Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №34 (345)

ДЕНЬГИ


Надежно, как в швейцарском банке

Интересно, какую страну выбрал бы режиссер знаменитых «Ва-банков» на роль финансового рая, доводись ему снимать киношедевр пару лет назад? Один только скандал с «золотом Холокоста», казалось бы, поставил жирную кляксу на столетнем имидже швейцарских сейфов. Но на этом испытания для страны банков не закончились: унификация финансового законодательства Евросоюза, борьба с отмыванием преступных доходов и ноу-хау последних лет - перекрытие финансовых источников терроризма. Словом, как отмечают Итоги, сделано все, чтобы банковская тайна канула в Лету за невозможностью ее соблюдения в эпоху глобализации и террористической угрозы.

31/8/2006

И вдруг: стоп, машина! В Швейцарии объявили о начале расследования деятельности... федерального прокурора страны Валентина Рошахера. Теперь он, недавно ушедший в отставку, вынужден объяснять мотивы, коими руководствовался, когда передавал российским коллегам информацию о счетах «ЮКОСа». Чтобы понять всю скандальность ситуации, следует учесть, что швейцарские прокуроры всевластны и уход по собственному желанию - едва ли не единственный способ их отставки. Рошахер же должен был уйти, так как в глазах соотечественников повинен в худшем из преступлений: без должных оснований нарушил банковскую тайну, поставив под угрозу чью-то собственность. А собственность, как и любая Offshore Information - для швейцарцев бесконечно неприкосновенна».

Здесь груды золота лежат...

Вы бывали когда-нибудь в хранилище швейцарского банка? Зрелище завораживающее: километры разноформатных сейфовых ячеек глубоко под землей за стальной дверью толщиной в метр и более. Тихо, как в архиве. Мебель по-протестантски лаконична: в каждом зале один, максимум два стола с рельсами для ячеек. Где-то есть кресло со столиком, чтобы поработать с документами, не поднимаясь на поверхность. Но желающих посидеть немного: все, как правило, приходят, кладут-берут, что надо, и уходят. Из обслуживающего персонала трое - двое мужчин и дама. Их задача помочь клиенту, не привлекая излишнего внимания к своей персоне. Без их помощи не обойтись: каждая ячейка имеет два ключа - один у владельца, второй - у сотрудника банка, и только одновременный поворот обоих способен открыть заветную дверцу. Потеря ключа - замена сейфа: здесь не принято врезать новый замок.

И что, везде золото-бриллианты? «По большей части бумаги, но и вечные ценности также имеются», - поясняет наш проводник в хранилище одного из крупнейших банков Швейцарии - UBS.

А где же «золото партии»? К моему изумлению, менеджер банка не задается вопросом, о каком золоте и о какой партии идет речь, а плавно перетекает в другой зал и тычет пальцем вниз: «Может, там?»

Подхожу, перегибаюсь через перила и обмираю: нижний этаж, ячейки размером со шкаф два на два, а то и три на три метра. Сколько же тут партий? Словно прочитав мои мысли, проводник смеется: «Это шутка. Как правило, такие ячейки арендуют компании или магазины. Например, ювелирные. Впрочем, последнее - мое предположение, и что лежит в сейфе, знают лишь его владельцы. Могу сказать только, что такие сейфы нарасхват, тогда как менее вместительные всегда есть в наличии».

Посетителей хранилища, как нас предупредили заранее, нельзя ни о чем спрашивать и тем более фотографировать - закон о банковской тайне, что бы там ни говорили борцы с терроризмом, по-прежнему стоит на страже конфиденциальности. Неудивительно, что на лицах работников хранилища мелькала непередаваемая гамма удивления и тревоги, когда для нас сделали исключение, пустив в эту «пещеру Али-Бабы», да еще и с фотокамерой. «Если вы так защищаете клиентов и сотрудников, не проще ли сделать хранилище безлюдным, как в кино: пришел, набрал на мониторе номер, и на транспортере выехало содержимое сейфа?» - спрашиваю главу департамента UBS по связям со СМИ Сержа Штайнера. «Такое только в Голливуде, - говорит Штайнер. - У нас всегда был и есть человеческий фактор. Ведь он не только минус, но и плюс. Технику проще обмануть».

С другой стороны, и люди доверчивы: толпы туристов, внимающих байкам экскурсоводов, вот уже которое десятилетие безропотно «съедают» историю о том, что небольшая площадь в одном из старейших районов Цюриха - Парадеплац - как раз и есть то сказочное место, где гномы хранят свои сокровища. Мол, еще со времен Средневековья под площадью, где стоял рынок, были некие ходы-склады, а позднее, когда сюда пришли банки, все подземное пространство превратилось в сплошное хранилище, на фоне которого сейф дядюшки Скруджа - так себе, свинья-копилка. За минувшие столетия от всех банков на площади остались два - UBS и Сredit Suisse. Эти два столпа швейцарского банковского мира всегда селятся вместе. Впрочем, мы отвлеклись. Так вот: под «золотой площадью» золота нет. Оно неподалеку - на самой фешенебельной улице города Банхофштрассе, где находятся центральные офисы крупнейших банков.

Размеры швейцарской сокровищницы невольно наводят на мысль: или вся планета хранит здесь свои кровные, или же это накоплено за века. Банкиры, конечно, делают ударение на первой части, утверждая, что от желающих открыть счет в Альпах нет отбоя. Это верно, но и вековая кредитная история Швейцарии сыграла свою роль. Альпийская конфедерация - единственная из развитых стран, в которой вклады в прямом смысле слова хранятся до востребования. То есть вечно.

...И мне они принадлежат

За ответом на вопрос, как поступает банк, когда владелец счета долго не дает о себе знать, нам пришлось отправиться в часовое путешествие на поезде. Пункт назначения - город Базель. Именно там находится Ассоциация швейцарских банков, занимающаяся помимо прочего разработкой правил, соблюдаемых банками не хуже федерального закона.

Вице-президент ассоциации Клод-Алан Маргелиш и глава пресс-департамента Джеймс Нейсон, не теряя времени даром, выложили на стол директиву собственного производства, регламентирующую, как действовать банкам, если связь с клиентом потеряна. Вкратце ее можно свести к следующим пунктам: 1) принять все меры по поиску клиента и установлению с ним контакта; 2) если это невозможно, сохранять счета и ценности в их прежнем состоянии, пока не объявятся клиент или его наследники; 3) если таковые не дадут о себе знать, хранить сбережения, пока рак на горе не свистнет, а Альпы не станут равниной. Помимо денег, согласно инструкции, вечно следует хранить еще и все бумаги (выписки со счетов, отчеты и т. д.). Представляете, какая это гора макулатуры? Недаром Клод-Алан Маргелиш вздыхает: «Адвокаты, страховые компании и нотариусы нас в этом начинании не поддержали, так что банки хранят документацию по счетам, так сказать, в автономном режиме».

Но что делать, если клиент умер, не оставив завещания? Тогда, по словам вице-президента Ассоциации швейцарских банков, вступает в силу закон о наследстве. Причем если клиент - иностранец, банк будет соблюдать букву чужого закона, если только заграничный подданный не прожил в Швейцарии не менее 25 лет. Ну а местные нормы четко регламентируют, как делить имущество и деньги, как поступать в случае дарения, чьи права на наследство первоочередные. Кстати, в качестве наследника может выступать и государство, но, по словам Маргелиша, имеющего за плечами большой опыт адвокатской работы, не было случая, когда бы властям той или иной страны удалось оспорить право частного лица на наследство. А все потому, что шанс на появление наследников из числа родственников есть, даже когда прямых потомков у владельца счета не было. Случалось и такое, что наследники объявлялись после 50-60-летнего «сна» вклада.

Во всех странах мира существуют временные ограничения по срокам хранения: в США, например, если счет недвижим в течение пяти лет и не объявились наследники, средства уходят в госказну. Где-то этот срок и того меньше - два-три года. А вот в Швейцарии лимита нет. Хранят веками. И государству не отдают: ни своему, ни чужому. Нет такого закона, говорят здесь, чтобы честно нажитую собственность экспроприировать. Все, что человек накопил, - это его и его потомков, а более ничье.

Задача же у швейцарского банка одна - сохранить вклад. Исключение тоже единственное: если сумма на счете столь мала, что для банка убыточно его содержание. В таком случае счет закрывают. Другой вариант - распоряжение швейцарской прокуратуры. Только швейцарской! Правоохранительные органы других стран, включая Интерпол, альпийским банкирам не указ. Можно сколько угодно говорить, что Березовский или Ходорковский - преступники, но пока швейцарские власти не согласятся с доказательствами тяжести их деяний, санкции на раскрытие данных о счетах и их арест не последует. А если вдруг последует, то можно не сомневаться: вскоре полетят головы. Как, например, в случае с Валентином Рошахером.

От прокурора слышу

Нам довелось убедиться в том, насколько работа швейцарских прокуроров и опасна, и трудна. Последнее, кстати, еще и потому, что штат прокуратуры по нашим меркам невелик: зайдя в кабинет генпрокурора кантона Женева Даниэля Дзаппелли, мы выяснили, что чиновник, осведомлявшийся до этого у нас, не хотим ли мы кофе в ожидании рандеву, и был сам прокурор. Вообще синьору Дзаппелли приходится многое делать самому. Вот и переводчика с русского у него нет. Значит, нет и русских дел?

«Есть, но вот уже четыре года, как они направляются в основном в офис федерального прокурора (то есть до недавнего времени Валентину Рошахеру). Но и у меня есть несколько запросов от российских властей. Подробности раскрыть не могу, но, скажем так, речь идет о россиянах, имеющих счета в швейцарских банках. Богатых россиянах. Но одного лишь факта российского гражданства мне маловато, чтобы признать этих людей виновными в совершении каких-либо преступлений. Скажу лишь, что число «русских дел» (в это понятие мы включаем запросы со всего пространства СНГ) уменьшается с годами, причем довольно существенно. В этом году мы вообще ни одного запроса не получили. Может, это связано с тем, что наши законы стали строже в отношении отмывания денег. Я бы сказал, что Швейцария, как и раньше, хочет денег, много денег, но только чистых денег. Рекомендации FATF соблюдаются здесь неукоснительно, проверяются источники доходов каждого клиента. И тут не важна национальность».

Другое дело, что в Швейцарии, как пояснил наш собеседник, многие деяния, считающиеся преступными за границей, таковыми не признаются. Например, уклонение от уплаты налогов - не грех, а так, шалость, не подлежащая уголовному преследованию.

Деньги «своих» конфедерация, как правило, не выдает. Однако для того чтобы стать своим для швейцарских властей, надо раскрыться перед ними по полной. К примеру, знаменитая анонимность счетов - так называемые номерные счета, где вместо имени владельца указывается набор цифр или псевдоним, - не преграда для местной прокуратуры. «Руководство банка в курсе, кто именно является владельцем счета. Банки обязаны обладать информацией и о нем самом, и об источниках происхождения средств. Надо иметь возможность всегда связаться с клиентом. У нас не бывает, чтобы мобильный не работал», - говорит Дзаппелли.

Получается, что те, кто открывает номерные счета, обмануты? «Нет. Есть банковская тайна. Если вы чисты перед законом, то она исправно защищает вас от посторонних глаз, сужая благодаря номерному счету круг посвященных в детали вашей финансовой жизни. Другое дело, что от прокуратуры за номером не скрыться».

- Поступали ли вам запросы, когда в преступлениях обвиняется бывший государственный лидер? Мол, обокрал страну, а деньги в Швейцарии на номерном счете припрятаны.

- Такие вопросы, как правило, в компетенции федеральных властей. Впрочем, порядок для просителей все равно один и тот же: сначала новому правительству надо доказать тяжесть преступления бывшего руководства. Впрочем, банки стараются избежать таких последствий, предпочитая не связываться с действующими политиками. У нас в ходу даже специальный лист нежелательных персон, в отношении которых нужна особенно тщательная проверка перед открытием счета.

Помимо прокуроров в Швейцарии есть еще один человек, перед которым отступает закон о тайне вкладов. Не будь его, потомки тех, кто некогда вложил свои кровные в сейфы швейцарских банков, рисковали бы так никогда и не узнать, что таковые счета вообще были. В катаклизмах двух мировых войн и прочих потрясениях потерялись следы тысяч людей и их денег. Потерялись для всех, за исключением швейцарцев.

Для помощи наследникам Ассоциация швейцарских банков учредила пост банковского омбудсмена, который ныне занимает Ханспетер Хани. К сожалению, график уполномоченного по правам вкладчиков очень насыщен, так что наше любопытство в основном удовлетворял его заместитель Кристиан Гюэкс: «Мы начинаем поиск, как правило, после того как счет попадает в категорию «без новостей», а это значит, связь с владельцем утеряна уже десять лет и более».

«То есть ранее десятилетнего моратория вы не возьметесь за поиски?» «Возьмемся, – говорит Кристиан Гюэкс. – Десять лет - официальный срок для банков, чтобы они согласно директиве ассоциации искали владельца или его наследников. Мы же можем действовать с любого времени, если на то есть запрос».

Как разыскать «прадедушкин вклад»? Все начинается с письма, в котором наследники рисуют ситуацию в свободной форме. Далее омбудсмену надо убедиться, что человек, некогда открывший счет, действительно существовал и умер (потребуются соответствующие документы). В противном случае, как посетовал Кристиан Гюэкс, «мы рискуем попасть в ситуацию, когда, например, лишенные наследства отпрыски пытаются завладеть состоянием родителя при его жизни». Кроме того, наследнику придется доказать, что он единственный претендент на собственность, а если нет, то заручиться согласием остальных родственников. Если все документы в наличии, то поиск искомого счета занимает несколько минут. Кстати, за умеренную плату: удовольствие обойдется в 100 швейцарских франков.

А если банк не захочет раскрывать информацию? Скажет, что нет у нас такого счета... «Это вопрос веры, - говорит Кристиан Гюэкс. - Вы или верите в систему и в то, что банк соблюдает закон, или нет. Я лично верю. Как и в то, что, если банк будет пойман на нарушении закона или просто на нечистоплотности в отношении клиентов, он будет предупрежден, оштрафован, а то и вовсе лишен лицензии. У нас с этим строго».

Фейсконтроль

Валютная либерализация позволила нашим соотечественникам открывать счета за рубежом без дополнительных разрешений. Вопрос: смогут ли они это сделать в Швейцарии? Ответ: смогут, но не многие.

Дело в том, что страны бывшего Союза не входят в «белый список» государств, граждане которых без проволочек открывают счета в Швейцарии. Список этот невелик - около десятка стран (преимущественно костяк Евросоюза). Представители всего остального мира вызывают у швейцарских банкиров подозрения. Причем официального черного списка не существует. К каждой стране подход индивидуальный, и диктуется он подчас политическими соображениями.

На практике это означает, что перед открытием счета в швейцарском банке будущего клиента из «подозрительной» страны тщательно проверяют. Процедура именуется due diligence. Новая редакция правил, введенная пару лет назад, предписывает оценивать степень потенциального ущерба для репутации банка при работе с определенными категориями клиентов. В группу риска попали: политики и члены их семей, владельцы рискованного бизнеса (например, казино) и просто обладатели крупных состояний.

Представителям среднего класса проще, хотя и они десять раз подумают, стоят ли все мытарства удовольствия стать обладателем счета в швейцарском банке. К примеру, чтобы его открыть, необходимо личное присутствие. Из этого правила есть исключения: банковские клерки выезжают к клиенту, но делают это только ради очень круглых сумм. Стало быть, придется ехать самому, а вояж обойдется примерно в €1-2 тыс. в неделю. Доказывать чистоту происхождения средств придется и в том случае, если сумма вклада невелика. Кроме того, due diligence при открытии счета не избавляет от последующих проверок. У банка вызывают подозрения: внезапные поступления на счет, высокая частота транзакций или случаи, когда переводы идут в банк с острова, затерянного в океане.

Готовому пройти через все эти препятствия для достижения заветной цели следует задаться вопросом: а зачем ему счет в Швейцарии? Как способ быстрого обогащения он не подходит - низкая процентная ставка. Увеличить свой капитал можно, позволив банку вкладывать деньги в ценные бумаги. Но это риск, сводящий на нет главное преимущество швейцарских банков - надежность. Может, лучше поискать в богатой кредитной истории Швейцарии свой «прадедушкин вклад»?

Светлана СУХОВА.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)