Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №27 (184) Работа

ЗОНА ЗАКОНА


Хроника подфлажного разбоя

Путь от третьего помощника до капитана Юрий Перов прошел под примелькавшимся эллинским флагом, причем на головокружительную карьеру ушло всего семь с небольшим месяцев. Перов установил необычный морской рекорд, который посреднической компанией, благословившей его на лишения, засчитан не был. Более того, Перов был внесен в блэк-лист всех подфлажных компаний и контор и не получил ни цента жалования.

4/7/2003

Третий помощник

После окончания одесской мореходки Перов работал на контейнеровозах Дунайского пароходства, где дослужился до третьего помощника. С экипажами уживался легко, с капитанами не всегда - протестовал против воровства провизии из общего котла. Уволился из Дунайского пароходства еще и потому, что угла не было, а мотаться каждый раз в Днепродзержинск накладно.

Однокашник по мореходке дал адрес одесской посреднической компании «S. S.», набиравшей экипажи на греческие суда. Перов принес документы, чиф-менеджер Кущ бегло полистал сертификаты и огорошил с нарочитой торжественностью: «Поедешь на «Геракл», он выгружает сахар в Алжире. Все мечтают попасть на этот пароход! Срочно с вещами в «S. S.»!» Перову вручили букинг-лист для приобретения билета. Лететь должен был со старпомом Демежко. Вечером позвонил старпому в Белгород-Днестровский.

- Он уехал от другой фирмы, - сказала супруга Демежко. - С Кущем лучше не связывайтесь.

Это озадачило. Через пару дней снова дали отбой.

- Григорий Крагакис сказал, что проблемы с визой, - передала супруга Куща, сам шеф был в отъезде. - Ожидайте визы, не беспокойтесь!

Прижившийся в офисе «S. S.» Капитан Крагакис был консультантом от греческой стороны. Наконец приехал Кущ, сказал:

- Визы вам уже оформляем, но обострилась обстановка в Алжире, там продолжаются военные действия.

Алжирская виза, кстати, стоит 370 динар, что по курсу $7, с Перова же содрали $105. Наконец выдали билет, Кущ объяснил, как добраться. В сторонке тихо плакала женщина. Когда вышли из офиса, она сказала, что муж позвонил из Порт-Саида, воды на его судне нет, света нет, зарплаты не обещают. В Порт-Саиде арестовано судно «Тэтис» этой же греческой судоходной компании Lek shipping, принадлежащей Димитриосу Cкафиди, третье судно, небольшой контейнеровоз, тоже арестовали где-то в Южной Африке. Выяснил поздновато, денег уже не было, залез в долги, надо было лететь в Алжир.

Прилетел: пальмы, бархатное небо, восточная музыка затейливо вьется, как мужской плач, аэропорт оцеплен бронетранспортерами. Полицейский офицер объяснил, что в стране неспокойно, шалят фундаменталисты. Сумки в багаже не оказалось, как выяснилось, она отстала в Тунисе. Пожитки догнали Перова только через неделю. Аэропорт на ночь запирали, его выпроводили. До аэропорта внутренних линий топать метров триста, но полицейские не советовали, можно не дойти. Офицер вошел в положение, сказал:

- Идите, я прослежу за вами в прицел.

Добрался до Беджаии, разыскал офис агентирующей фирмы МТА, обеспечивающее судно снабжением и другими услугами, застал клерков за трапезой.

- Такого судна я еще не видел за двадцать пять лет моей практики, - признался «черный» агент Бакри. - Судно из порта уже не выйдет. Мой вам совет - уезжайте немедленно домой.

Ступил на судно, когда бирманцы, палубная команда, зачищали трюмы после выгрузки мексиканского сахара. Облегченный «Геракл» поднялся из воды. Корпус был в лопухах ржавчины, из шпигата сочилась вода. В куче мусора на юте ковырялась ворона, по настилу ползали белые черви с палец толщиной, маленькие бирманцы в юбках сновали, дымок курился, костер развели прямо на палубе, рис варили. И надстройка, контрастом, сияла белизной - видимо, недавно выкрасили.

Открыл дверь каюты капитана, там седой сухонький господин.

- Я знаю, Юрий, вы русский, - сказал капитан Коста Лосакас. - Маркс, Ленин, Сталин... Юрий, все хорошо, денег нет. - Перов заметил, что капитан навеселе. Предъявил документы, направление, капитан их отодвинул. - Документов не надо. Судовладелец бандит, негодяй, кормежки нет никакой. Юрий, здесь совершенно ничего не надо делать. Сколько вы летели, четыре дня? Вы будете месяц отдыхать. Юрий, вы, русские, много пьете. Когда русские напиваются, они устраивают революцию. Не пейте, пожалуйста. Хотите рюмочку узо?

Второй помощник

Капитан открыл каюту второго помощника:

- Будете здесь жить.

- А у кого принимать дела?

- Ни у кого, второго помощника нет, третьего нет...

Вошел мокрый до нитки человек.

- Это старший офицер.

- Вы русский? - спросил мокрый.

- Вы тоже русский?

- Нет, я болгарин. Юрий, вы попали в порнографию. «Геракл» - плавучий гроб, на нем опасно выходить в море. Вы что-то заканчивали? Юрий, здесь ничего не надо знать. Мне должны 15 тысяч за десять месяцев, бирманцам почти за три года.

И старпом рассказал...

Его предшественник старпом-румын убежал в Порт-Саиде. Платили с задержками только машине и мостику, бирманцам вообще не платили. Хозяин приказал идти на Сайгон, обещал бонус, премиальные. Из Сайгона комсостав, греки, улетели домой. В контрактах у греков оговорено больше внештатных ситуаций, чем у наемников других национальностей. Если сами греки бегут, то это признак банкротства компании. На смену грекам прислали болгар.

Судно снялось курсом на Берег Слоновой Кости. Уплотнения крышек трюмов были изжеваны, груз подмок. В Гвинейском заливе выбросили за борт двести тонн почерневшего риса.

Прежний капитан, тоже греческого происхождения, денежные претензии отклонял. «У меня свои деньги, - говорил, - у вас свои». Если донимали, хватался за молоток, на видном месте в каюте лежал револьвер «Беретта».

Из Абиджана пошли на Веракрус, две недели грузились сахаром. Радист Йордан Ганчев посылал по радио заявки на продукты, половину позиций капитан вычеркивал.

Капитан сидел на чемоданах, ждал расчета. Пришли с грузом в Фри-порт на Багамах, капитан получил подтверждение от жены из Лондона, что зарплата перечислена на банковский счет. Правда, Скафиди обжулил земляка на месячный оклад, капитан очень сокрушался, выбросил молоток за борт и улетел расстроенным. Оклад у капитана $4.700, потеря была чувствительной.

Новый капитан Коста Лосакас прилетел на Багамы и угодил на забастовку, экипаж отказывался двигаться дальше. Лосакас посочувствовал экипажу, признался, что знаком с хозяином, живут по соседству в Пирее, чуть ли не в одном переулке. Лосакас проговорился: у отца хозяина было 15 судов, у сына осталось только три развалюхи, еще есть два отеля в Пирее, сынок балуется рулеткой...

Старпом Александр Стефанов потребовал у капитана, чтобы на Багамы немедленно прилетел представитель фирмы, иначе в рейс не выйдут, пригрозил международным профсоюзом транспортников ITF.

Недели через две в Фри-порт прилетел нарочный из Lek shipping, некто Вархаламос. Стал обходить каюты, с каждым говорил за плотно закрытой дверью. Стартовой суммой, которую он предлагал комсоставу, было $2.000. Торговля затянулась. Вархаламос уговаривал Стефанова получить пока 10 тысяч, вместо положенных тридцати четырех. Старпом напился в баре и согласился.

Боцман находился на борту 24 месяца и подбивал палубную команду к саботажу. Хозяину донесли. Чтобы не было смуты, боцмана рассчитали полностью, и он улетел домой. Второй помощник Василий Райнов пенсионного возраста упал в воду, получил микроинсульт и тоже улетел.

Четвертый механик «Геракла» получил половину зарплаты и улетел за свои деньги. Бирманцам выплатили по $200, дали гарантийное письмо, в котором обещали бонус по $150 каждый месяц.

С третьим помощником Тепчо и старпомом Стефановым тоже был заключен договор, подкрепленный гарантийным письмом. Если они благополучно доведут судно до Гибралтара, фирма обещала прислать замену, 50% зарплаты и билеты на самолет до Софии. Продолжили плавание всего 19 человек.

Прохудились балластные танки, вода просачивалась в трюмы. В ста милях от Гибралтара крен достиг десяти градусов, легли в дрейф, кажется, тонули всерьез. Команда наблюдала, команда была не против, если «Геракл» булькнет в удобном месте, благо, район оживленный и марокканский берег за горизонтом. Хотя вода в мае не самая подходящая для купаний, градусов 13, Йордан Ганчев сиганул за борт и заткнул дыру куском мяса с салом, есть такой проверенный морской способ. На течь поставили цементный ящик, так дочапали до Беджаии и 4 мая привязались.

Обещанной в Гибралтаре замены и зарплаты для третьего механика и старшего офицера в Беджаии тоже, конечно, не было. Когда в трюмах оставалось 9 тысяч тонн сахара, прекратили выгрузку и объявили забастовку. Машинная команда, состоящая из черногорцев, в забастовке не участвовала, черногорцы плавали без контрактов и были бесправными.

Власти потребовали освободить причал, и две недели «Геракл» стоял на якорном месте. Морской профсоюз в Алжире влияния не имеет. Теперь кусали локти, что не обратились в ITF на Багамах, упустили последний шанс. Получили презабавный факс от хозяина: «Моряки «Геоакла-I»! Вы - мои дети, моя кровь, ваши дети - мои дети. Я сам был капитаном, стоял на мостике, сейчас я управляющий фирмой. Я 30 лет в морском бизнесе, и за эти годы ни один моряк в Lek shipping не потерял ни цента. Вам будут выплачены все деньги, вас ждут путевки на курорт в любой точке земного шара, только выгрузите сахар. С уважением, Димитриос Скафиди».

6 июня уехал третий помощник Тепчо, он стал последним моряком, покинувшим борт за счет фирмы. Разумеется, Кущ был информирован о беспорядках на борту, почему в эти же дни и переносился отъезд Перова, а Юрию врали, что трудности с визой.

На третий день пребывания Перова на борту судно арестовали, отключили радиостанцию. Дисбурсмент, портовые сборы, расходы на питание, топливо, воду, составили $45 тысяч. Агент Бакри в последний раз завез продукты. Провизии хватило на неделю. Поднимались рано, до жары, и ломились к капитану.

- Калимэра, - здоровался Юрий.

- Здравствуйте, товарищи! Говорит Москва! - отвечал капитан Лосакас.

Капитан любил почудить, пел, демонстрировал Перову национальные греческие танцы с приседаниями, жаловался, что частенько попадает на негодные суда, работает с неудачниками. Контрактов с фирмой Лосакас, кстати, тоже, как и черногорцы, не подписывал.

Зелько, черногорец, четник, воевавший в Хорватии, хмуро спрашивал у Лосакаса:

- Капитан, где мои деньги и деньги моих детей?

- Скафиди лайно! - ругались болгары.

- Готовь инвалидную коляску, - цедил капитану черногорец Иван. - Завтра из твоей ноги сварим бульон.

Капитан хмурился, замыкался.

Шли побираться по судам, Лосакас - на греческие пароходы, болгары - на болгарские или русские вместе с Перовым, Зелько - на югославские, бывший четник хорватские обходил десятой дорогой, там могли узнать. Бирманцы удили рыбу с нефтяным душком.

Возле каждого судна стояли часовые с автоматами АКС, перемещаться по территории порта запрещалось, пробирались под клацанье затворов. Знали, что алжирцам разрешено стрелять, но еще знали, что солдаты голодны, делились добычей с охраной. Местное телевидение регулярно сообщало о терактах. В порту запрещалось носить продукты в мешках. Для Перова делали исключение, его частенько видели с мешком.

Алжирские лоцманы сообщали штурманам, что на борту грека бедует русский, поэтому зачастую тормозок ждал Юрия уже возле трапа. Откликались мурманчане, прибалты, ленинградцы.

- Ты говори прямо, - наседали, - что надо: мыло, сигареты, порошок, лезвия?

Случалось, что подфлажный экипаж целиком был русским, тогда капитан заказывал на камбузе дополнительный обед еще на 19 ртов или хотя бы первое, и Перов, как Гулливер, рост у него под 190, вел на кормежку выводок бирманцев.

Благодаря Перову бирманцы впервые в жизни попробовали гречку. Принес как-то жгучий перец в банках, который не могли есть на новороссийском пароходе, бирманцы умяли его с апельсинами, очень хвалили, сказали, что перец в джунглях любую заразу убивает. Бирманцы называли его лидером.

- Ты знаешь, Юрий, - жаловались, - как нам надоело, что нас обманывают!

Их положение усугублялось еще и тем, что они не могли вернуться на родину: в Бирме, хочешь не хочешь, а 10% добытой в морях валюты положено отдать государству. Скафиди не заплатил им почти за три года, на родине их ждала тюрьма.

Подарили Юрию, лидеру, запрещенную в Бирме книгу нобелевского лауреата Хаун де Санью «Голос надежды», еще подарили юбку. Двое бирманцев медитировали, выходили из себя, входили в кого-то, улетали, прилетали... Радиоофицер Ганчев тоже медитировал. Когда утром Юрий стучал в каюту Ганчева, тот спрашивал по-русски:

- Кто там?

- Дед Мороз, - отвечал Перов.

- Дед Мороз живет в Сибири, - радист отпирал каюту. - Юрий, я вызвал дух Галины Старовойтовой. У тебя есть будущее, ты будешь капитаном...

На переборке снимок: Ганчев с женой и детьми. До рейса Йордан Ганчев был упитанным мужчиной, сейчас же был похож на усохшего старика. Ганчев не мог сидеть сложа руки, предложил капитану «Геракла» выкрасить весь пароход. В одиночку. Соскребал ржавчину, зачищал металл до блеска, сам заваривал дыры, ставил латки, шпаклевал, грунтовал, красил. Просил мизерную доплату, всего по 100 «зеленых» в месяц. Успел покрасить только надстройку. Хозяин задолжал ему $16 тысяч.

У старпома Стефанова ныло сердце, высыпала экзема, мучил зуд. Кое-что из лекарств для лечения псориаза раздобыли на судах. Стефанов выпивал, был раздражительным, честил капитана и черногорцев. Агент Бакри побаивался его, почему и разрешал звонить домой. Болгарское посольство в Алжире оплатило старпому билет, и Стефанов улетел, так и не дождавшись зарплаты, компания задолжала ему $24 тысячи.

Перов стал старшим офицером.

Старший офицер

В сентябре ветер поменял направление, вонь с «Геракла» понесло к капитании порта. К борту привезли мусорные контейнеры.

Перов постригся под ноль.

- Юрий, у вас очень мало волос, - заметил капитан Лосакас.

- Я - русская мафия, - пошутил Перов.

На другой день капитан тоже оголил голову и сказал:

- Я - греческая мафия.

Если в порту не было судов СНГ, пекли рыбные лепешки, «котлеты-убийцы». Так проходили день за днем, неделя за неделей.

- Что же мы будем завтра кушать? - сокрушался капитан.

- Мы завтра отпилим тебе ногу и сварим бульон. Готовь инвалидную коляску.

Потом смягчались:

- Мы твоего шефа повесим, а «Геракл» спалим.

Огнетушители на судне давно вышли из строя или были разряжены, Перов на всякий случай носил документы при себе. С борта мурманского судна Юрий позвонил матери в Днепродзержинск, успокоил, сказал, что находится в плавании, все путем. Молодость и знание языка позволяли устроиться на другое судно, чтобы все действительно было путем, но экипаж не выпускали за территорию порта. Пошли гурьбой к агенту.

- Ваш судовладелец - мошенник, - заявил Бакри, - судно отсюда не уйдет. Если будете донимать, вызову полицию.

- Пусть нас отправят в тюрьму, - говорили, - там хоть кормят.

Ничего не добившись, возвращались на «Ахиллес», с пустым желудком не спалось. Утром черногорцы с ножом навещали капитана.

- Если не будет денег, капитан, - говорил четник Зелько, - я отрежу тебе уши и нос. Я мог заработать на войне, а вместо этого ушел в море, где этот грек меня обманывает.

Капитана Лосакаса трясло, он замыкался, надевал темные очки, брал папку и куда-то брел. Перову приснился сон, что денег ему так и не заплатили, и он повесил Куща.

- Я же был дома у Скафиди, - сверкал белками Зелько, - он хорошо принял. Я вклею в паспорт визу, найду его в Пирее и убью! Потом снова пойду воевать.

На переговоры с властями команда делегировала не капитана, а Перова, он свободно владел языком, был рассудительным, не взрывным, как черногорцы. И главное, ему доверяли. Все. Власти объясняли Перову:

- Ваше дело в суде - четвертое на очереди. Иск подан был от имени агента порта, венесуэльской бункеровочной компании и экипажа судна...

Ветер усилился до штормового. Судно носило вдоль причала. Гнилые пропиленовые концы растягивались, гудели, потом лопнули, буксиры всю ночь держали «Геракл», чтоб его не выбросило на суда, экипаж уже ничего не предпринимал, ждали конца.

- Пусть утонет, - говорили.

Не утонул и на этот раз.

Как-то капитан Лосакас пригласил Перова в каюту и сказал:

- Юрий, если вы примете должность, я заплачу вам $1.000.

- Какую должность? - Перов не понял.

- Капитана «Геракла».

В сентябре истекали три месяца, как Юрий ступил на палубу «Геракла». Согласно условиям контракта, компания обязана была заплатить ему за три месяца либо предоставить новую работу. Скафиди - проходимец, значит, нужно искать работу самому, он бы так и поступил, если бы выпустили из порта. Даже капитан Лосакас сказал: «Надо выбираться самому».

Капитан вообще перестал общаться, ходил питаться на сухогруз «Каридж». Как-то поутру Перов постучал, никто не ответил. Вызвали полицию, взломали дверь, прочитали записку: «Юрий, вы порядочный человек, вы грамотный специалист. Я вас назначаю капитаном «Геракла». Константин Лосакас».

Капитан

Через неделю Лосакас позвонил из Греции.

- Все нормально, Юрий, - сказал, - я дома, все нормально, денег нет. Пусть меня не ищут водолазы. Пожалуйста, упакуйте мои личные вещи, очки, тапочки, деловые бумаги...

Капитан сбежал на «Каридже» в чем был. Если бы его засекли с вещами черногорцы, ему бы несдобровать. Если бы при досмотре «Кариджа» его выудили власти, то коротать бы ему остаток дней на руднике в Сахаре.

Вскоре забил тревогу агент Бакри. Погасить свои расходы на содержание судна и экипажа он мог только после продажи «Геракла» с аукциона. Но после бегства капитана Лосакаса безопасность «Геракла» оказалась под угрозой, теплоход мог, не дождавшись суда, просто потонуть у причала, его мог, наконец, поджечь экипаж. Бакри связался с ITF в Лондоне, сообщил о состоянии дел на борту «Геракла» Биллу Гуджеру, профсоюзному лидеру транспортников. Инспекторы ITF запросили Лимасол на Кипре, где был приписан «Геракл», потом пригрозили пирейскому «S. S.», где чиф-менеджером капитан Калманис. В январе 1999-го цепочка Беджаия - Лондон - Лимасол - Пирей - Беджаия замкнулась и исстрадавшийся экипаж наконец получил проездные документы на обратную дорогу.

Разлетались кто куда: черногорцы в Тунис, бирманцы в Каир. В Бирме есть свой «S. S.», бирманский Кущ связался с греческим «S. S.», и дальнейшая морская судьба бирманцев была решена. Им выдали билеты до Каира, обещали новую работу в течение пяти дней. Взамен потребовали расписку в том, что они получили... все деньги за многие месяцы. Бирманцы понимали, что попадают в новую кабалу и не находили себе места. Перов настоял, чтобы они не писали расписок, им прислали новые, перепечатанные бланки, видимо, компания была готова к отказу, и сам отказ ее не очень удивил. Многие плакали, когда прощались с Юрием, своим лидером и последним капитаном.

Эпилог

Перов зашел в офис к Кущу, тот выпроводил всех посетителей и сказал:

- Юрий, я все знаю. Сейчас проблема выбить тебе зарплату.

- Мне нужно хотя бы полторы тысячи на учебу и чтобы рассчитаться с долгами, - объяснил Перов.

- Какие полторы? - Кущ даже возмутился. - Ты должен получить всю зарплату, восемь с половиной тысяч. Ждем на этой неделе Крагакиса, он привезет деньги. Условие одно - никуда не обращайся.

19 февраля приехал Григорий Крагакис.

- Ты - мой сын, - сказал. - Хозяин опозорил нас на весь мир. Но ввиду того, что ты нормальный парень, наша фирма выплатит деньги. Сколько тебе нужно на первых порах?

- Тысячу триста.

- Нет проблем.

- Мы тебе даем хороший пароход, - пообещал Кущ. - Это судно другой компании, очень хорошо котируется, «Геракл».

- Как «Геракл»?

- Не «Геракл-I», а просто «Геракл». Придешь в понедельник, получишь деньги.

Юрий пришел во вторник.

- Есть трудности с переводом, - Кущ был озабочен. - Побыстрее оформляй документы, и мы отправим тебя в рейс. Правда, у тебя с английским проблемы...

Это у Перова-то проблемы с языком! О деньгах уже речи не было. Перов позвонил в «S. S.» через три дня.

- Когда будут деньги? - спросил.

- Ждем. Готовься в рейс.

Через неделю Перов выступил по телевидению в программе «Море надежды», рассказал об обмане, честил Крагакиса на английском. Перов надеялся получить или отсудить у «S. S.» деньги, свой оклад третьего помощника, не второго, не старшего офицера и не капитана, каковыми фактически являлся в разные месяцы. Оклад у третьего, выходца из России или Украины - $1.150. Болгарам платят $1.250, румынам - $1.300, такая вот обидная градация. Юрий Перов обратился в транспортную прокуратуру. Это нормальная реакция на подфлажный разбой, спланированный и топорно осуществленный конкретными лицами. В прокуратуре огорчили, откровенно сказали, что отсудить деньги будет нелегко, «S. S.» всего лишь посредник.

В консульстве Греции Перова принял морской атташе господин Кавалерос. Он связался по телефону с «S. S.», минут пятнадцать беседовал.

- Lek shipping зарегистрирована, к сожалению, в Лимасоле, - объяснил атташе. - Кипр - другое государство. Компания «S. S.» зарегистрирована в Монровии, поэтому мы не можем вам помочь, извините. Обращайтесь, пожалуйста, на телевидение, пишите в газеты, люди должны знать о мошенничестве. Такие посредники не должны работать...

В варненской газете «Морские вести» Василий Райнов опубликовал статью, в которой болгарский филиал «S. S.» уличал в мошенничестве. «S. S.» осигуряет наших моряков без храна и зарплаты» - так звучало название статьи по-болгарски. Статью сопровождало резюме ITF, международного профсоюза транспортников. «Моряки, вы нам просто надоели, - писалось в обращении, - нам надоели жалобы. Почему вы, зная, что вас обманут, все-таки обращаетесь к мошенникам? Пожалуйста, перед выбором компаний обратитесь к нам за рекомендацией, и мы сообщим вам адреса надежных фирм. Нам надоело давать объяснения пострадавшим и обманутым».

После публикации Райнова болгарский филиал «S. S.» закрыли, чиф-менеджер пропал. Офис «S. S.» в Констанце сгорел, на пепелище обнаружили клизму, кто-то из клизмы подлил бензина под дверь. Поджигателей не поймали, в списках посреднических компаний в Румынии компания «S. S.» с тех пор не значится. Филиал в Одессе, наоборот, развился, состоялся офисный переезд в новое помещение поближе к деловому центру, капитан Кущ активно участвует в общественном комитете по защите прав моряков.

Перов получил направление на судно от другой компании уже вторым помощником, названия судна по понятным причинам не сообщаю.

Владимир КАТКЕВИЧ




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)