Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №38 (196) Таиланд

ТУРИЗМ


Не надо бояться тайца с насморком, или страсти по атипичке

Есть такие слова: «предрассудок», «стереотип», «заблуждение», «слух»... Это очень плохие слова. Все это очень-очень мешает жить. И путешествовать - тоже мешает. Привожу пример.

26/9/2003

Одной моей подруге, которая собиралась ехать в Италию, один мой друг, очень обстоятельный человек, мясник по профессии, сказал так:

- Наташка, когда будешь в Неаполе, сумку с деньгами крепко-крепко прижимай к груди, противоположной проезжей части. Поняла? К той груди, которая смотрит на тротуар. Ясно? Потому что по Неаполю ездят мотоциклисты. Все мотоциклисты, которые ездят по Неаполю, - жулики. Все до одного. Они хватают девушек за сумки, волочат некоторое время девушек вместе с сумками по асфальту, а потом, вырвав-таки сумку, оставляют покалеченных девушек лежать и рыдать на асфальте. Поняла?

Наташка в ужасе вытаращила свои огромные глаза на свои огромные груди, пытаясь понять, какая из них должна смотреть на проезжую часть, а какая - глядеть на тротуар. Потом решительно вздохнула и сказала:

- Все поняла. Сумку не отдам.

Всю неделю, проведенную в Неаполе, Наташка занималась только одним: вычислением верной диспозиции грудей и сумочки. После долгих мучительных вычислений она вешала сумку с нужной стороны, для верности плотно накрывала ее грудью и вцеплялась в нее двумя руками. Так что ногти синели. Если на проезжей части вдруг появлялся мотоциклист, Наташка пошире расставляла ноги для устойчивости, выставляла плечо вперед, как боксер, и смотрела на мотоциклиста таким взглядом, что он объезжал ее по соседней улице. По Неаполю даже ходили слухи про какую-то странную перекошенную туристку с синими ногтями. Неаполя Наташка так и не увидела. Но сумку - не отдала.

Конечно, иногда бывают случаи, когда мотоциклисты вырывают сумочки у девушек. Но не очень же часто...

Таких стереотипов-предрассудков-ужастиков на свете множество. Они, как призраки, бродят по миру.

И вот появилась атипичная пневмония. Новый триллер. Призрак бродит по планете, призрак атипички! Никто не спорит: проблема есть. И жертвы есть. Но, как говорится, «зачем же стулья ломать?»

Когда я сказал все тому же своему другу-мяснику, что поеду в Таиланд, мой друг-мясник прореагировал так:

- Ты - идиот. Клинический. У тебя семья, дети, работа, долга, кстати, мне две штуки... Все, кто едет в Юго-Восточную Азию, - смертники. У нас и так демографический кризис. А ты... Ни стыда, ни Родины... К тому же там сейчас муссон. Дождь льет целый день. Противогаз хоть возьми. И зонтик.

Противогаза у меня нет. Я поехал без противогаза. Ладно. Чему быть, того не миновать. Марлевую повязку на всякий случай прихватил. Зонтик тоже.

Я укладывал марлевую повязку с зонтиком в чемодан и представлял себе Таиланд. Переполненные госпитали. Тротуары, пахнущие уксусом. Все в намордниках. Включая слонов и крокодилов. Внезапно падающие прямо на улицах люди. Ливень, ливень, жара и ливень. Стоны, вопли. Предсмертные атипичные хрипы. Палатки Красного Креста. Словом - с картины Карла Брюллова «Последний день Паттайи».

Кошмарчики начались уже в Шереметьево. Я увидел следующую картину. Какой-то гражданин (наш), очень, кстати, интеллигентного вида, мирно мыл руки в шереметьевском сортире. В это время в сортир вошел другой гражданин (не наш, лицо, так сказать, юго-восточно-азиатской национальности), встал рядом с нашим и тоже стал мирно мыть руки. Так они стояли и мыли руки, дети разных народов. Они даже с улыбкой дружбы и взаимопонимания переглянулись: дескать, видишь, брат, все мы люди, у всех у нас, независимо от цвета кожи и разреза глаз, есть руки и их надо мыть... Да здравствует мир во всем мире. Потом наш пошел сушить свои руки. А не наш, продолжая мыть свои верхние конечности, вдруг очень громко чихнул. Громко-громко. Азиаты вообще все делают громко: смеются, чихают, говорят и тому подобное.

Видели бы вы, что сделалось с нашим. Он, как балерун, сделал мощный трехметровый прыжок куда-то вбок и наискосок, закрыл лицо рукой, другой трясущейся рукой вынул из штанов полы рубашки и, закрыв ими лицо, с хриплыми криками «Сарс! Сарс!» выбежал из сортира. Я его видел еще несколько раз в аэропорту. С оголенным взъерошенным животом, мокрыми дрожащими руками и с совершенно атипичными мученическими глазами.

Объявили мой рейс, и мне стало грустно. То ли я делаю? Прав ли я, что затеял всю эту байду с Таиландом? А вдруг там действительно... Атипичка, сезон дождей... Грусть, тяжелая, томительная грусть, стиснула мое сердце и кишечник. Но я сказал себе: «Ты можешь. Ты сделаешь это, парень!»

И рейс был объявлен, и я полетел.

В огромном аэропорту Бангкока, по сравнению с которым наше Шереметьево напоминает торговую палатку, которую к тому же накануне разгромили братки-конкуренты, очаровательная тайская девушка повесила мне на шею благоухающий венок из орхидей. Девушка улыбалась и не чихала. Она сказала мне: «Уэлкам». Она была без намордника. Таких красивых девушек без намордников я никогда не видел и больше не увижу. Жена не считается. Она - прекрасна. И в наморднике, и без.

Мы ездили по Таиланду в течение недели. Походных госпиталей не было. Повязок на лицах тайцев тоже не было. Вместо повязок были улыбки. Обещанного круглосуточного муссонного ливня тоже не было. Было небо цвета влажного жемчуга. Примерно раз в сутки жемчужное марево неба покрывалось разводами темного перламутра, и на нас обрушивался получасовой страстный ливень. Однажды ливень застал меня в джунглях у реки Квай. Ливень был сладким и пах орхидеями. Я даже не раскрывал зонтика. Только идиот раскрывает зонтик под душем из орхидей.

В Бангкоке люди в марлевых повязках встречались. Но дело, разумеется, не в атипичке, а в смоге. Носить марлевые повязки в мегаполисах - дело обычное.

Был храм Изумрудного Будды. Будда был без повязки

Я даже странным образом умудрился полюбить бангкокский смог. Он - цвета очень-очень слабого раствора марганцовки. Он пахнет соей и лимонной травой от супа том-ям.

А еще была, конечно, Паттайя. Она оказалась намного менее злачной, чем ее изображают. Трансвеститы - очень симпатичные тети (опять же без намордников) с кадыками римских легионеров и сорок вторым размером ноги на шпильках. Они так стараются быть тетями, что невольно умиляешься. Трансвеститы - хорошие. Все в перьях, красивые. Танцуют под Земфиру: «Я искала тебя». Я чуть не разрыдался. Вспомнил юность, первую любовь... Зацепила-таки меня трансвеститка.

Еще были очень хорошие крокодилы на крокодиловой ферме. Они лежат на глине, похожие на перевернутые советские байдарки. Во время крокодильного шоу смелый таец кладет свою голову в пасть напрочь обдолбанной рептилии, таскает ее за хвост и так далее. Смелый таец. И крокодил молодец.

Самые очаровательные существа в Таиланде, если не считать таек, - слонята. Они теплые, шерстяные и любят толкаться головой.

Нашими экскурсоводами были два тайца. Одного звали коротко и ясно - Сучар, а другого так длинно, что все его именовали просто Сашей.

На наш вопрос о том, есть ли в Таиланде сарс, Сучар и Саша так сильно и долго смеялись, что обоих разобрала икота. Они немного в разнобой поикали, а потом Саша сказал:

- Сарсу на Таиланде нету. Спиду естя, а сарсу - нету. Точна говорю. Спиду есть немножко, это да. Если с девушка таво - тогда можна спиду приобретать. Это как лателея. А сарсу нету. Эта ложна. Точна говорю. Таиланд - хорошо.

А перекличку в автобусе всегда делал Сучар. Он говорил:

- Кого нету, поднимайте руки.

И смеялся, как ребенок.

В Таиланде много всего хорошего.

Парные ананасы, прямо с поля. Вкус, который снится ночью.

Очень хорошее вино (рисовая водка - плохая, пахнет резиной и кошками). Можно взять большую бутылку вина, сесть веселой компанией на тук-тук (такое открытое такси) и распивать вино в тук-туке. Что мы и делали. За пару долларов на этом тук-туке можно полдня ездить.

В Таиланде прекрасные, поэтические, пронзительные названия. Например, последний бар, в котором мы гуляли перед отлетом, назывался «Чаосуки».

Храмы, пагоды и все такое. Об этом умалчиваю. Об этом уже все сказано и написано.

В общем, в Таиланде все есть. Как в Греции. Кроме атипички. Нету там сарсу. Точно говорю. Убедился на личном опыте. Я говорю вам: ребята, не верьте всяким слухам-ужастикам.

В Неаполе, видишь ты, сумки воруют. В Азии - сарс. По улицам Москвы медведи ходят... Ерунда все это. Жить надо, а не бояться. Чихали мы на эту самую атипичку.

Владимир ЕЛИСТРАТОВ,
обозреватель журнала «Вояж и отдых».




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)