Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №33 (344)

ДЕНЬГИ


Зыбучие финансовые пески

В мировом финансовом сообществе Нью-Йоркскую фондовую биржу (NYSE) именуют Большим советом (Big Board). Однако Big Board переводится еще и как «большая доска». И на этой «доске» каждый день вычерчивается сложнейшая кардиограмма американской и мировой экономики. Адрес Нью-Йоркской фондовой биржи канонический - Уолл-стрит, дом 11. Но главное здание расположено рядышком, на Брод-стрит, дом 18. Здесь, в Нижнем Манхэттене, и раньше была дикая теснотища - дома-махины налеплены как соты, кривые улочки-ущелья.

18/8/2006

После же обрушения башен-близнецов полиция перегородила проезды и проходы бетонными надолбами, некоторые стриты закрыли для проезда вообще, а службы безопасности финансовых корпораций и госучреждений вынесли из зданий на улицу, под парусиновые шатры, что также затруднило движение.

Охранники биржи тоже сидят в таком шатре. Эти парни в специальных курточках, похожих на полицейские, знают свой маневр досконально. Первый тур: проверяют все ваши вещи вручную. Второй: к кому и зачем идете? Вызывают того самого человека из здания, чтобы он кивнул - да, это мой гость - и показал бумажку. Гостя одного не пустят, а только с сопровождающим. Тур третий: уже внутри здания рентгеновская просветка вещей. У меня в сумке среди бумаг после редакционного сабантуя завалялся штопор, его засекли, внимательно осмотрели и после некоторых колебаний вернули. Тур четвертый: гостя фотографируют и тут же выдают ксиву, которую надо носить на груди, а при выходе обязательно сдать.

Дресс-код под стать проверке, тоже строгий. Цивильные брюки (никаких джинсов), ботинки (никаких кроссовок и сандалий), рубашка с классическим воротником, пиджак, галстук. Сами же биржевики-трудяги носят синие и коричневые сатиновые пиджачки с нашитыми номерками и фамилиями. Глава пресс-службы биржи Кристиан Бракман провел меня на балконную галерею, нависающую над торговым залом. Огромное подкупольное пространство со световым потолком и стеклянной стеной, шахматно расставленные лотки-боксы, вокруг которых снуют покупатели. Зал вызвал ассоциации с центральным рынком в столице: базар он всегда базар, торгуют ли на нем баклажанами, нефтью или акциями компаний. Таких залов на бирже пять, они отличаются площадью и нюансами оформления. Биржа с годами пухла-разбухала, требуя нового жизненного пространства. А началось все с... забора.

В 1653 году голландские поселенцы протянули по всему Нижнему Манхэттену - от Гудзона до Ист-Ривер - деревянный частокол четырехметровой высоты для защиты от атак англичан и индейцев. Спустя тридцать два года вдоль частокола проложили Уолл-стрит («улицу-стену»). В 1790 году в США зародился фондовый рынок. Правительство США расплатилось по военным долгам, выпустив в обращение облигации на $80 млн. Их можно было продавать-покупать по рыночным котировкам. Два года спустя началась торговля ценными бумагами, как государственными, так и частными. Под деревом сикомором, стоявшим на Уолл-стрит, 17 мая 1792 года 24 брокерами было подписано Баттонвудское соглашение об учреждении Нью-Йоркской фондовой биржи. В 1817-м организация приняла конституцию - свод правил и стандартов. Тогда же биржа арендовала штаб-квартиру за анекдотические по нынешним временам $200 в месяц.

В 1835 году большой пожар уничтожил в Нижнем Манхэттене семьсот зданий, в том числе и биржу. Пришлось строить заново. Нынешнее здание биржи спроектировали и построили в начале XX века. Конкурс, в котором участвовали восемь ведущих зодчих Нью-Йорка, выиграл неоклассический дизайн Джорджа Б. Поста. Старое здание снесли, и в апреле 1903 года в торжественной обстановке открыли новое. Шесть массивных колонн коринфского ордера украшают горделивый фасад. Все сделано с претензией на величие. Облицованные мрамором стены, затейливо орнаментированный потолок, невиданная для той эпохи система кондиционирования воздуха. С каждым годом по мере роста американского и мирового фондового рынка биржа подминала под себя окружающие пространства, обрастая пристройками и торговыми залами. Сегодня биржа - образец технологической продвинутости. С наступлением электронной эры компьютерная система биржи обновляется каждый день, вернее, ночь. На технологическое обновление оборудования тратится $400 млн в год.

1.366 стульев

Мне как гуманитарию, которому понятнее экзистенциализм Камю, чем дебет с кредитом, всегда казалась непостижимой мистерия биржи. Кто эти люди, снующие по залу? Почему надо обязательно орать? Что это за бумажки, которыми после торгов усыпан пол?

Итак, разъяснили мне добрые люди, торговля на NYSE - это постоянно действующий аукцион в демократическом формате «танцуют все». Кто танцует лезгинку, подойдите к эстраде номер один. Твистующих просят собраться у эстрады номер два. Любителям самбы - айда сюда, а поклонникам гопака - во-о-он туда. То есть каждый бокс-лоток в торговом зале биржи торгует акциями определенной группы фирм. Все покупатели, представляющие инвесторов, собираются вокруг определенного «поста». Всего этих торговых мест 1.366. По-английски они называются seats («места», «сиденья»), потому что до 70-х годов XIX века члены биржи сидели на стульях. Сейчас мало кто сидит, торговля идет преимущественно в фуршетном режиме, только без шампанского (после торгов - сколько угодно). В 1868 году устроители договорились, что мест будет 533, но затем «лимит» увеличивали несколько раз, пока в 1953 году не постановили на века: 1.366, и ни стулом больше.

Эти места сегодня куда дороже стульев из гарнитура мадам Петуховой. Ведь они дают право прямой, без посредников, торговли акциями крупнейших компаний. Считается, что самая высокая цена за биржевое место была заплачена в 1929 году, когда его купили за $625 тыс., что соответствует 6 млн сегодняшних долларов. В последние годы стулья, бывало, улетали и за $4 млн, а в пору спада, в 2001-м, их со скрипом брали за миллион.

Сказав, что биржа, коротко называемая по первым буквам NYSE, крупнейшая в мире, следует сразу оговориться. Да, крупнейшая, - по капитализации торгуемых здесь компаний. Если сложить рыночную стоимость обращающихся здесь бумаг, то сумма превысит $22,5 трлн., из которых примерно 7 трлн. составляет капитализация неамериканских компаний. Для сравнения: валовой национальный продукт США, согласно данным ЦРУ, составил в 2005 году $12,4 трлн., а России - $1,6 трлн. (по паритету покупательной способности). По числу торгуемых компаний биржа утратила первенство в 90-е годы, уступив его электронной и потому более динамичной бирже NASDAQ. Но по общей капитализации старушка NYSE тяжелее конкурента раз эдак в пять.

Включение в листинг NYSE - показатель мирового уровня компании. Попасть в него сложно и хлопотно. Нужно соответствовать множеству очень жестких требований. И платить немалые суммы. Стартовый взнос - $36.800 плюс определенная плата за каждый миллион акций. Ежегодная плата за листинг зависит от количества выпускаемых акций и колеблется от 16 тыс. до полумиллиона долларов. Скажем, если компания выпускает 4 млн обыкновенных акций, то за включение в листинг единовременно заплатит $81 тыс. и ежегодный взнос в $16 тыс.

Попасть в листинг NYSE и хочется, и колется. Колется из-за необходимости полной прозрачности. Над NYSE стоит неподкупная федеральная комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), подчиняющаяся Конгрессу. Контрольная пирамида в несколько уровней - особо не забалуешь.

Ньюсмейкер всея Америки

Иерархия и диалектика трейдерства весьма сложна. Но если кое-что упростить, всю толпу орущих на бирже людей можно разделить на две категории. Первая - брокеры, главная боевая армия биржи. Она, в свою очередь, подразделяется на внутренних (in-house) брокеров, своего рода биржевую элиту, представляющую крупные финансово-инвестиционные корпорации типа Merrill Lynch и Bear Stearns, брокеров-агентов, работающих за комиссионные от многочисленных брокерских контор, и независимых брокеров, волков-одиночек. Вторая категория - трейдеры-специалисты. Они выполняют функции аукционистов, агентов, обслуживающих спецзаказы брокеров, «каталистов», стабилизирующих цены и поддерживающих рынок в нормальном режиме и, наконец, «принципалов» - дилеров, тратящих собственный капитал для переламывания негативного торгового тренда. Сложновато?

Совсем нет: в каждом из пяти торговых залов примерно по 400 трейдеров-специалистов. Каждый приписан к своему «посту». А вокруг колышется брокерское море - всего на бирже тусуется одновременно порядка трех тысяч «танцоров». Все знают, в каком месте рынка торгуют акциями тех или иных компаний, заявленных в листинге. Заказы на покупку и продажу поступают по телефону или по электронной почте из любой точки земного шара. Так на стыке спроса и предложения формируется цена в данный момент времени. В течение торгового дня миллионы акций меняют владельцев. Своего рода зыбучие финансовые пески.

Биржевики-традиционалисты считают этот рецидив новгородского веча очень эффективным механизмом определения курса акций. Аукционный тяни-толкай между живыми покупателями и продавцами кардинально отличает NYSE от обезличенных электронных рынков, где крики и стоны брокеров заменяют попискивание компьютеров и мигание мониторов. Конечно, электроника играет важную роль и на NYSE, но решающим здесь все же остается человеческий фактор. Хотя в последнее время все активнее идет процесс конвергенции - рождается «гибридный маркет», сочетающий в себе элементы традиционной и виртуальной бирж.

Рабочие часы биржи - с 9:30 утра до 4:00 дня. В это время половина Америки, у которой денежки вложены в ценные бумаги либо напрямую, либо опосредованно - через пенсионные фонды, следит по ТВ или в Интернете за индустриальным индексом Доу-Джонса (DJIA). Этот гениально простой финансовый барометр придумали в конце XIX века редактор газеты Wall Street Journal Чарлз Доу и статистик Эдвард Джонс. Индекс рассчитывается на основании котировок тридцати крупнейших промышленных корпораций и отражает сиюминутное состояние американской и в большой мере мировой экономики. С помощью DJIA биржа общается с миром простых людей.

Для среднестатистического Джона Смита индекс означает, на каком он свете сегодня находится со своими акциями. Ведь многие прекрасно помнят, как в конце прошлого века шмякнулись акции новомодных компьютерных и интернетовских компаний-пузырей и миллионы вкладчиков крепко на этом погорели. 27 октября 1997 года индекс Доу-Джонса упал на 554,26 пункта, и биржевому менеджменту пришлось впервые прибегнуть к правилу «короткого замыкания», то есть к отмене торгов на какое-то время. Идея этого предохранительного клапана очень проста - инвесторы должны остыть и переосмыслить финансовую стратегию. Биржевой крах «черного вторника» 29 октября 1929 года, когда инвесторы в панике стали сбрасывать все акции без разбору, многому научил руководство NYSE. Со временем на бирже была создана система стабилизации и защиты интересов инвесторов. Но игра с ценными бумагами при всех мыслимых «подушках безопасности» все равно остается делом нервным и рисковым.

Надо сказать, были в истории биржи моменты, когда ритуальный колокол, с ударом которого начинается рабочий день, не звонил - форс-мажор! Биржу закрыли из-за Первой мировой войны, но уже через несколько месяцев вновь открыли - чтобы срочно реализовывать облигации военного займа. Замерла здесь жизнь и с 11 по 17 сентября 2001 года - из-за террористического нападения на Нью-Йорк.

Случались и скандалы. 24 августа 1967 года вождь хиппи Эбби Хоффман привел группу своих последователей на балконную галерею биржи. Протестующие против звериного оскала империализма леваки стали горстями швырять вниз поддельные долларовые бумажки. А брокеры, повинуясь инстинкту, стали их судорожно ловить. Хоффман торжествующим перстом тыкал в алчную свалку, клеймя грех стяжательства.

А в 2003 году биржу потряс скандал иного рода. Ричард Грассо, тогдашний глава NYSE, заграбастал премиальный пакет в $140 млн, что поразило воображение даже видавших виды акул Уолл-стрит. Начались судебные разборки, Грассо отправили на пенсию. С бывшего топ-менеджера требуют вернуть хотя бы часть премии. Кстати, любопытную версию этих событий выдвинул публицист Гэри Вайс в книге «Уолл-стрит против Америки». Он считает, что биржевые короли поощрили Грассо за то, что он сохранил архаичную модель торгового зала, которая, как пишет Вайс, «давно должна быть уже похоронена в мраморном мавзолее».

Люди биржи

Как замечает Кристиан Бракман, сегодня маржа (разница) между продажной и покупной ценой акций уменьшается, поэтому трейдерам и брокерам, чтобы больше заработать, нужно увеличивать объемы продаж, то есть пахать не разгибаясь. Сюда приходят сразу после финансового колледжа, начинают с помощников и ассистентов, принеси-подай, достигают потолка роста лет в 40-45, если, конечно, не свалит инфаркт от перенапряжения. Правда, есть и исключения: говорят, самый пожилой брокер – 94-летний ветеран.

Биржевики на ногах с раннего утра, – к утреннему колоколу они должны прийти подготовленными, знакомыми с индексами и ставками валюты Лондонской и Токийской бирж. Здесь нет перерыва на обед, никто не ходит на ланч в ресторан, перекусывают гамбургерами и кофе в бумажных стаканчиках на ходу. Подмастерье начинает со стартовой зарплаты в $50 тыс. в год, со временем у удачливых ребят она вырастает до шестизначных цифр. Ну а старшие партнеры брокерских команд почти все миллионеры.

Специалисты-трейдеры, как дорожная полиция, бдительно следят за финансовым трафиком и соблюдением правил. Брокеры должны быть преданы своим клиентам и не использовать в корыстных целях конфиденциальную информацию. Заприметив подозрительные транзакции, контролеры тут же берут их участников на заметку. Если что-то неладное повторяется с теми же игроками, начинается тайное расследование. Нарушителей конвенции, будь то по части инсайдерского трейдинга (это когда биржевики в нарушение коммерческой тайны шепчут родным и друзьям на стороне - покупай или продавай, а навар делят) или распространения ложной информации (типа «мы завтра объявляем банкротство», а на самом деле не объявляют, а на панике греют руки), жестоко карают и, конечно же, пожизненно вышвыривают с биржи.

Ну а почему все-таки в конце трудового дня весь пол биржи замусорен донельзя? Традиция, однако. Транзакции фиксируются электронным способом, но большинство брокеров предпочитают по старинке записывать цифирь в свои блокноты. Когда котировки меняются, листочки вырывают и бросают за ненадобностью на пол. Вроде бы не уважают труд уборщиц, а с другой стороны, напротив, обеспечивают стабильным заработком. Диалектика капитализма.

Олег СУЛЬКИН.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)