Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №50 (207) Россия

ЗОНА ЗАКОНА


«Убирайтесь в свою Украину!»

Приключения иностранцев в России все чаще оборачиваются депортацией. На днях в Мосгорсуде слушается дело гражданина Украины Владимира Шелухина, приговоренного окружным зеленоградским судом к депортации и разлуке с молодой супругой-москвичкой. Владимир считает, что российских законов не нарушал. А причина его несчастий - в личной неприязни милицейских чиновников, уже привыкших пачками депортировать из страны гастарбайтеров, но еще не привыкших к тому, что их действия могут быть оспорены в суде. Тем более, как пишут «Известия», что несовершенство нового закона о пребывании иностранцев в России «правоохранительным органам» в этом очень помогает.

12/12/2003

Действие I. «Мы вам покажем, как свои порядки устанавливать»

Январь 2001 года. Москвичка Инна Макарова знакомится в интернет-чате с украинским подданным Владимиром Шелухиным. Через полгода переписки и встреч молодые понимают, что хотят жить вместе. Владимир приезжает в столицу и устраивается на работу в издательство верстальщиком. Через год с благословения родителей они празднуют свадьбу. В 2003 году российское правительство выпускает новый закон - «О порядке пребывания иностранных граждан в России»: иностранцы, в том числе и жители СНГ, должны получить миграционную карту и оформить разрешение на временное пребывание в РФ. Только после этого они могут начать процедуру оформления вида на жительство в России сроком на три года. Владимир идет в местный ОВИР оформлять документы.

Июль 2003 года. Раннее утро. Паспортный стол Зеленоградского ОВИРа. Возле дверей мнутся несколько десятков посетителей. Слышится многоязыкая речь. Внутри комнаты к маленькому окошечку выстроилась пестрая очередь. В конце нее - Шелухин.

- Вы что, ослепли?!! Не будьте баранами, правильно бланки заполняйте, - рявкает на маленького таджика сотрудница ОВИРа. Таджик еще больше съеживается.

Шелухин, изучивший в Интернете тонкости новой процедуры, начинает объяснять всем желающим, где и что следует писать и какие документы необходимо собрать. Вскоре в его руках появляются белые листы бумаги - народ в организованном порядке составляет списки на получение миграционных карт и прием к начальству. Каждому очереднику вручается бумажный номерок, отпечатанный на компьютере.

Во избежание беспорядков днем и ночью проводится перекличка. Через несколько дней в коридорах ОВИРа - спокойствие и тишина. Никто никуда не бегает. Возле отдела регистрации стоят пятеро граждан.

- Номер 15-й, приготовиться, - командует Шелухин, когда из заветной двери выходит очередной посетитель. - И поувереннее там, поувереннее. Вы же не милостыню пришли просить, а за своим, за законным.

- Что вы тут раскомандовались? Кто вас уполномочил списки составлять и вести разъяснительную работу среди населения? - подскакивает к «наставнику» дама, принимающая заявления. - Мы вам покажем, как свои порядки в России устанавливать!

- Сплошное издевательство над людьми, - вечером рассказывает жене Владимир. - Нет чтобы на стенде всю информацию вывесить. Людям по три дня за какой-то ерундой стоять приходится. Да еще хамят на каждом шагу.

- Ты бы поосторожнее там, - шепчет Инна. - Не ругался бы с ними.

- Нельзя же вечно всего бояться. Сама посуди, что они нам могут сделать?

Действие II. «Не хочу, чтобы со мной обращались как с быдлом»

С момента первого действия прошла неделя. За это время главный герой успел съездить в Украину за справкой об отсутствии судимости. Без нее документы на получение разрешения на временное пребывание в России не принимаются. Очередь в Зеленоградский ОВИР выросла к этому времени в два раза. И снова ночные переклички, дневные дежурства в коридорах паспортного стола. Наконец Владимира вызывает к себе начальник Зеленоградского ОВИРа Виктор Козлов.

- Это вы у нас тут смуту наводите и консультации раздаете? - с вежливым презрением в голосе обращается к посетителю хозяин кабинета. - А мы ведь вас предупреждали.

Козлов многозначительно поджимает губы и, выдержав паузу, выносит вердикт:

- На три месяца пребывания мы вам разрешения не дадим. Только на 30 дней. Вы должны покинуть пределы России 29 сентября.

- Но по закону оснований для этого у вас нет, - пробует возражать обескураженный Шелухин. - Все документы в порядке. Никакой смуты я не сею. Наоборот, и вам, и людям помогаю. Ведь даже грамотному человеку трудно разобраться, что и как в бумажках писать, а спросить не у кого. Почему бы мне им не ответить?

- Освободите помещение! Пока я тут начальник.

Хлопает дверь. Шелухин в полном молчании идет по коридору. Толпа возле окошечка провожает его сочувствующими взглядами...

Квартира молодоженов. Инна плачет.

- Ничего, Инна, не расстраивайся. Ведь не позволим же мы какой-то мелкой шишке портить нам жизнь? - обнимает жену Владимир. Затем садится за стол и старательно выводит: «Зеленоградский окружной суд. Жалоба на неправомерные действия должностного лица».

2 октября 2003 года. Предварительное судебное заседание. У Шелухина к дате заседания заканчивается отмеренный Козловым срок пребывания в России. На проходной суда у Владимира отбирают паспорт, обыскивают и задерживают на три часа за отсутствие временной регистрации. В суд он так и не попадает.

Шелухин вновь приходит в ОВИР. Из-за отсутствия регистрации бумаги у него принимать отказываются. Шелухин громко обсуждает последние новости Курска с другими очередниками. Распахивается дверь кабинета заместителя начальника ОВИРа Александра Мусинова.

- Опять вы смуту сеете. Попрошу документы, - затащив «смутьяна» в комнату, милиционер отбирает у него и миграционную карту.

Снова появляется наряд ППС. Владимира увозят в «воронке»...

14 октября 2003 года. Зеленоградский окружной суд. Жалобу Шелухина признают необоснованной. После заседания Владимира вновь ждет наряд ППС. Милиционеры уже улыбаются ему - как старому знакомому. Несмотря на житейские передряги, в свободное от тюремной камеры время Шелухин появляется перед дверями ОВИРа в надежде все-таки оформить разрешение на пребывание в РФ. А заодно снова ведет учет очередников, проводит утренние и ночные переклички. Его то и дело просят «предъявить документики». В результате последнего «ареста» ему выписывают штраф в 1.000 рублей. По принципиальным соображениям (вины своей Шелухин не признает) деньги платить он отказывается, письма в прокуратуру остаются без ответа.

Дома жена и приятели уговаривают Владимира решить дело «мирным путем» - как все - и помириться наконец с Козловым. Авось и смилостивится.

- На поклон ни к кому ходить не буду, - гордо бросает Шелухин. - Не хочу, чтобы со мной обращались как с быдлом. В конце концов есть законы.

Днем 16 ноября Владимир снова оказывается в тюремном изоляторе. В камере с ним - несколько бомжей. Дни проходят в мирных беседах. Бомжи жалуются на нелегкую долю и радуются, что попали на казенные харчи. Владимир пытается втолковать им билль о правах человека. Бомжи зевают...

Очередное заседание Зеленоградского суда. Адвоката Шелухина о нем не известили. Судья вопреки требованиям подсудимого назначает ему общественного защитника. Все происходит за считанные минуты. Приговор суров - депортация. До выдворения на историческую родину подсудимого определяют в приемник-распределитель поселка Северный.

Действие III. «Ты бы Путину прошение написал или Кучме»

Приемник-распределитель поселка Северный. Инна пытается передать мужу продукты.

- Что вы претесь сюда? - из приоткрытой двери кричит пергидрольная тетка. - У нас здесь не дом свиданий. Понаехали тут, убирайтесь в свою Украину!

- Но я гражданка России, я москвичка, - робко всхлипывает она. - Владимир - мой муж, и он здесь содержится незаконно. Можно хотя бы посылку с продуктами ему передать?

Лязгает железная щеколда.

30 ноября - день рождения Шелухина. Инна снова приезжает в изолятор. На этот раз после очередного потока рыданий к ней на несколько минут выводят супруга. Владимир за это время отрастил густую бороду - при досмотре у него отобрали станок для бритья.

- Шелухин, ты бы Путину прошение написал или Кучме, - ржет охрана. - Узник чести как никак! А вы, гражданка, лучше бы ему сами билет на поезд в Киев купили, а то сидеть ему тут до скончания века в камере на десять человек - у нас лишних денег нет...

Послесловие. «Жена декабриста»

Шелухин не сдается и готов дойти до Стратсбургского суда. Инна поддакивает. Она настоящая «жена декабриста». Только по ночам все время плачет. Говорит, что не понимает, почему кому-то дано право распоряжаться чужими судьбами. Просто потому, что так захотел, просто потому, что кто-то не понравился. Думать о завтрашнем дне Инне не хочется. Если решение о депортации вступит в силу, Владимиру пять лет будет запрещен доступ не только в Россию, но и в другие страны. А Инна не может уехать к любимому - в Москве у нее тяжело больная мать...

Наталья ГРАНИНА.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)