть основных и те же два запасных. Если сразу не отобрали, незамедлительно отправляешься домой. Но приезжаешь еще два следующих дня в суд, где проходишь все ту же процедуру. Если перст судьбы и с третьей попытки не укажет на вас, считайте, что торпеда прошла мимо - на несколько лет. Собственно, так и происходит с большинством получивших повестки. Три дня явки в суд, и снова на свободе. Мне же «повезло»: выбрали в жюри присяжных на гражданский процесс. Можно и без кавычек. Многочасовое сидение на протяжении целой недели, конечно, дело муторное и для здоровья малополезное, но опыт получаешь прелюбопытный.

Отбирали присяжных адвокаты двух сторон под надзором судьи, которому предстояло вести дело. Судья коротко обрисовал суть конфликта. Женщина судится со своим бывшим работодателем за неправомерное, по ее мнению, увольнение. Здесь и впредь мы не будем называть имена из соображений конфиденциальности. Одна кандидатка в присяжные берет отвод: она знает лично участника конфликта. Мужчина говорит, что его самого недавно увольняли и он не может быть объективным. Никаких справок судья от них не требует и отпускает на все четыре стороны. Остальных по очереди допрашивают по стандартной схеме: имя, фамилия, образование, семейное положение, профессия, место работы. Адвокаты решают, годится кандидат или нет. Всех слишком молодых и всех малообразованных завернули.

И вот восьмерка сформирована, и судебный пристав тут же препровождает нас в комнату, примыкающую к залу заседаний. Пристав, он же дежурный полицейский, осуществляет функции опеки над присяжными и поддержания порядка в ходе процесса. Кроме того, он еще и функционирует как принеси-подай для судьи, например, когда нужно внести в зал вещественные доказательства. Но большую часть времени этот коп сидит на жесткой судебной лавке, зарабатывая стаж и геморрой.

В комнате присяжных обстановка спартанская: окон нет, стол, стулья, непременный кофейный аппарат, вода, примыкают с тылу два туалета. Помните фильм и пьесу «12 рассерженных мужчин»? Пятьдесят лет назад так и было: присяжные - сплошь одни белые мужики. Сегодня это Ноев ковчег: итальянец, мексиканец, филиппинка, индианка, еврей, полуирландка, полуитальянка, еще одна дама, тут я не разобрался, каких кровей, похоже, восточноевропейских. И я - russian, в Америке все, кто из бывшего Советского Союза, так называются. Возраст - примерно от 35 до 65. Профессии: строитель-подрядчик, медицинский офисный работник, программист, учительница средней школы, водитель автобуса, декан колледжа, продавщица, журналист.

По ходу дела мы перезнакомились, чисто по-американски, то есть поверхностно, без влезания в душу, понимая, что скоро сделаем друг другу ручкой. Двое мужиков стали играть в карты, одна дамочка углубилась в учебник, деканша говорила по мобильнику без умолку. Остальные читали газеты, жевали бутерброды, переговаривались о том о сем. Телевизор и радио в комнате присяжных запрещены.

Так начались будни нашего жюри, семь полновесных трудовых дней, с понедельника по среду следующей недели (пятница и уик-энд - выходные). Вы спросите: а как же основная работа? А никак: закон открепляет присяжного от его «станка» на время суда. И работодатель бессилен что-либо сделать, ни уволить, ни наказать - ни-ни! Где-то отсутствующему зарплату платят полностью, где-то вычитают то, что присяжный получает от государства за работу в суде ($5 в день за первые три дня и $40 за каждый последующий), а где-то не платят вообще. Мой сосед по судебному автобусу пожаловался, что ему почетная обязанность выходит сильно боком. У него собственный бизнес, и он катастрофически теряет деньги. Но ведь не стал ловчить, врать, чтобы отбояриться от убыточной «картошки». Вообще большинство моих коллег по жюри относились к своей миссии серьезно.

Детский сад

Но вот дельце нам досталось - нарочно не придумаешь! Судья почтенного возраста, сильно за 70, в черной мантии, говорит медленно, тихо, временами кажется, что засыпает, но все видит и подмечает. Истица, чернокожая дама лет 40, крупных форм, глаза сверкают. Ответчик, глава крупной организации, пожилой сухощавый мужчина с серебристой шевелюрой, с застывшим изумлением на лице: дескать, за что? Но они только формально главные на этом празднике Фемиды. Правят бал адвокаты сторон. Со стороны ответчика это высокий благообразный джентльмен с идеально уложенной прической и манерой смотреть на всех искоса, как будто у него шею прострелило. Со стороны истицы - две барышни, одна постарше и повъедливей, другая - совсем молодая, явно «мышей не ловит», но хотя бы не кривляется. Даю не самые лестные характеристики очень уверенно, потому что наблюдал это «маски-шоу» вынужденно внимательно долгие-долгие часы.

Истица утверждала, что уволили ее из мести. Она руководила детским садом, входящим в структуру многопрофильной организации ответчика. Произошел инцидент. Мелюзга младшей группы копошилась на полу. Девочка лет трех пожаловалась воспитательнице: «Джоник (имя вымышленное) меня потрогал». И показала пальчиком куда-то вниз, на юбочку. Воспитательница отвела девочку в туалет, убедилась, что с ней все в порядке, и вернулась. Как и требует инструкция, женщина описала случай в рапорте. Рапорт пошел по начальству, которое сочло инцидент исчерпанным. Истица была в командировке, и когда вернулась, то устроила скандал: почему ей не сообщили о происшествии, не показали рапорт? Она шумела, требовала детальной разборки, и в разговоре с директором, будущим ответчиком, пригрозила, что пожалуется куда следует, если ей не покажут рапорт. В общем, слово за слово, и обстановка накалилась.

Сам этот трогательный инцидент и яйца выеденного не стоит. Джонику четыре годика, трогал он или не трогал малышку, никто не знает. Да и если даже дотронулся... Это же не какой-нибудь закоренелый педофил, а дитя невинное, неразумное.

Но вот угроза позвонить в надзорную инстанцию, которая расследует случаи сексуального насилия или harrassment (как бы это перевести - запугивания, что ли), в связке с последовавшим через пару недель увольнением - это уже можно использовать как повод для обвинений в мщении правдолюбу. Мол, истица добивалась правды, а бюрократ пытался замести сор под ковер. И наказал работницу, уволив ее. В Америке частенько прижимают служивых «свистунов» (по-английски - whistle blower), которые, как честный попугай из монолога Хазанова, кричат всему свету: «Тиграм не докладывают мяса!». А судебная власть Америки вместе с прессой ретиво защищают право смельчаков выносить сор из избы любого масштаба, будь то ФБР или какая-нибудь корпорация.

Формально, как тщились доказать две адвокатессы истицы, имел место как раз случай расправы над правдолюбом. Пускай теперь солидная организация раскошелится на пару миллионов в качестве компенсации за унижения и страдания потерявшей работу заведующей детсадом.

Тут я должен мысленно аплодировать адвокату ответчика. В элегантной манере он разбивал все доводы противной стороны. Практически все вызванные свидетели, которых попеременно и вместе допрашивали адвокаты, невольно подчинялись логике его четко сформулированных вопросов. Реальная картина случившегося для нас, восьмерых народных заседателей, становилась с каждым часом и днем все отчетливее. И она представлялась вовсе не такой, какую с пафосом расписывала защита уволенной дамы.

Мы возвращались на короткие перерывы и на обед в нашу комнату без окон. Обедать можно было принесенным с собой или отправляться в судебную столовую либо в ресторанчики на соседних улицах. Хотя формально до окончания слушаний присяжным запрещается обсуждать ход дела, мы его, конечно же, тихонечко обсуждали. И пришли к единому мнению: дама решила срубить денег в легкую, а директор правильно ее уволил, поскольку в силу очевидно несносного характера она разругалась со всеми сослуживцами.

Так что, когда нуднятина расспросов свидетелей закончилась к всеобщему облегчению, все решилось очень быстро. Перед тем как отправить жюри в комнату для обсуждения вердикта, судья по собственному разумению выбрал шестерых из восьми в качестве основных присяжных, а двух отправил на скамью в коридор. Увы, ваш корреспондент оказался за бортом финального обсуждения. Вы спросите: зачем «матросить» людей попусту? А на всякий пожарный: вдруг кто-то из основных внезапно заболеет, заменять его должен человек с тем же объемом информации о слушаемом деле.

Мы с филиппинкой недолго сидели на лавке, где-то полчаса. Бывает в судебной практике, что обсуждения затягиваются на много часов и даже дней. Но в нашем случае все было кристально ясно. Нас пригласили в зал, где судья попросил всех встать и староста жюри, мексиканец, зачитал решение: 6:0 в пользу ответчика. Если еще добавить наши голоса, то было бы 8:0. Дама проиграла, но улыбалась. Улыбались адвокаты. А вот директор-победитель был печален: видимо, устал от тяжбы.

Вымотанные и потому молчаливые, мы сели в автобус, доехали до автостоянки и разбежались. Думалось мне о том, какая все-таки богатая и неразумно щедрая страна Америка, если одной фразы трехлетней малютки достаточно, чтобы запустить в ход огромную и дорогостоящую машину Фемиды. Ведь представьте: судья с немалым окладом, адвокаты с их гонорарами, пристав, стенографистка, внешняя охрана, аренда зала, содержание здания суда, нас – восемь присяжных, на неделю оторванных от работы. Выходит, что сотни тысяч долларов ухнули на дело, которое, по моему дилетантскому представлению, не должно было вообще приниматься к рассмотрению как изначально смехотворное. А с другой стороны, вдруг заговорил во мне дух Васисуалия Лоханкина, может, в этой сверхчуткости к малейшей угрозе свободе личности и есть та самая великая сермяжная правда?

Олег СУЛЬКИН.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)