Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №10 (167) Венеция

ТУРИЗМ


Тайна Казановы. Один день в прекрасной Венеции

Этот город был построен на топких островках в неглубокой лагуне с мутной водой. Его основали в эпоху великого переселения народов, когда пришли варвары и мир перевернулся. Спасались от варваров в никуда, в лагуну, в больное морское болото. Венеция - образ абсолютной отсоединенности красоты от враждебного, варварского мира. И даже современная легкость попадания в город - по дамбе, лагунным трамвайчиком вапоретто, круизным теплоходом - не может разрушить этот образ.

7/3/2003

Когда будущие венецианцы спасались от варваров, а потом выживали на не приспособленных к жизни островах, произошел естественный отбор. Выжили энергичные и предприимчивые люди - венецианцы. Они построили прекрасный город, а сейчас выполняют не менее трудную задачу - сохраняют его и сопротивляются перестройкам.

Спор гондолы с вапоретто

Почти все, кто не был в Венеции, уверены, что в этом городе нет улиц, только каналы. На самом деле не так, вернее, не совсем так. Это взгляд торопливого туриста, взгляд с воды. Да, каналы есть и по ним плавают, но всю Венецию до последнего самого дальнего уголка можно обойти пешком от Канна-Реджо до Кастелло, от Сан-Кроче до Сан-Марко. Уличная путаница, тупики и узкости придают пешей прогулке дополнительную интригу. Конечно, совсем потеряться не дают многочисленные туристические указатели, но заблудиться на полчаса легко. Больше того, сделать это просто необходимо. Ведь только заблудившись, узнаешь и почувствуешь Венецию - последнюю средневековую декорацию Европы.

Сразу привыкаешь к тому, что здесь нет машин. Это единственный в мире город, в котором все улицы пешеходные. Сейчас пешеходными зонами вряд ли можно кого-то удивить, они есть во всех крупных европейских центрах. Но улицы Венеции абсолютно пешеходные. Даже на достаточно широких улицах не ждешь, что из-за угла вдруг вывернет какой-нибудь мотоциклист или полицейская машина. Жаль только, что повсюду туриста преследует густой бензиновый запах. Машин нет, а запах и шум тот же. Катера, мотоботы, вапоретто, водные такси - все чадят, дымят, сжигают дизтопливо и солярку.

Все грузы в Венеции перевозят моторки - от бутылей с вином до гробов. Вот если бы гондольеры вдруг взялись перевозить не только туристов, а грузы и местных жителей! Пассажирские теплоходы идут по каналам медленно. От Piazza le Roma, где заканчивают свой путь прибывающие с материка машины и автобусы, по Большому каналу до Piazza San Marco 20-25 минут езды на вапоретто. А опытный гондольер при желании мог бы доставить напрямик до места вдвое быстрее, почти как на водном такси, только романтичнее и без шума. Но это несбыточные мечты. Времена изменились, гондольер берет за полчаса катания 50-100 евро (торговаться с гондольером - особое искусство), положено ему посадить в гондолу не больше шести человек, и отрабатывает он неспешно, без лишнего напряжения.

Изначально гондола предназначена была и для людей, и для грузов. Но технический прогресс отучил от лишней физической работы. Ну кто сейчас в богатой Венеции будет надрываться с неудобным длинным веслом меньше, чем за сотню в час. Да и сама гондола недешева - от 8.000 евро.

Зачем Буратино длинный нос

Венеция - родина Буратино. Вернее не Буратино, а Пиноккио. Или даже не Пиноккио, а его прототипа, который был совсем не сказочным героем, а вполне реальным вестником смерти. Маска с длинным носом-клювом, колпак и длинный черный плащ - одежда средневекового врача, который во времена Великой Чумы ходил от дома к дому и пытался помогать больным. В клюве были туго набиты перемешанные с индийскими пряностями розмарин и чабрец. Средневековые жители не догадывались, что переносят бубонную чуму живущие на черных крысах блохи. Думали, болезнь ветром надуло с юга, от османов и мавров, поэтому и носили маски.

Так распорядилась история, но чума оказалась самым страшным испытанием для венецианцев. Войны и революции хоть и не обходили стороной убежавший от варваров город, но сражения в нем не устраивались, дома и жители не страдали. Местные люди были купцами, а купцы без подлостей и войн существовать не могут. Венецианцы затеяли не меньше десятка войн с турками, однако воевали всегда деньгами, кораблями, наемниками, но никак не гражданами.

Сейчас уже никто об этом не вспоминает, но Венеция во всех турецких войнах была союзником России. Есть легенда, что хитрые венецианцы дружили с Россией (в отличие от ее вечных врагов Генуи, Неаполя, Сардинии и всех прочих итальянских королевств) только потому, что им постоянно нужны были сваи из сибирской лиственницы, другая древесина быстро сгнивала в соленой тухлой воде. Легенда на первый взгляд убедительная. Но вряд ли лиственницу перевозили из Сибири, слишком далеко, а есть она гораздо ближе - в Карпатах. К тому же по крайней мере 150 лет (примерно такой возраст самой старой сваи из доступных для обозрения) сваи делают из местных средиземноморских сосен.

Родина модной штукатурки

Выгнутый буквой «S» Большой канал не прорыт, как может показаться, а самого естественного происхождения. По его берегам тесным строем стоят дворцы венецианской знати: палаццо Коррер Кантарини, Ка Пезаро, Барбариго, Вендрамин Калерджи, Контарини Фазан, Контарини Далле Фигури, Корнер Канале Гранде, Бальби, Ди Сан Лука и множество других. Эти имена - исторические и архитектурные метки, и потому понятно, как выглядят дворцы: «венецианские» окна, стрельчатые арки, сводчатые входы, покатые черепичные крыши, а внутри - картины, старая мебель, шелковые обои, выщербленные временем мраморные ступени, облупившаяся, но не выцветшая венецианская декоративная штукатурка.

Земли в Венеции всегда не хватало, поэтому даже самые богатые дворцы лишь частью фундамента, хотя и большей, опираются на остров. Но фасад всегда нависает над водой, опирается на сваи, облепленные мидиями, истоптанные крабами, подгрызенные волнами от моторок. Из-за этого нависания кажется, что дома стоят на воде или плавают на гигантском подтопленном понтоне. И кажется, рано или поздно они обрушатся, и рыбы не удивятся - кефаль давно уже привыкла греться на уходящих в воду белых мраморных ступеньках.

Но свои дома венецианцы не переделывают, хотя по всем нормам все они аварийные и нуждаются в реконструкции. Будь Венеция в Лондоне, ее дома аккуратно бы вычистили внутри, подвели бы под фасады массивные железные балки, венецианскую штукатурку заменили бы на псевдовенецианскую, на пластиковой основе, она сейчас у дизайнеров в моде. А в Венеции дома не рушат и не восстанавливают, а латают незаметно и даже сгнившие сваи не торопятся заменять. Поэтому всем нам так нравится Венеция. Мы видим, что, несмотря на все старания и деньги Объединенных Наций, скоро ее не будет. Конечно, все можно восстановить, но только будет это макет, муляж. А так ходишь по Венеции и видишь, что все камни тесаны, кирпичи положены, колонны установлены, балки перекинуты по старым строительным технологиям, с умершими вместе с мастерами секретами.

Самый известный из венецианцев

Самый известный в мире мост влюбленных находится в Венеции. Хотя долгое время он никакого отношения к влюбленным не имел, а был очень даже неромантическим и зловещим местом. Мост соединяет Дворец дожей и тюрьму. Во дворце венецианские правители-дожи приговаривали преступника к смерти или галерам, и стража после приговора вела его в тюрьму. Мост вздохов крытый, но имеет окна. И осужденный в последний раз мог со вздохом взглянуть на свободный мир, канал, сваи, гондолы и плачущих в гондолах родственников.

Неизвестно, когда возникла традиция, но теперь считается, что поцелуй под мостом продлевает любовь. Теперь проезд под мостом - важный пункт в маршруте любого гондольера. Гондольер заранее предупреждает, когда надо начинать целоваться, а под мостом даже подгоняет замешкавшихся или не слишком влюбленных.

Самый известный из любовников - тоже из Венеции.

Джованни Джакомо Казанова родился в 1725 году в семье актера и дочери башмачника. В юности он учился в духовной семинарии и готовился стать аббатом, но страсть к распутству и кутежам быстро заставила его снять сутану. Впоследствии он был офицером, музыкантом, придворным советником, торговцем-мусульманином, шулером, тайным агентом прусского короля Фридриха Великого, химиком и алхимиком, переводчиком, приятелем маркизы де Помпадур, врачом, гостем Екатерины Великой, узником многих тюрем, путешественником. И в любом качестве - профессиональным любовником. Профессия, как известно, это то, что позволяет зарабатывать. Казанова зарабатывал тем, что находил красивых девушек, обучал их манерам и искусству любви - и выгодно продавал богатым заказчикам. Конечно, он и влюблялся тоже, но уже далеко не всегда в красавиц. По нынешним временам список любовных побед Казановы не впечатляет. Исследователи насчитывают в его мемуарах 122 соблазненные женщины, среди них 12 пожилых дам - тех, кому за шестьдесят. И это за 39 лет. В чем же причина его славы?

Славу себе Казанова добыл не столько приключениями и количеством обольщенных дам, сколько умением рассказывать. Что бы с ним ни случилось, он сразу превращал событие в интересную историю. «Я провел две недели, разъезжая по обедам и ужинам, где все желали в подробностях выслушать мой рассказ о дуэли». Говорить две недели о вполне ординарном событии так, чтобы это никому не надоело, может только очень талантливый рассказчик. И действительно, мемуары «История моей жизни» считаются самой увлекательной из всех книг, когда-либо написанных авантюристами.

Обычно в венецианском Дворце дожей экскурсантов проводят по королевской Лестнице гигантов, потом показывают огромную картину Тинторетто «Рай» и «Апофеоз Венеры» Веронезе, бронзовые фонтаны во внутреннем дворе, зал Большого совета и Зал для голосований, потом по Лестнице цензоров доводят до Моста вздохов. Другая экскурсия, по тюремным подземельям и тайным лабиринтам, проводится по предварительным заявкам.

Внутри дворец имеет запутанную планировку, которую по каким-то причинам так и не тронули до наших дней. Здесь остались и камеры пыток, и «подвал Казановы», ведь он тоже сидел в тюрьме Дворца дожей. А в Большом зале, где допрашивали авантюриста, висят мрачные картины Босха. Казанова сидел сначала во дворцовой тюрьме Пьомби, а потом в Колодцах Поцци - эти казематы так называли потому, что там все время стояла морская вода. В конце концов он убежал из тюрьмы через крышу. Как он карабкался по скатам (правда, тогда крыша была свинцовая), можно представить, если посмотреть на дворец со стороны собора Св. Марка.

Ариф АЛИЕВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)