Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №16 (16)

ПРОСТО ЖИЗНЬ


ПСИХУШКА ПО-ИЗРАИЛЬСКИ

Знакомый врач рассказал мне, что эмиграцию-репатриацию по степени эмоционального воздействия на человека можно сравнить с инсультом. В Израиле существует мощная система социальной поддержки людей, попавших в кризисную ситуацию. Остаться на улице и умереть с голоду в нашей стране невозможно. На улице у нас живет лишь тот, кто очень этого хочет. Я благодарен системе социальной защиты Израиля за то, что она дала мне возможность подняться после тяжелого кризиса и восстановить творческие способности.

10/9/2010

Больница «Кфар Шауль» больше всего напоминает советский дом отдыха средней руки

15 мая 1988 года полиция доставила меня после попытки самоубийства в иерусалимскую психбольницу «Кфар Шауль». Я пошел вешаться в подвал, а соседи, среди которых я имел прочную репутацию психа, вызвали полицию. Полицейские вышибли дверь и застали меня на стульчике с петлей на шее.

Этому предшествовало много интересных событий – увольнение с невыплатой зарплаты за три месяца, развод, изгнание женой из квартиры, невыплаченная банковская ссуда, арест счетов, полная невостребованность как писателя... Так я, бывший автор Хазанова, оказался пациентом психбольницы – без дома, работы, семьи и друзей.

Больница «Кфар Шауль» больше всего напоминает советский дом отдыха средней руки. Расположена она на территории бывшей арабской деревни, где ребята из еврейской подпольной организации ЛЕХИ в 1948-м вырезали все население вместе с детьми, женщинами и стариками, что послужило причиной панического бегства арабов из страны. Корпуса – бывшие арабские дома – расположены среди парка, где гуляют больные и пробегает по делам персонал. Отличить пациентов от психиатров можно не всегда. В закрытом отделении я не был – бог миловал, а об открытом расскажу.

Больным открытого отделения предоставлена максимальная свобода – на КПП никто никого никогда не спрашивает, куда и к кому вы идете. То есть пациент может беспрепятственно выходить в город и, вообще, куда ему вздумается. Врачи только просят сказать, куда ты идешь и когда собираешься вернуться. На субботу и праздники можно уходить к родственникам или знакомым.

После завтрака больные идут на работу. Трудятся на кухне, в столярке (к станкам не допускают), в лавках и местном кафе, магазинчике по продаже сувениров, больными же изготовленными, в библиотеке, прачечной. За работу пациенты получают символическую зарплату – шекель в час (минимальная часовая зарплата в Израиле – 18 шекелей). Кто способен – работает вне больницы, в типографии через дорогу.

После обеда – свободное время: пациенты телевизор смотрят, книжки, газеты читают (кто в состоянии), общаются, гостей принимают. В телевизоре здесь, правда, только два канала, а по кабелям у нас – около сотни, кто ж их считал.

Есть категория приходящих пациентов – то есть они живут дома, а сюда приходят лечиться. Есть и хроники, которые живут здесь постоянно.

Большинство пациентов получает госпенсию по психинвалидности – половину минимальной зарплаты. Сегодня это $370. А те, кто в состоянии снимать квартиру и жить самостоятельно, получают деньги еще и на это. Обзавестись таким гарантированным жизненным минимумом несложно, и это может сделать любой желающий.

В русской прессе публиковались статьи об издевательствах над больными и избиениях их персоналом, благодаря чему я жутко боялся попасть на стационар. Оказалось – все это плоды досужих журналисток. Ничего подобного в открытом отделении быть не может – врач или медбрат, ударивший больного, навсегда лишается права работы в медучреждениях.

Попав в больницу, первое время я убегал от врача – просто не верил, что мне вообще уже кто-то сможет помочь. Врач гонялась за мной по территории, беседовала, увещала, вправляла мозги. Самое интересное, что доктор Полякова из Москвы – психиатр милостью божьей, дай ей бог здоровья, – меня действительно вылечила: таблетками и психотерапией.

Никому из персонала и в голову не приходит, что еду можно воровать, поэтому в холодильнике всегда остаются продукты, в том числе мясо, рыба, яйца, фрукты, и каждый берет, что хочет. Кухонные рабочие приходят с крохотными сумочками – чтобы не подумали, что они могут что-то унести.

Люди, побывавшие здесь однажды, могут в любое время прийти в особый отдел больницы, где пробыть несколько дней, а то и недель, пока их состояние не улучшится. Кормежка и проживание – бесплатно.

Через три месяца пребывания в «Кфар Шауле» меня направили в так называемый реабилитационный центр «Маон Ирушалаим» – типа общежития для людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию. Комнаты на троих человек, ортопедические матрасы, холл с телевизором, садик, различные ежедневные культурные мероприятия, никакого контроля – приходи когда хочешь. За каждым закреплены часы приема психолога и психиатра, холодильник с едой – готовь сам на кухне, а обед варят дежурные. Обязанностей никаких – просто какой-то детский сад для взрослых. Пребывание здесь и сыграло решающую роль в восстановлении моих социальных, трудовых и творческих способностей.

Интересно, что никому из пациентов (кроме автора сего опуса) не приходило в голову сунуть в карман банку тресковой печени или кусок колбасы – проблем с едой в Израиле нет с 1951 года, когда отменили карточки.

В этом заведении я прожил два с половиной года, и здесь было написано большинство текстов, которые вы можете прочесть на моем сайте и в моих книгах. Живя в «Маон Иерушалаим», я уже ходил на работу – ухаживал за пожилыми, печатался в газетах и делал авторские концерты. А потом директор заведения сказал: «Хватит – мы тебя и так держим здесь больше положенного», – и выпустил меня в большую жизнь.

Однажды за нарушение правил кашрута на кухне – принес пельмени из русского магазина – меня наказали: удалили на три дня из Маона, пришлось жить у приятеля.

Марьян БЕЛЕНЬКИЙ,
Иерусалим, Израиль.
Специально для «Заграницы».




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)