Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №30 (341)

ДЕНЬГИ


Эстония и Литва пока еще не попали в еврозону

Страны Балтии пока остаются за границей евровалютного пространства. Справедливости ради следует отметить, что не все из них именно сейчас намеревались в это пространство попасть. Латвия уже заранее скромно определила для себя в качестве вероятной даты перехода на общеевропейскую валюту 2008 год, а не первое января 2007, как амбициозно хотели сделать Эстония и Литва. Вот им сейчас и пришлось пересматривать выбранные сроки.

28/7/2006

Из десяти государств, присоединившихся к Европейскому Союзу в мае 2004 (Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония), о своем желании ввести у себя евро заявили все, но свои силы они оценили по-разному. Венгрия посчитала, что созреет для евро не раньше примерно 2012 года, а Чехия скромно ориентируется на 2010, хотя ее экономические показатели наилучшим образом соответствовали евросоюзным требованиям еще год назад. Остальные выбрали для себя разные сроки в промежутке, но Словения, Литва и Эстония пообещали подготовиться раньше других.

Время летит быстро, и пришла пора подводить итоги. Как известно, ничего хорошего для стран Балтии в этих итогах не оказалось. Из всех поспешивших претендентов только Словения сумела вписаться в жесткие евросоюзные рамки. В середине мая Европейский нейтральный банк и Европейская Комиссия официально объявили о своем согласии принять ее в еврозону первой и пока единственной из новых членов ЕС. Литва была близка к заветной цели, но ей не хватило совсем немного. Эстонцы поспешили сами объявить об изменении своего евровалютного графика, сделав это еще в конце апреля. Непреодолимым порогом для них оказалась инфляция.

Коварный Маастрихт

Чтобы получить право на евро, страна должна соответствовать жестким критериям, прописанным в Маастрихтском соглашении. Основные из них таковы:

* уровень инфляции не должен более чем на полтора процентных пункта превышать средний показатель по трем самым «низкоинфляционным» государствам ЕС;

* дефицит бюджета допускается только в пределах 3% от ВВП;

* государственный долг не выходит за рамки 60% ВВП и стабильно сокращается.

Этим, разумеется, дело не ограничивается, но всякие дополнительные требования относительно стабильности национальной валюты и долгосрочных процентных ставок не так пугают на фоне суровых инфляционных норм.

Экономическое состояние стоящих в очереди за евро скрупулезно изучается самым пристальным образом, насколько это вообще возможно в условиях постсоциалистического общества с унаследованной склонностью, скажем так, к приукрашиванию собственных достижений. При всем желании выглядеть лучше, на деле выглядеть лучше удается не всегда. Хитрее всех поступили, как обычно, эстонцы. Не дожидаясь обидного для самолюбия отказа из Брюсселя, они сами быстренько объявили о «переносе срока введения евро». Литовцы все-таки предпочли пройти путь до конца и дождаться официального ответа. Они его и получили 16 мая. Ответ, как и следовало ожидать, был негативным. Литовцев можно понять: в строгие рамки они не вписывались на сотые доли процента, поэтому у них имелся шанс проскочить. Не проскочили. Возможно, не проскочили потому, что критерии не всегда сводились к одной только чистой экономике.

Политическая составляющая

Литовский случай действительно неоднозначный. Более или менее вписавшись в маастрихтские требования по всем параметрам, Литва не прошла только по одному - все тому же пресловутому уровню инфляции. Причем размеры «перехлеста» зависят от того, как считать. Дело в том, что для подсчета используется довольно хитрый механизм, вдаваться в подробности которого сейчас было бы слишком сложно, но даже некоторые из приводимых показателей - вне зависимости от того, как они получены, - выглядят весьма наглядно. Так вот, по одним данным уровень литовской инфляции за отчетный период составляет 2,72% (при еврокритерии в 2,66%), по другим еще круче - 2,63 (со ответственно порог - 2,6). Вероятно, Брюссель, при большом желании нашел бы способ «правильно» сосчитать, округлив сотые до желаемого результата. То, что это не сделано, свидетельствует не столько о строгости европейских финансовых аналитиков, сколько об осторожности ЕС в эпохальном деле внедрения евро в широкие массы.

Лояльность но отношению к Словении в таком контексте совсем не выглядит чем-то особенным - не только потому, что все критерии здесь вроде бы соблюдены. Маленькая страна с двухмиллионным населением и стремительными темпами роста (прогнозируются 4,3% в текущем году) представляет собой идеальный плацдарм для эксперимента. На ней удобнее всего отслеживать последствия дальнейшего расширения отнюдь не беспроблемной еврозоны. А строгости по отношению к Литве - хороший урок тем пугающим гигантам, которые уже в процессе расширения ЕС угрожали нарушить хрупкий европейский экономико-политический баланс объединенной Европы. В первую очередь подразумевается Польша. Дабы у поляков и прочих кандидатов не возникало никаких иллюзий но поводу возможных поблажек, литовский пример весьма уместен.

Во избежание неприятных отказов, какими бы причинами - реальными экономическими или абстрактными политическим - они не объяснялись, эстонцы быстренько начали действовать по принципу «сам не хочу». 27 апреля правительство страны, уже зная, что критерии «не проходят», публично заявило о своем решении отодвинуть срок вступления страны в зону действия евро с 1 января 2007 года на более поздний срок. Пока называют начало 2008 года.

Делая себе честь, эстонцы объяснили высокий уровень инфляции в стране чрезмерно быстрым ростом экономики, добавив, правда, ссылку на непредвиденную дороговизну нефти. Именно эти доводы приводятся в качестве основных, оправдывая, почему пару лет назад, вступая в Европейский Союз, Эстония вписывалась во все требуемые, в том числе и инфляционные, экономические параметры, а теперь - нет. Положение обещают исправить в течение первого полугодия 2007 года, когда, по прогнозам Банка Эстонии, инфляция снизится до 3% (таков, по прогнозам, инфляционный порог на тот момент, точнее - 3,1). После этого, с 1 января 2008, можно смело вводить евро и... наращивать инфляцию, которая, по тем же прогнозам, в середине 2008 года достигнет уже 3,7%. Этому тоже имеются свои объяснения. Чтобы снизить уровень инфляции, решено на год отсрочить введение запланированных акцизных налогов на сигареты и алкоголь и подсократить некоторые бюджетные расходы. А уж потом, проскочив нужный барьер, ничто не помешает «оттянуться» по полной программе - в том числе и с теми же акцизами. Вот такой у Таллинна заготовлен план. В Брюсселе, кстати, к нему отнеслись с полным пониманием - не по поводу последующего роста инфляции, а в связи с отсрочкой акцизов.

Литва тоже рассчитывает вскоре догнать уехавший было валютный евровагон даже быстрее, чем эстонцы, хотя, по прогнозам, в 2007 году уровень инфляции в стране достигнет 3,3%, что опять-таки выше допустимых на тот момент 3,1. Кто знает, может литовцам тоже «помешают» темпы роста: в прошлом году они составили 7,5% ВВП - третий из «скоростных» показателей среди всех членов Европейского Союза.

На таком захватывающем фоне гораздо более смутными выглядят шансы еще одного представителя балтийской триады - Латвии. Латыши, как уже упоминалось, сразу же проявили осторожность и наметили для себя в качестве цели год 2008-й. Но по мартовским оценкам рейтингового агентства Standard and Poor, даже такой срок выглядит нереальным. «При инфляции на уровне 6,8% в декабре минувшего года и прочих экономических неувязках Латвия «созреет» для евро не раньше 2010», - полагает аналитик Standard and Poor Реми Салтерс. Отсрочка с введением акцизных налогов, вызванная желанием сдержать рост цен «до срока», способна вызвать обратный эффект - переносить акцизы на слишком долгий срок правительство все равно не сможет, а результат их появления легко предсказуем. Уже сейчас уровень инфляции в Латвии самый высокий в Евросоюзе, поэтому пространства для маневра у Риги остается немного.

Зато к тому времени латышам, вероятно, удастся окончательно разобраться с тем, как следует называть на латышском общеевропейскую валюту: «евро» или «эйро»? Год назад в стране разгорелась настоящая филологическая баталия с привлечением Брюсселя - литовский министр образования и науки Латвии Ина Друвиете объявила, что дифтонг «ей» в традиционном общепринятом написании euro неприемлем для латышского языка. В то же время, требования ЕС подразумевают единое название валюты во всех странах, где она имеет хождение. Видимо, за спорами о правописании борьба с инфляцией утратила свое значение.

Кому это нужно?

За что же борются новые евросоюзные государства и какие реальные выгоды дает евро? Однозначный ответ сейчас вряд ли кто даст. Живут же Великобритания, Швеция, Дания без европейской валюты и ничего, не умирают. Отказавшись от национальных денег, правительства лишаются важного инструмента, позволяющего стимулировать либо экспорт, либо внутреннее потребление в стране при помощи девальвации и ревальвации. Валютный механизм попросту оказался передан Брюсселю и Европейскому Центробанку. С другой стороны, евро - универсальная мировая валюта, конкурент пошатнувшегося доллара США. И еще вопрос, ослабли ли позиции доллара без евро или нет? Поэтому наличие таких денег теоретически призвано стабилизировать экономику всего региона и, что еще важнее, унифицировать ее.

Единая валюта значительно облегчает жизнь инвестора, избавленного от риска проиграть на неожиданных перепадах курса. Примеры? Пожалуйста. В 2001 году крупнейшая финская издательская корпорация Sanoma-WSOY приобрела голландский журнальный концерн VNU. Как сказал тогда генеральный директор Sanoma-WSOY Ханну Сюрьянен, «без членства в Европейском валютном союзе приобретения типа только что нами сделанных вообще не могли бы иметь место, потому что цена на тот момент была достаточно высока - более €1,2 миллиарда. И если к этому еще добавить риск, связанный с курсом валют, то для нас это было бы слишком много, чтобы ввязываться. Поэтому так важно по возможности избежать валютного риска при столь масштабных покупках».

К сказанному можно добавить легкость при сопоставлении цен, что необходимо для создания условий честной конкуренции, сокращение различных расходов при перечислении денег и прочие технические детали. Инвестору, торговцу они действительно могут помочь. Но не всем. Известный владелец сети дорогих отелей, расположенных по всей Европе (в еврозоне и вне ее), Рокко Форте сказал недавно автору статьи, что, с его точки зрения, пользы от единой валюты нет никакой, а те преимущества, которые она дает лично для него как инвестора и крупного бизнесмена, несущественны. Даже наоборот, евро усугубило, в первую очередь, германские экономические проблемы.

Два взаимоисключающих подхода упомянуты так, для иллюстрации. За минувшие семь с лишним лет существования единой европейской валюты (в качестве расчетной единицы введена в 1999 году, а появившиеся в обращении банкноты заменили национальные деньги стран ЕВС с 1 января 2002 года) о ней уже наговорили много всего разного - и хорошего, и плохого. Поэтому примеров имеется масса как «за», так и «против». Но если продолжать наметившееся движение в интеграционном русле, то от евро никуда не деться. Не на американском долларе же «зацикливаться» гордым европейцам, коль скоро они намерены создавать у себя конкурентоспособное экономическое пространство в условиях тотальной глобализации. Вот и приходится подгонять свою экономику под мало-мальски приемлемые критерии.

Как видно, удается это не всем и не сразу. А для обычного человека, не обремененного инвесторскими проблемами в масштабах мирового бизнеса, единая валюта чаще всего связывается с исчезновением «меняльных» контор и удобным сопоставлением цен, когда сразу станет видно, что, например, стоимость бытового электричества в «дешевой» Эстонии выше, чем в «дорогой» Финляндии. Или еще выплывут какие-нибудь неожиданные мелочи. К сожалению, процесс «евроизации» ими не ограничивается. Игра в европейскую валюту идет по-крупному.

Андрес КИНГИСЕПП.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)