Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №35 (295)

СПОРТИВНЫЙ ИНТЕРЕС


За границей тучи ходят хмуро...

В конце 80-х - начале 90-х получить приглашение из-за рубежа для советского футболиста означало только одно - шанс заработать нормальные деньги и пожить в человеческих условиях. Но далеко не у всех стремление к чему-то лучшему давало тот результат, о котором они мечтали.

2/9/2005

ФотоУкринформ

Сегодня наш рассказ о непростой судьбе двух известных в прошлом футболистов - защитника московских «Спартака» и «Локомотива» Сергея Базулева и лучшего футболиста Казахстана, легендарного форварда алма-атинского «Кайрата» Евстафия Пехлеваниди.

Базулев вошел в историю отечественного футбола как человек, который позволил днепропетровскому «Днепру» впервые выиграть чемпионат СССР. Почти 22 года назад, в решающей встрече между «Днепром» и «Спартаком» в Днепропетровске, победитель которой становился чемпионом страны, он не стал бить по ногам Геннадия Литовченко, который прорывался по флангу, хотя мог и, по логике среднестатистического защитника, должен был это сделать. Литовченко спустя мгновение отдал точную передачу на Олега Тарана, и тот эффектным ударом головой забил третий мяч в ворота «Спартака» (итоговый счет - 4:2). Сам Базулев говорит, что слышал, как со спартаковской скамейки ему кричали: «Фоли!». Да и сам понимал, что ценой желтой карточки можно было сорвать опаснейшую контратаку, но Сергей рассчитывал отобрать мяч чисто, без грубости. После матча можно понять чувства Базулева, которого многие считали виновным в поражении и потерянном чемпионском титуле. Но его поддержал главный тренер Константин Бесков, который в раздевалке в гнетущей тишине сказал: «Все правильно, Сережа...»

Чемпионом СССР Базулев все же стал - в 1989 году, пережив к тому времени вынужденный уход из «Спартака» в 1984-м и возвращение спустя четыре года. А в 1991 году защитник уехал в Финляндию, в город Оулу, в местную футбольную команду. В Финляндии он живет до сих пор, наведываясь в Россию летом: «В Москву всегда еду с удовольствием. Тянет, конечно, в родные края. Посмотреть, как народ живет, в метро прокатиться. Ну и на футбол сходить. Дома, в Финляндии, есть спутниковая тарелка, принимающая российские каналы, но хочется увидеть все живьем».

О том, как и почему Базулев завершил футбольную карьеру, в России долгое время не писали и не говорили. Наверное, потому, что некому было рассказать о той кошмарной истории, которая случилась с футболистом. И только в этом году представитель «Спорт-Экспресса», встретившись с Сергеем и его женой Аллой, узнал подробности непростой жизни семьи Базулевых в Финляндии и поведал о них читателям.

«Это случилось 1 марта 1992 года, - начал разговор Базулев. - В Оулу перед стартом чемпионата организовали футбольный турнир. Матчи проходили в манеже, на допотопном синтетическом покрытии. Под ним вообще-то должна была лежать специальная резиновая подушка, но почему-то отсутствовала. Ковер уложили прямо на бетон.

Был обычный игровой эпизод, каких за матч происходит десятки. В центре поля я выпрыгнул вверх за мячом, а финский нападающий неудачно подсел под меня. Мы еще в воздухе столкнулись головами. Говорят, я сразу потерял сознание, иначе наверняка успел бы как-то сгруппироваться или руку подставить. А так - рухнул вниз, как мешок, и ударился головой о бетонный пол.

Точь-в-точь такая же история произошла в 87-м в «Олимпийском» с полузащитником ЦСКА Сергеем Березиным. Мне повезло больше. Он в коме три недели пробыл, а я - всего одну. Потребовалась операция по удалению гематомы мозга. Оперировал меня знаменитый финский нейрохирург, который, на мое счастье, как раз 1 марта в этой клинике нес дежурство. Пока я лежал в коме, никто не знал, выживу или нет. А в себя пришел, словно жене в подарок, - аккурат 8 марта. Правда, «подарок» оказался еще тот: Аллу-то сначала не узнал! Первое, что ей выдал: «Вы хорошо говорите по-русски. Но кто вы?» Представляю ее реакцию... Затем она спросила: «Ты про детей-то помнишь? Сколько их у нас?» «Трое», - не моргнув глазом, ответил я. С чего это взял (у нас двое сыновей) - ума не приложу.

Боли я не чувствовал. Страха тоже не было. Долгое время просто не осознавал, что со мной. В голове был сплошной туман. И выбраться из него никак не удавалось».

Можно только представить чувства Аллы Базулевой, которой 1 марта позвонили в дверь и сообщили: «Сергей в больнице, у него травма. Вам надо поехать туда, забрать машину». О том, что муж в реанимации и без сознания, выяснилось только на месте. Состояние было настолько шоковое, что она даже не сразу отреагировала на то, что ей отдали одежду Сергея, документы и обручальное кольцо - как с покойника.

Не лучше было на душе у Аллы и в тот момент, когда муж пришел в сознание, но не узнал свою жену, а потом еще и ляпнул про троих детей. Врачи предупреждали, что вернуть Сергея к полноценной жизни будет очень тяжело. Тяжело, но возможно: «После такой травмы головы подобные проблемы неизбежны. Чудес не бывает, нужно набраться терпения».

Алла - в прошлом чемпионка СССР по горнолыжному спорту, не раз сталкивалась с травмами, сама частенько гостила у врачей, в одной из центральных специализированных клиник и познакомилась с Сергеем. Но вряд ли она могла представить, что спустя полтора десятка лет столкнется со столь тяжелым случаем: «Время тянулось очень медленно. Особенно первые года полтора. Я была и матерью, и женой, и психологом. Память восстанавливали по крупицам. Начинали с нуля. Спрашивала, к примеру, как зовут его родственников. Прогуливаясь по городу, просила называть марки машин, которые проезжали мимо. «Старая» память возвращалась быстрее. То есть он вспоминал какие-то события из далекого прошлого, но забывал, чем занимался неделю назад.

Я решила вести дневник, где каждый день записывала состояние Сергея: как себя чувствует, есть ли улучшение, что говорят врачи. Иногда открываю его и поражаюсь: «Как все выдержала?!» Но тогда мне было не до размышлений. Я стиснула зубы и делала все, чтобы как можно скорее поставить Сергея на ноги. Конечно, порой подкатывало отчаяние. Кругом чужие люди, словом переброситься не с кем. Слез пролито было немало. Но при детях старалась держаться. Старшему, Ване, шесть лет было, а Сережке - два с половиной. Из больницы мужа выписали через месяц. Еще три он провел в реабилитационном центре и в июле уже был дома. Сыновей на лето я отвезла к родным в Москву. Не хотела, чтобы они отца в таком состоянии видели».

Базулев, как маленький ребенок, заново учился ходить, разговаривать. Сам признает, что память вернулась не полностью: «Допустим, заглядываю в атлас, смотрю, в каких странах побывал. Некоторые точно готов назвать, а в других уверенности нет. Или, случается, в Москве столкнусь с кем-то - лицо вроде знакомое, но кто это, вспомнить не могу. Я потому и не звонил много лет никому из Финляндии, ни с кем из бывших партнеров по «Спартаку» и «Локомотиву» не общался. Стеснялся своих проблем с памятью, речью. Пусть уж на меня не обижаются.

И еще чувствую себя очень виноватым перед Аллой, Ваней, Сережей. Сколько они из-за меня натерпелись! После травмы был период, когда я стал каким-то нервным, злым. Мог вспылить по самому ничтожному поводу, накричать на детей. Сейчас думаю: «Господи, что я делал?!» Врач объяснял, что это все неосознанно, но разве им от этого было легче? Поэтому хочу попросить у них прощения. У меня-то разные мысли в голове крутились. Но я видел, что нужен жене, детям, и это помогало преодолевать любые трудности».

Сейчас Базулев получает пенсию от правительства Финляндии - как профессиональный спортсмен, получивший травму на работе. Работает только Алла, которая устроилась в компанию мобильной связи Nokia. В 1999 году семья переехала из Оулу в пригород Хельсинки - Эспо, где ведет тихую размеренную жизнь. Дети получают хорошее образование. Оба свободно разговаривают на русском, английском, финском и шведском - втором в стране официальном государственном языке. Младший сын закончил восьмой класс, старший сейчас в армии. У финнов, оказывается, не служба, а просто малина. Длится всего полгода, на выходные солдат отпускают домой.

Сергей следит за домом и огородом, стрижет газон, ходит на рыбалку, заготавливает березовые веники для бани. Бегает, ходит на лыжах зимой, занимается на тренажерах. После выхода из больницы мышца левой ноги стала на сантиметр короче правой, бывший футболист теперь прихрамывает, но закачать мышцу никак не удается: «С докторами, тьфу-тьфу, больше не пересекаюсь. Машину водить разрешили. Летать вот не рекомендуется, хотя как-то с семьей отдыхали в Тунисе, и я полет перенес абсолютно нормально. Но из Финляндии в Россию и обратно все-таки предпочитаю добираться на поезде. Есть запрет на алкоголь, даже пиво нельзя. Врачи сказали: «Если выпьешь рюмку, рискуешь попрощаться с жизнью». Допускаю, что преувеличивают, однако проверять на личном опыте не хочется. В итоге курить начал. А когда играл, к сигаретам не притрагивался...»

История другого нашего героя - Евстафия Пехлеваниди - не настолько трагична, но тоже по-своему грустная. Полтора десятка лет он живет в Греции - на своей исторической родине. Но скучает по Казахстану настолько, что жена, провожая его в краткосрочные поездки в Алма-Ату, спрашивает: «А ты вернешься домой?»

«Мне всегда трудно приезжать в Казахстан, - не скрывает Пехлеваниди, - потому что вскоре надо возвращаться в Грецию. Я очень тяжело переношу разлуку. В Казахстане прошли лучшие годы моей жизни. Очень мучает ностальгия. Загружает так, что ничего не хочется делать. Особенно тяжело стало после окончания футбольной карьеры. Надо было перестраиваться. Жизнь заставила пойти на завод. Хотя в Греции трудиться рабочим не зазорно, для меня было мучительно выполнять тупую механическую работу по восемь часов в день. Вот тогда у меня началась большая тоска...»

Пехлеваниди можно понять. В составе «Кайрата» в 80-е годы, пожалуй, не было более популярного игрока. Его знали и уважали далеко за пределами Казахстана, а в Алма-Ате носили на руках. В советское время от жизни он имел все - славу, машину, квартиру, деньги. Однажды после матча в раздевалку «Кайрата» зашел председатель Спорткомитета республики Акпаев - человек, который переживал за каждое поражение команды. Он поздравил с победой и спросил у Пехлеваниди, что ему нужно. Со второй попытки Акпаев выяснил, что дома у Евстафия в Шымкенте до сих пор нет телефона. На следующий же день пришли рабочие и установили телефон. Можно только представить, какими благами обладал грозный форвард в Советском Союзе...

А в 1990 году Пехлеваниди неожиданно для многих уехал в Грецию, где отыграл один сезон (по другим данным - целых три) в клубе высшей лиги «Левадиакос». Затем Евстафий ушел из команды, и долгое время о нем не было слышно. Как вдруг - заметка в одной из газет о том, что форварду... отрезали ногу.

«У меня лопнуло ахиллесово сухожилие, - вспоминает Пехлеваниди. - Перенес операцию, долго восстанавливался. После этого все пошло наперекосяк. Тренеры все время были недовольны. Пришлось расстаться с большим футболом. Начал искать работу тренера. Это оказалось непросто. Опыта тренерской работы у меня не было. В конце концов устроился в команду четвертой лиги. Это был полулюбительский клуб. Работал успешно. Но я так воспитан, что не могу терпеть, когда мне указывают, как мне надо работать, кого ставить в основной состав, а кого - нет. Я развернулся и ушел».

Некоторое время Пехлеваниди пришлось работать на ликероводочном заводе простым рабочим. Сложно представить в этом качестве нынешних наших футболистов, выступающих за рубежом, скажем, Андрея Шевченко или Андрея Воронина, верно?

По республикам бывшего СССР ходили слухи, что Евстафий зарабатывает на жизнь грузчиком в порту (на самом деле он два года был безработным), но затем пришли вести о том, что прославленный форвард «Кайрата» сел за руль такси и кормит семью именно таким образом. Несколько лет назад он уже организовал свой небольшой таксопарк, хотя и сам водит такси. Говорят, что Пехлеваниди очень рад услышать в салоне русскую речь, а клиентам из бывшего Советского Союза обеспечена скидка за счет таксопарка.

Но со временем форвард все же вернулся в футбол. По словам нынешнего тренера румынской команды «Стяуа» Олега Протасова, который более 15-ти лет живет в Греции, Пехлеваниди работает тренером в детской академии при местном муниципалитете. Вместе с друзьями он создал спортклуб, где тренируются ребята, родители которых - выходцы из бывшего Союза. Бюджет весьма скромный - зависит от родительских взносов. Потихоньку удается сводить концы с концами. Команда Пехлеваниди уже выиграла несколько городских турниров. Кое-кто из воспитанников клуба приглянулся именитым клубам. Вопрос доходит до подписания контрактов. Что будет дальше - поживем, увидим. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Возможно, удастся выйти и на более высокий уровень. Но об этом рано говорить.

Андрей ЛЕОНИДОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)