Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №25 (285)

ИНТЕГРАЦИЯ


Европейские уроки Латвии

Первое мая прошлого года, когда Латвия стала официальным членом ЕС, безусловно, обозначило серьезную веху в истории страны, но в то же время не стало «моментом скачка» для большинства жителей Латвии. Именно такую формулировку приходилось часто слышать от самых разных собеседников, представляющих политические, экономические и культурные круги современной Латвии. Чем живут, на что надеются жители страны, вошедшей год назад в единую Европу?

24/6/2005

Уровень поддержки европейской интеграции Латвии за последний год увеличился с 27% до 30%

Золотые петушки на шпилях средневековых церквей и серьезные коты, спешащие наравне с людьми по лишь им одним ведомым делам, встречали новое солнечное весеннее утро Риги - города, прошедшего за свою почти восьмивековую историю через многочисленные экономические и политические союзы - от Ганзейского, сквозь Советский до Европейского. Как отмечает журнал «Европа», каждый период оставил как в самом городе, так и во всей стране свои следы. По-разному оценивают жители современной Латвии и решения, принимаемые сейчас, которые так или иначе станут воздействовать на их будущее.

Еще в Риге очень много флагов, такое впечатление, что жители города хорошо запомнили стихотворную строчку «Все флаги будут в гости к нам». Причем вместе с латвийским бордово-бело-бордовым стягом и синим с желтыми звездами флагом ЕC многие здания в городе украшены флагами соседей - Эстонии, Литвы, Германии и России, а наравне с латышской речью повсеместно звучат русский, финский и немецкий языки. Вечером улицы Риги заполняются на удивление разнообразной музыкой - у Домского собора в старом городе молодежь устраивает средневековое музыкальное представление, на Театральной улице под гитару звучат песни Виктора Цоя, жизнь которого оборвалась недалеко от Риги, у памятника Отечеству и Свободе пожилой ветеран играет на аккордеоне «День Победы»...

«Конечно, за прошедший год, с одной стороны, все обратили внимание на повышение цен, но в то же время с другой - очевидным стало исчезновение пограничных барьеров, - говорит директор Агентства информации ЕС Линда Якобсоне. - Люди привыкли к мысли о Европейском Союзе, и, если поначалу велись дискуссии, то сейчас возобладал прагматизм и жители Латвии выясняют, какие выгоды несет для них членство в ЕС». Данные опросов, проведенных по заказу агентства, подтверждают эти слова. Уровень поддержки европейской интеграции за последний год увеличился с 27% до 30%, в то же время евроскептиков стало значительно меньше - с 25% в прошлом году их количество снизилось до 18% в этом.

Кто опора европейской интеграции?

«На просторах Земгальской равнины сосредоточено около 6,5 тыс. сельскохозяйственных предприятий разной величины и форм собственности, которые заняты в основном выращиванием зерновых, сахарной свеклы и рапса, - вводит в курс дела руководитель Земгальского регионального сельскохозяйственного управления Вестурс Рейнфельдс. - Среди них есть и хозяйства, производящие сельскохозяйственную продукцию для собственных нужд. Существуют и более крупные, ориентированные как на внутригосударственный, так и на международный рынки. Крестьяне в Латвии больше других почувствовали на себе все преимущества, которые может принести вступление страны в ЕС, поэтому большинство из них на референдуме отдали голоса за вхождение в единую Европу».

Доверие, оказанное аграриями европейской интеграции, в первую очередь было обусловлено возможностью участия в программах поддержки сельского хозяйства, учрежденных в помощь новым странам еще перед вступлением в Союз, и использования средств из структурных фондов ЕС. В рамках этих программ продажа комбайнов, тракторов и другой сельскохозяйственной техники для крестьянина могла проходить с компенсацией довольно значительной суммы, от средств, вложенных в реализацию того или иного проекта.

Конечно, поначалу крестьяне отнеслись к новым идеям с определенной долей скепсиса, однако, увидев, что программы действительно работают, сельхозпроизводители начали активно представлять самые разные проекты, финансирование которых осуществлялось при участии ЕС. В результате, по данным на конец 2004 года, подавляющее большинство хозяйств Земгальского района в той или иной мере используют деньги фондов поддержки сельского хозяйства и структурных фондов ЕС.

С момента подачи заявки до получения средств, как правило, проходит около полугода. За это время проект утверждают и очень серьезно проверяют. В случае обнаружения незначительных несоответствий заявке даже на части площадей назначается проверка всей территории, а в случае более серьезных проблем крестьянину не избежать жестких санкций.

Как латвийские фермеры используют деньги, полученные в рамках различных европейских программ? Чаще всего эти средства идут на закупку новой, порой очень дорогой техники. В то же время за полтора десятилетия еще не исчерпан ресурс сельхозмашин советских времен, поэтому тракторы «Беларусь» нередко можно видеть в полях и ангарах рядом с суперсовременными комплексами европейских производителей.

Латвийский аграрий чувствует себя вполне конкурентоспособным на европейском уровне. Благодаря все той же финансовой помощи, предоставленной еще перед вступлением в ЕС, у многих из них техника современнее, чем в «старой» Европе. Работают спутниковые навигационные системы, проводится компьютерная обработка качества полей, с помощью которых выясняется, какому участку какие удобрения необходимы.

«В то же время это не значит, что ситуация безоблачна, - продолжает Рейнфельдс. - Село старится, молодежь перебирается либо в города, либо с открытием границ за рубеж, где за малоквалифицированную работу платят значительно больше, чем здесь. Я не знаю европейской страны, где не работали бы латыши. Неизбежно значительное сокращение количества приусадебных хозяйств, продукция которых рассчитана на собственное потребление и зачастую не соответствует европейским стандартам качества. Таким фермерам придется либо продавать (сдавать в аренду) свою землю более успешному соседу, либо переориентировать свое хозяйство, в чем ему, правда, незначительно, но тоже могут помочь европейские программы. Кроме того, параллельно такой крестьянин может подавать заявки и на финансирование проектов из структурных фондов ЕС».

Насколько вероятно, что с открытием границ и рынков латышская земля будет переходить в собственность к иностранцам? Рейнфельдс полагает, что такая вероятность невысока. «Существует конкуренция и внутри страны, исторически сложилось так, что если латвийский фермер стоит перед выбором - продать землю соотечественнику или иностранцу, то приоритет будет на стороне соотечественника, пусть даже иностранец и предложит несколько более выгодные условия. Я знаю случаи, когда латыш перекупал землю у иностранца, который когда-то приобрел ее в Латвии. Есть, конечно, иностранцы, которые владеют землями и в нашем регионе, но их немного - 5-10%, главным образом из Дании, Австрии и Германии. Скажем, интерес датчан продиктован тем, что в этой стране действуют жесткие сельскохозяйственные квоты, и они предпочитают выводить свое производство в Латвию».

Рост эффективности сельхозпроизводства потребовал усиления взаимодействия, ярким примером которого стал кооператив по выращиванию и сбыту рапса «Латрапс». Ныне это крупнейший профильный кооператив в стране. Он был организован на базе бывшего зернохранилища, а благодаря европейским структурным фондам удалось закупить новое необходимое оборудование, обустроить современную лабораторию.

Насколько уверенно чувствуют себя фермеры, объединенные в этот кооператив? «Мы развиваемся, открываем филиалы в других районах Латвии. Кроме того, мы уже готовы говорить о равноправном сотрудничестве с подобными структурами из других стран Европы. Вскоре «Латрапс» намерен запустить завод по производству биодизельного топлива», - отвечают его представители. «Приезжайте сюда года через два, вы мало что здесь узнаете», - оптимистично улыбаются работники, и именно в этом оптимизме, как кажется, кроется залог успешного будущего.

Не хлебом единым

Наравне с развитием сельского хозяйства другим национальным приоритетом считается привлечение иностранных инвестиций, которые призваны играть ключевую роль в обеспечении экономического роста. Каков сейчас инвестиционный климат в Латвии, насколько на нем отразилось вступление страны в ЕС?

Об этом любезно согласился рассказать директор Латвийского агентства по инвестициям и развитию Андрис Озолс: «Конечно, никакого инвестиционного бума после мая прошлого года не произошло. Было с достоверной долей вероятности заранее известно, что результаты референдума по вступлению в ЕС будут положительными, и предприниматели из разных стран, главным образом из Скандинавии и Германии, планомерно вкладывали средства в Латвию. Одно из самых важных изменений, произошедших в этой сфере за последний год, заключается в повысившемся интересе к Латвии со стороны крупных предприятий, которые вкладывают средства в надежную экономику и надежную политическую ситуацию.

Сейчас в стране складывается весьма положительный инвестиционный климат. Этому способствует и налоговая политика, у нас 15-процентный налог на прибыль предприятий, кроме того, на территории Латвии работают четыре крупные экономические зоны, в которых действуют существенные налоговые льготы. Их функционирование также согласовано с Европейским Союзом, и мы сохраним эти специальные экономические зоны до 2017 года.

За последние годы значительно выросла культура ведения бизнеса, как и конкурентоспособность латвийских экспортных предприятий. В частности, наметилась тенденция к производству товаров с добавленной стоимостью. Если раньше мы экспортировали лес-кругляк, потом доски, то сейчас в Латвии создан законченный технологический цикл - от первичного ресурса (выращивания деревьев) до окончательного продукта (производства мебели).

На экспорт ориентирована наша металлообрабатывающая промышленность, машиностроение. Так, мы производим запчасти и узлы для автомобилей, в частности сиденья и электроприборы. На экспорт идет и 90% текстильных изделий, производимых в Латвии.

В то же время наше правительство сейчас делает упор на экономику, основанную на знаниях и образовании. Мы не видим для себя будущего в экономике, где господствует массовое индустриальное производство. Наша ниша - это сфера промышленности и услуг, в которых добавленная стоимость сравнительно высока. Поэтому нашими приоритетами названы биотехнология и информационные технологии. Уже сейчас создан полный цикл - от разработки до производства и в медицине.

Среди изменений нужно отметить и значительную переориентировку латвийского экспорта с Востока на Запад. Сейчас больше 70% экспортных потоков направлены в ЕС, затем идут США и Япония. Россия сейчас не слишком крупный импортер латвийских товаров, и это вызывает сожаление. Россия также не принимает значительного участия в латвийских инвестиционных проектах. Может быть, чисто психологически кажется, что связи России и Латвии настолько тесны, что российские инвестиции должны доминировать, но, по данным на конец 2004 года, абсолютными лидерами по инвестициям в Латвии были Германия (14%) и Швеция (около 12%). Российские инвестиции находились примерно на уровне 7%, что сравнимо с вложениями Финляндии, Эстонии и Нидерландов. Среди основных российских инвесторов можно назвать «Газпром» и «Северсталь». Есть и местные фирмы, которые выступают партнерами российских. Также можно упомянуть о больших российских инвестициях в недвижимость, но количество вложений не означает их высокого финансового объема».

Многие помнят такие знаменитые латвийские торговые марки, как ВЭФ, РАФ. Как сложилась судьба этих предприятий? По словам Озолса, об этих заводах, как о флагманах индустрии, сейчас говорить уже не приходится. Они прекратили свое существование, а иностранцы, приходящие в Латвию, заинтересованы в так называемых вложениях в зеленое поле, то есть их интересуют лишь земельные участки. Так, в непосредственной близости от завода РАФ появились филиалы нескольких зарубежных компаний, в том числе и российского ЗИЛа. В то же время на улочках Старой Риги встречаются вывески известной еще по советским временам торговой марки «Дзинтарс» и, конечно же, знаменитого «Рижского бальзама».

В целом Озолс оценивает инвестиционный климат в современной Латвии как очень положительный: «Мы полностью открыли свой рынок. Теперь иностранцы имеют право собственности, они могут быть стопроцентными владельцами земли и недвижимости, единолично учреждать латвийские компании, нет практически никаких ограничений. Сейчас мы находимся в реальной рыночной ситуации, кроме того, теперь должны играть по правилам всей Европы».

Артем ПРОХОРОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)