Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №5 (214) язык

УЧЕБА


В семье не без студента

Курортный город Борнмут на юге Англии успешно притворяется вечнозеленым. В безлиственное время года местные жители увлеченно маскируют деревья в своих садах под тропические, обвивая их чем-то вроде лиан. Глядя издалека, не поймешь, что за дерево: крона из листьев, а вокруг голые ветки торчат. Картину дополняют раскидистые сосны, фирменные поля и лужайки, окруженные стильно подстриженным кустарником, и романтические скалы у моря.

5/2/2004

Языковые школы из курортного развлечения становятся большим бизнесом

Однако при всей привлекательности Борнмута туризм в городе, мягко говоря, не на подъеме: англичане стали отдавать предпочтение странам с более предсказуемой погодой, а для иностранцев отдых здесь довольно дорогой. Поэтому жителям пришлось развивать другой, хотя и родственный туризму вид бизнеса - языковые школы.

Студенческая келья

Представьте, что вы на пенсии, у вас есть небольшой, но и не совсем маленький домик в красивом приморском городке, ваши дети выросли и живут отдельно, комнаты пустуют. Естественно, вы попытаетесь лишнюю площадь сдать. У нас вы сдавали бы ее курортникам, в Борнмуте сдают студентам языковых школ. Разница небольшая - но только на первый взгляд. Если вы, скажем, мизантроп, то все ваши обязанности лендлорда можете свести к вручению и возврату ключей. «У них» же это постоянная служба - двухразовое питание, поддержание порядка и, в идеале, общение с постояльцами, дополняющее школьные уроки.

Оговорюсь сразу, жить в семье нравится далеко не всем студентам: то кормят мало и невкусно, на мясе экономят, то комнатки маленькие - почти как у Пушкина в Царскосельском лицее, то хозяева намекают, чтобы душем пользовались пореже - вода дорогая. Ни подтвердить, ни опровергнуть этого не могу: студенты действительно рассказывали много подобных историй, но мои лендлорд и лендледи разительно отличались от среднестатистических. Все вечера в течение моего двухнедельного пребывания мы проводили вместе - за долгими обедами с неизменным обсуждением погоды, детективными сериалами, разглядыванием семейных альбомов. Они даже делали за меня домашние задания. «Я тебе все напишу, только не спрашивай меня, почему так, а не иначе, - я в школе давно училась», - говорила моя хозяйка, 60-летняя миссис Чейв. А в день отъезда меня ждал сюрприз: китайская фарфоровая чашечка с набором блюдец и трогательная открытка. Почти настоящая семейная идиллия.

Впрочем, мне приятно думать, что подарки на память миссис и мистер Чейв дарят все-таки не каждому студенту. Наведя справки в школах, мне удалось выяснить, что за каждого постояльца учебное заведение платит восемь фунтов в день. Для сравнения: только обед в фаст-фуде обойдется в Борнмуте фунта в три. А еще вода, электричество, стирка, коммунальные платежи. Поэтому неудивительно, что для приготовления своих разнообразных блюд миссис Чейв использовала овощи из собственного сада, расположенного на неведомой мне окраине города. Говорят, чтобы хозяева могли получить хоть какую-то выгоду от постояльцев, их должно быть минимум трое. Нас было как раз столько: в соседней комнате жили молодожены из Гонконга. При этом одна спальня постоянно пустовала. Как следовало из аккуратной таблички на дверях, это комната Виктории, дочери хозяев. Виктория - управляющая 120-ю бутиками на огромном американском лайнере. Родителей навещает редко, однако ее место в доме всегда свободно.

Глаза в глаза

«Поддерживаете ли вы мнение, что надо запретить аборты? А незамужняя женщина действительно не может быть счастлива? Правда ли, что всем американцам свойственно чувство национального превосходства?»

Ни одна рука не поднимается. Учительница Дороти, которая ведет у нас в школе «Интерлинк» разговорный класс, явно озадачена: «Я пытаюсь найти такую тему, чтобы возник спор. Я хочу показать не только сами выражения, но и психологические приемы дискуссии. Как дать понять, что вы выслушали собеседника, понимаете его мысль, но... не разделяете».

Классная комната идеально приспособлена для дискуссий: она небольшая, как аудитория для семинарских занятий, при этом парты стоят по периметру и собеседники как бы сидят по кругу. На уроках разговорной речи мы к тому же все время менялись местами, разбиваясь на группы «по убеждениям», и спорили, глядя своим оппонентам прямо в глаза.

Подобным образом устроены классы во всех школах, разница только в их количестве. Кроме классных комнат в стандартный набор каждой школы входят: рецепция, учительская, лингафонный кабинет, компьютерный зал и, как правило, столовая (или безалкогольный бар). На этом всякое сходство между школами заканчивается. У каждой свой стиль, выраженный как в деталях оформления - картины и объявлениях на стенах, плафоны, мягкая мебель, - так и в самой организации внутреннего пространства. Например, в школе «Аспект» прямо возле рецепции - компьютеры, с которых на перемене можно быстро и бесплатно отправить весточку домой. Они здесь именно для этого, что следует из пояснительной таблички: «Не забывайте о других студентах, находитесь в Интернете не более 10-ти минут».

«Аспект» - огромная сетевая школа, имеющая филиалы по всему англоязычному миру. Ее здание в Борнмуте строилось как учебное заведение, все остальные школы - это перестроенные дома. «Школьное здание всегда стандартизировано. В нашем же огромном старом доме, с каминным залом, с портретами и коврами, есть дух Англии», - говорит Кристофер Брент, принципал крупнейшей в Борнмуте школы «Кингз».

«Интерлинк» - полная противоположность «Аспекту» и «Кингзу». Это маленькая, можно сказать, семейная школа - на следующий день после приезда я уже знала всех студентов если не по именам, то в лицо уж точно.

Эту школу я выбрала по совету консультанта из отечественной образовательной фирмы-посредника. Я объяснила, что английский, в принципе, знаю и хочу поехать на короткий срок с целью «разговориться». Для чего нужна непринужденная обстановка и не слишком загруженный учебный день.

Так и получилось. В нашей группе было еще семь студентов - две девушки и юноша из Японии, школьница из Риги и трое ребят из Венесуэлы, - все говорили достаточно свободно. Уроки вели два преподавателя, которые не особенно старались адаптировать свою речь к нашему еще не окрепшему слуху. Но если поднапрячься, то понять их было можно. К обязательной программе наши учителя подходили неформально, грамматикой не мучили (хотя тесты проводили довольно часто). В основном мы просто общались, благо, тема была животрепещущая - вот-вот должна была начаться война в Ираке.

Я своей цели, кажется, достигла и говорю теперь если не идеально правильно, то по крайней мере бодро и слышу собственные ошибки. Но, повторюсь, у меня был неплохой базовый уровень. Были у нас в школе и студенты «с нуля» - из Японии. Говорили они неплохо, но - после академического года в «Интерлинке». Если же едешь ненадолго, то есть смысл заранее подготовиться, больше читать и слушать радио. Кстати, курс, специально разработанный для высшей ступени языковых школ, называется Inside Out («Изнутри наружу»). Он предполагает, что словарь и грамматику человек знает и ему надо научиться со всем этим обращаться.

Зачем им это нужно

Впрочем, как оказалось, язык для большинства студентов не самоцель. «Если раньше люди приезжали в Борнмут отдыхать и попутно учили язык, то сегодня у большинства из них есть серьезные образовательные цели: подготовка к поступлению в английский университет, изучение на английском языке специальных дисциплин, таких как бизнес, менеджмент, экономика, право, - рассказывает Кристофер Брент. - Языковые школы стали необходимой ступенью в карьере. Поэтому все большим спросом пользуются продолжительные курсы - полгода, часто год». Примерно то же самое говорят и студенты. «У нас без свободного английского хорошей работы не найти, - рассказывает студентка «Интерлинка» К., приехавшая в Борнмут с мужем и двумя детьми из Германии. - Поэтому будем учиться здесь, сколько получится». На родине она работала бухгалтером в ресторане и продолжает заниматься этим и в Борнмуте - получает по Интернету данные, обсчитывает их, составляет отчеты. Муж тоже время от времени подрабатывает - нелегально, устраивая экскурсии для студентов на собственном автомобиле.

Крупные, особенно сетевые, школы быстро отреагировали на изменившуюся конъюнктуру, причем не только введением специальных курсов. Учиться в Англии дорого: по данным центра «Интенс», в хорошей школе минимальная стоимость начального курса английского составит в неделю 125 фунтов, интенсивный курс обойдется в 170 фунтов, проживание в отдельной комнате с завтраком и обедом стоит 60-70 фунтов за неделю и 2.500 - за академический год. Очевидно, что такие цены мало кого устроят. Поэтому школы стали практиковать формы обучения part-time, параллельно обеспечивая студентов работой в гостиницах и ресторанах.

Постепенно языковые школы в принципе перестают быть школами. «Вы спрашиваете, напоминает ли школа, где я работаю, ту, в которой я училась? - отвечает на мой вопрос Джанет Пейнтер, директор по обучению школы «Аспект». - Нисколько. В нашей школе была масса запретов и правил. Это очень плохо для обучения языкам. Если уж сравнивать, то «Аспект» ближе к университету. Язык ведь нельзя дать, поэтому мы не учим, а скорее показываем, как учиться. У нас много самостоятельной работы, свободного общения, да и средний возраст студентов - 22 года - вполне университетский».

Один общий запрет в языковых школах все же есть - на использование родного языка. Японцы свято соблюдают это правило; те, кто говорит на испанском, почти никогда. У меня получилось так: нет соотечественников - нет проблемы. Говорят, несколько лет назад в Борнмуте был русский бум, сейчас - никого. «Мы очень заинтересованы в русском рынке и не можем понять, почему так упал спрос», - отмечает Кристофер Брент. Я выдвинула свою гипотезу: «Раньше учеба в Борнмуте была развлечением, а на отдых мы денег не жалеем. Теперь вы превращаете ваши школы в университеты. Раз так, то придумайте гранты - и наши студенты к вам потянутся». Кристофер обещал подумать.

Александра ТОЛСТИХИНА.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)