Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №38 (196) Украина

ПРОСТО ЖИЗНЬ


На родине и воздух другой. Дочь великожитинского церковника Ненадкевича, ныне проживающая в США, посетила Украину

Говорят, нигде так не чувствуешь любви к родине, как за рубежом. Ирина Ненадкевич-Цегельская в этом убедилась сама. Ведь в далеком 1939 году ей пришлось покинуть родную страну, родительский Великий Житин, людей, которых любила всем сердцем. Спустя много лет Ирина посетила свое первое учебное заведение - украинскую гимназию Федора Пекарского, ныне гимназию №1 города Ровно.

26/9/2003

Гимназические будни

На учебу Ирину Ненадкевич отправила мама, которая ни за что не хотела оставлять любимое чадо в маленькой бесперспективной деревушке. В те времена на Волыни интеллигенцию представляли священники, учителя и «вольные преподаватели». А поскольку обитала семья не в областном центре, то есть в Ровно, родителям пришлось позаботиться о помещении для школьницы.

- Помню, они тщетно искали мне квартиру, - вспоминает собеседница. - Хотели, и это понятно, найти хорошие условия. Сначала я жила у знакомых папы, потом переселилась к своему же учителю. Хозяйка ко мне относилась терпимо, но особых теплых чувств не проявляла. Даже когда моя мама передала ей корзину яблок, она мне ни одного не предложила. Мне же хотелось учиться, но... Знаете, как ребенок по маме скучает, по семье? Оставив своих в восемь лет, я чувствовала себя маленьким птенцом, которого почему-то выбросили из гнезда...

В гимназии Ирине нравилось. Строгие преподаватели, разнообразные кружки и встречи, веселая бесшабашная детвора - словом, не соскучишься. К тому же в украинской гимназии, считалось в те времена, учится будущая интеллигенция, поэтому и попасть туда было очень сложно. Даже дочь директора Якова Бычкивского училась в польской гимназии.

- Как мы развлекались! - мечтательно вздыхает Ирина Ненадкевич. - Каждую субботу в наш корпус на игры приходили все гимназисты, мы танцевали вальсы, кадрили, играли, шалили. Но за нашим поведением неусыпно следили опекуны. А в Америке, кстати, сейчас тоже практикуют такой отдых молодежи (когда на развлечениях присутствуют старшие). А еще мы веселились, дружили и ссорились, не успев даже заметить, как годы учебы остались позади.

На распутье

А потом Ирине предстояло выбирать собственную дорогу. Сначала они с подругой поехали в Варшаву, где подали документы в Гловну господарську школу (среднее сельскохозяйственное заведение). Но тут вмешалась мама: мол, это же надо было гимназию закончить, чтобы снова в село вернуться, к физическому труду! Дочь проявила послушание и поступила в Школу гловну гендльову (то есть торговую).

- Это были нелегкие дни терзаний и сомнений, - рассказывает Ирина Цегельская. - Красноармейцы схватили директора нашей гимназии Якова Бычкивского и на следующее утро расстреляли. Жену и детей вывезли в Казахстан без права переписки и возвращения.

Слегка покраснев и разоткровенничавшись, собеседница замечает, что в то время была не равнодушна к сыну директора Всеволоду. Еще бы - молодой умный юноша, хорошая почитаемая семья. Да и дружили они еще с первого класса. Но судьба распорядилась иначе. Тропинки вчера еще дружных гимназистов разбежались по всему свету. Кто-то поехал попытать счастья в Польше, кому-то волей-неволей пришлось путешествовать по Украине, многие выехали за границу.

Ирина к тому времени была уже замужем - пошла под венец еще будучи студенткой. Вместе с молодым мужем, грудным ребенком на руках и маленькой сумкой с самым необходимым выехала сначала в Германию, а потом в Америку. Почему так? Потому что у мужа были родственники в Штатах, они и посоветовали - давайте к нам, вместе жить легче. Так началась жизнь без Украины.

Эмигрантский хлеб

- Нас, эмигрантов, объединяла огромная, просто невероятная трудоспособность. А иначе и нельзя было, ведь приехал в чужую страну, где некому тебе не то что кусок хлеба подать, а и слово доброе молвить. Мы с мужем сначала очень скромно жили, в малюсенькой квартире с крохотной кухней. Муж работал в три смены, много денег уходило на еду и проезд, да и дочери (к тому времени у Ирины появилась еще одна малютка) требовали не только внимания, но и средств.

Нищета угнетала, но не сломала семью Ненадкевич. В то время украинцы, проживающие в Нью-Хемпшире, строили собственный храм в Баунт-Бруке. Люди, которые всю неделю работали не покладая рук, находили в себе силы и желание отдавать свободные часы и дни духовности. А священник Мстислав, будущий патриарх Украинской автокефальной церкви, в кустах рядом со стройкой варил обеды работникам.

- О, я знаю Мстислава, это настоящий энтузиаст, - говорит женщина. - Благодаря ему и другим пчелкам-эмигрантам в Америке есть духовные и культурные места. Собственно, когда мы только приехали, украинское общество снимало небольшую квартирку в одном из самых бедных районов Нью-Йорка, сейчас же Украинская академия наук располагает собственным каменным домом с восхитительной библиотекой, большими и светлыми залами, шикарными картинами и коврами.

Ирине Ненадкевич-Цегельской приходилось встречаться с Мстиславом не только в храме.

- Когда я узнала, что в Баунт-Бруке будут открывать новый музей, сразу же поехала просить, чтобы взяли меня на работу. «Дитя мое, - сказал мне мудрый наставник, - ты обитаешь в другом городе, зачем тебе каждый день туда-сюда ездить, это ведь не так легко. Подумай хорошенько, я не могу внять твоей прихоти».

Пять раз пришлось ездить Ирине к священнику, но его удалось-таки уговорить - женщину приняли на работу.

Каждый день приходилось Ирине почти час добираться на машине, отдавать много времени работе, оставляя пять дочерей на самовоспитание. И каждый раз она оставляла частичку своего сердца в семье, но на работу ехала с радостью, ведь занималась любимым делом. Ирина Цегельская говорит, что не жалеет об этом, ведь в музее нашла частицу того, что пришлось оставить тут, в Украине.

- Я росла вместе с этим музеем, как и он, пополнялась новыми экспонатами-впечатлениями. Вместе с ним расширялась, ремонтировалась, жаждала стать интересней. К нам часто приезжали известные украинцы, и я искренне радовалась этому. Ведь для эмигранта нет ничего приятнее, чем общение с пускай далекими, но соотечественниками. Вспоминаю, встречалась я с Иваном Драчом, Дмитрием Павлычком, Ростиславом Братунем. Многому научилась благодаря этим эпохальным людям, стала по-другому на мир смотреть, людей воспринимать. Но самой богатой на впечатления оказалась для меня встреча с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком. Он, вопреки предположениям, оказался обыкновенным, простым и приятным в беседе человеком. Долго ходил по нашему музею, слушал внимательно экскурсию. Завершая беседу, я сказала: «А мой отец вас крестил...» (Он действительно был служителем великожитинской церкви, деревне, где родился экс-президент.) Леонид Кравчук внимательно так ко мне присмотрелся, улыбнулся тепло и сказал, что меня, к сожалению, вспомнить не может, а вот священника своего не забыл. Поведал также, что сам в Великом Житине бывает нечасто - дел много, но церковь родную без внимания не оставляет.

«Моим детям это не надо, а вот гимназии пригодится»

Ирина Цегельская в Ровно приехала не только для того, чтобы проведать родину. По ее словам, главной целью был визит в свою гимназию. Эмигрантка встретилась с администрацией и работниками, поговорила о прошлом и нынешнем родного учебного заведения. Рассказала гостья и о жизни своих детей в Штатах, вспомнила детство и юность. В теплом, почти родственном кругу пили чай, рассматривали архивные документы и фотографии, вспоминали, размышляли. В завершение беседы Ирина Цегельская предоставила подарок - гимназическую фотографию 1923 года в аккуратной рамочке. Рассказала, где кто сидит-стоит, и отдала гимназии. Мол, для моих детей это не составляет никакой ценности, а вот учебному заведению пригодится...

- У нас тут и воздух другой, - вздохнула, покидая гимназию, Ирина Цегельская. - Хочу, чтобы вы знали: эмигранты любят свою страну. И мы искренне желаем, чтобы она развивалась и вы, земляки, гордились своим происхождением.

Олеся БАГНЮК.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)