Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №2-3 (159-160)

ТУРИЗМ


ЗАКОН ТУРИЗМУ ПИСАН

Попытка введения на любом рынке новых правил игры конфликтна изначально. Особенно, если эти правила не менялись долгое время, а рынок реально значим для экономики государства. Многие склонны считать проект нового закона Украины о туризме попыткой передела собственности в пользу госчиновников и крупных компаний. Несокрушимым аргументом за принятие нового закона выдвигается тезис о давно назревшей необходимости введения туризма в цивилизованное правовое русло. Длящиеся не первый месяц споры грозят породить очередной законотворческий долгострой. О причинах затянувшегося противостояния и о том, какие же цели преследует государство, инициируя принятие новых правил ведения туристического бизнеса, - наш разговор с первым заместителем председателя Государственной туристической администрации Украины Анатолием МАТВИЕНКО.

1/12/2003

Обнародование два месяца назад законопроекта «О туризме» вызвало взрыв эмоций. Сегодня о каких-то особо громких баталиях не слышно. Удалось достичь согласия? На каком этапе сейчас находится документ и когда он вступит в силу?

- Вот передо мной законопроект под номером 2482, который мы получили в начале декабря из Кабинета министров. Это та версия, которая была максимально доработана группой депутатов Верховной рады во главе с Екатериной Самойлик и вынесена на обсуждение в сессионный зал. На мой взгляд, проект в его нынешнем виде в большинстве своих норм отвечает на вопросы проблематики, существующей в нашей туристической отрасли. Я совершенно не вижу здесь ничего страшного и опасного для судеб туристической деятельности и для тех, кто хочет цивилизованно и прозрачно работать в нормальных правовых условиях. Безусловно, те, кого устраивает сегодняшнее состояние болота, в том числе и правового, будут против любых изменений. Причем независимо от того, что будет написано в законе.

- Что-то изменилось в проекте нового закона за последние месяцы?


- Самой болевой точкой, как вы знаете, оказался гарантийный фонд, который критиковали все, даже не прочитав толком, что написано в соответствующей статье. Первая реакция, в том числе и в прессе, была такова: плохо, потому что плохо. Примерно половина откликов носила именно такой характер. Когда мы начали разъяснять позицию, то говорили, прежде всего, о важности ознакомления с законодательством зарубежных стран, с общепринятым мировым опытом. Потому что мы-то, готовя документ, все это внимательно прочитали. А дискутировать, не зная предмета спора, - непрофессионально.

Во всей этой истории есть, правда, один положительный момент: многие руководители туристических предприятий наконец-то ознакомились с законом, по которому они работают. В итоге было принято решение: раз есть противодействие и данный пункт воспринимается в штыки, пусть механизм и порядок обеспечения финансовых гарантий субъектов туристической деятельности определит Кабинет министров. Такую норму и записали в 20-ю статью законопроекта. Но и она вызвала неоднозначную реакцию. Особенно со стороны народных депутатов, которые изначально к инициативам правительства относятся не совсем положительно. Жаль будет, если норма при ее обсуждении в Раде вызовет дискуссию не столько в отношении ее необходимости, сколько в том плане, почему вводить норму должно правительство и почему она не прописана в самом законе.

- А что в отношении этой нормы намерен предложить Кабмин?

- С учетом сегодняшних настроений народных депутатов, которые проявились в результате нескольких последних наших встреч, в том числе и с межфракционным депутатским объединением, в поддержку туризма, скорее всего, на их рассмотрение будут вынесены несколько вариантов. И пусть депутаты определяются, что же их все-таки устроит больше: механизм страхования финансовой ответственности субъектов туристической деятельности, банковская гарантия обеспечения финансовой состоятельности субъектов или, может быть, тот же гарантийный фонд? А может, и еще какой-то другой вариант. В мире, например, существует и такая форма, как банковский депозит, правда, в наших условиях она не очень-то приемлема. Ведь депозит продолжает оставаться активом субъекта туристической деятельности и если, не дай Бог, банкротство произойдет, то депозит является таким же активом, как и здания, средства на счете и так далее. А значит, здесь действуют все существующие правила процедуры банкротства, и турист в результате оказывается в очереди всех остальных кредиторов. Поэтому вводить такой механизм только для того, чтобы его ввести, - нецелесообразно.

- Когда же закон может быть принят?


- Вот уже третий раз народные депутаты никак не могут проголосовать за включение в повестку дня не только нашего вопроса, но и еще многих других. Могу лишь сказать, руководствуясь собственным опытом, что существует определенная логика того, как и когда должны происходить подобные события. По моему мнению, в туристической отрасли принимать такого рода закон надо либо до 1 марта, либо уже где-то после 1 октября. Потому что входить в новый сезон (во время которого туристические компании и зарабатывают основные деньги, чтобы прожить затем год) и при этом, условно говоря, находиться в состоянии эксперимента с законодательством - неправильно. Даже внедрение нормальных цивилизованных норм все равно требует серьезной адаптации. А в разгар сезона, когда потоком идут туристы, просто не до этого - надо заниматься работой. Хотя трудно предсказать, как решат вопрос народные депутаты. Они ведь могут на ура все проголосовать, а могут месяцами не подступать к проблеме.

- Если закон будет принят в том виде, в каком вы его представляете, как он скажется на практике небольших туристических фирм?

- Дело в том, что когда выражается отрицательное отношение к законопроекту и вообще к тем изменениям, которые им предусмотрены, часто происходит некоторое передергивание понятий. Во-первых, мы ведь говорим о бизнесе, а бизнес - это априори зарабатывание денег. И в уставах всех субъектов хозяйствования, в том числе и малых предприятий, так и записано, что их цель - получение прибыли. И если кто-то работает неприбыльно, просто-напросто не умеет зарабатывать, то мне совершенно непонятно, как эти люди собираются оперировать чужими деньгами. В данном случае - деньгами туриста. Он ведь сначала платит, а потом получает услугу. Кто же должен такому горе-предпринимателю доверять свои деньги на его «бизнесовые» эксперименты?

Действительно, малые предприятия у нас составляют большую часть субъектов туристической деятельности. Они сегодня на 90% выполняют ту функцию, которая предусмотрена новым законом. Единственная функция, которую у них может отобрать этот законопроект, - это ходить в посольства и открывать визы. Многие из них, кстати, именно этим сегодня и живут. А потом мы слушаем, что Украина - это поставщик нелегальных эмигрантов, что тут чуть ли не каждый изначально стремится выехать на Запад и так далее. Так вот, эти вещи - эмиграцию и туризм - надо разделить. На это и направлен законопроект. Поэтому опасения, что маленькие туристические компании не смогут работать, надуманы. Что сегодня представляют собой эти самые 90% объема их работы? Они ведь продают-то не свои услуги, а наших ведущих операторов! То есть заключают агентские соглашения и работают. Так в чем проблема?

Еще один момент: тот малый бизнес, который является дополнительным видом жизнедеятельности по отношению к основному занятию. Его называют еще сельским или зеленым туризмом. Это касается, например, Карпатского региона, Крыма. Речь идет о людях, предоставляющих услуги проживания. Так они вообще не подпадают под определение туроператора и турагента! Это совершенно иная сфера деятельности, и прописана она в совсем другом разделе закона. И когда кто-то кричит, что учреждение гарантийного фонда приведет к тому, что в Карпатах и в Крыму хозяева домов окажутся не в состоянии заплатить пресловутые 130 тысяч гривен, то он просто лукавит. К этим людям фонд просто не имеет никакого отношения.

- Не заставит ли закон небольшие фирмы в прямом смысле расплачиваться не только за свои ошибки, но и за проколы партнеров по бизнесу?


- Мы говорим о посредниках. Туристическая компания - туроператор и турагент - по своей природе является посредником. Раз она посредник, то по своему статусу отвечает только за свои действия. Если это так, то кто в подобной ситуации является ответственным перед туристом? Когда он имеет дело с непосредственным производителем услуг, тогда понятно, кто за что отвечает. А когда турист работает через посредника - где границы ответственности одного, второго и третьего в процессе обслуживания этого туриста? Поэтому и в отношении ответственности продуманность законопроекта у меня не вызывает сомнений. Более того, введение новых норм должно привести в том числе и к структурированию отрасли. В конце концов, то практическое состояние, которое мы на сегодня имеем, - наличие больших, средних и малых компаний - нигде не закреплено законодательно. В результате - нормативное болото, когда турист «бодается» с агентом, который как бы отвечает перед туристом по своей природе. А на самом деле обслуживанием данного туриста занимался туроператор, и агент пострадал именно от оператора, но доказать ничего не может.

У авиакомпаний, например, которые являются, так сказать, ближайшими родичами туристических организаций, все четко. Агент выписывает билет от имени авиакомпании, и если он ошибся в билете, именно за это и отвечает. А если что-то произошло при обслуживании туриста во время перевозки, то перед человеком, который купил билет, несет ответственность авиакомпания. Как там агент с авиакомпанией рассчитывается, все эти процедуры - это уже их внутреннее дело. Это два хозяйствующих субъекта - пусть разбираются. Вот примерно такую схему предусматривает проект закона.

- Какой конкретный международный опыт учитывался при разработке законопроекта?

- К сожалению, с точки зрения научного обеспечения отрасли мы намного отстаем даже от своих ближайших соседей, например, от России. У нас только недавно принято решение правительства о создании Научного центра развития туризма - структуры, которая, по нашему мнению, должна «мониторить» рынок. То есть существует масса вопросов, которыми следует заниматься именно ученым. В России так и происходит. Вот, например, издан учебник «Международный туризм и право». Здесь, в частности, приведен итальянский закон, который принят в рамках выполнения директивы ЕЭС 1990 года. В 21-й статье закона предусмотрен гарантийный фонд - черным по белому прописано, кто, что, куда и сколько платит и зачем.

Сегодняшний туристический бизнес завязан в треугольнике: турфирма - турист - государство. Именно в нем и формируются все правовые отношения. И во всем мире сегодня по инициативе, прежде всего, координирующих международных экономических организаций, вводится норма, в соответствии с которой лица, получившие лицензию на право заниматься туристической деятельностью обязаны заниматься исключительно этой деятельностью. Чтобы не происходило того, что происходит у нас, когда в туризме начинают упражняться «Укрвзрывпром», мясокомбинат или там «Управление водопроводов и канализаций»… Слава Богу, не дошли еще до похоронного бюро! Ну не может и не должно быть такого! Причем эта норма вводится не потому, что хочется каким-то образом выделить данную сферу деятельности, а по элементарной экономической причине - чтобы аккумулированные турфирмой средства не были переброшены на другой бизнес. Ведь другой бизнес - другой риск. А это влечет за собой переложение риска и на заплатившего фирме туриста. И вот вы рискнули и, не дай Бог, «попали». А это ведь вполне может быть, причем вовсе не обязательно как результат мошенничества. Что-то не учли и… в результате - деньги потрачены. И туристу вернуть деньги возможности нет, и обещанную услугу предоставить не на что, и с поставщиком услуги никак не рассчитаться. Что в подобной ситуации делать? Вот поэтому и вводятся такие механизмы - для обеспечения безопасности финансовых средств туристов.

- Но не ограничит ли это в действительности права туриста на получение тех или иных услуг от фирмы, с которой он заключил договор? Что-то вроде: это - туризм, можно сделать, а вот это уже не туризм - сделать ничего не можем.

- «Исключительный вид деятельности» не означает, что компания обязана заниматься туризмом в его, так сказать, выкристаллизованном виде. В законопроекте записано, что туристическая компания должна делать все, что попросит у нее турист. Заказали у вас услугу - вы ее выполняете. Даже если она самая невероятная и в законе четко не прописана. Хотя в проекте предусмотрены все виды наиболее характерных туристических услуг, которые компании имеют право оказывать. Но опять же должно быть четко разделено понятие туристического агента - этого чистейшего посредника как со стороны поставщиков услуг, так и со стороны реализатора этих услуг, - и туроператора, который со стороны поставщиков может быть и агентом, и покупателем, и брать под гарантию и так далее, а с другой стороны, несет полную ответственность перед туристом, в том числе за действия третьих лиц. Кто-то ведь перед туристом должен отвечать за то, что происходит. Особенно когда речь идет о человеке, выехавшем за границу. Где ему там искать правду? В консульском учреждении Украины? А если оно располагается в 500 километрах от места событий? А если он уже вернулся сюда, так ему что потом - судиться где-то за тридевять земель?

У нас сегодня в ходу несколько таких классических операций. Например, я - посредник. За то, что проинформировал, рассказал и показал, я получил здесь свои деньги - это моя оплата. А за непосредственные услуги за рубежом, пожалуйста, платите там. Вы заплатили за границей, потом у вас не получилось воспользоваться этой услугой - средства будете забирать за границей? Как вы, находясь в Украине, будете судиться? Или как вы поедете судиться на Канарские острова, на Багамы? Поэтому тот, кто здесь реализовал эту «услугу» для нашего гражданина, и должен нести за нее ответственность.

- Одной из причин внесения изменений в действующий закон называется необходимость привести украинское законодательство в соответствие с международными требованиями. Кто и чего от нас требует?

- Здесь никто ничего не выдумывает. Есть директива Европейского экономического сообщества №90/314 от 1994 года. В ней все туристические компании делятся на туроператоров и турагентов, достаточно подробно расписываются их права и обязанности. Думаю, что директиву ЕЭС писали люди, знающие, что они делают. Кстати, на выполнение этой директивы направлен и уже упоминавшийся итальянский закон. Есть еще одна директива - «О типовом контракте». Мало того - есть несколько директив ЕЭС, которые мы, к сожалению, просто не могли никоим образом учесть в проекте, потому что они касаются более сложных моментов - например тайм-шеринга, - до которых мы еще не дожили.

- Новый закон приведет к сокращению занятости в туристической отрасли?

- Я не разделяю подобных опасений, подкрепляемых чаще всего манипулированием цифрами. Хочу обратить внимание только на два аспекта. Первое: в туристической отрасли действительно работает 130 тысяч человек. Цифра, которая является камнем преткновения в наших дискуссиях с оппонирующей стороной, твердящей о том, что под угрозу ставится их занятость. Но вот что в реальности представляет собой эта цифра? 130 тысяч - это люди, занятые в пяти тысячах гостиниц, санаториев, домов отдыха, баз, мотелей и так далее, а также около пяти тысяч турпредприятий. Из этой массы людей посредники, которых мог бы касаться пресловутый гарантийный фонд (в случае если бы положение о нем было принято) и вообще механизм финансовых гарантий, составляют всего 13 тысяч. Данная цифра получена по официальным отчетам самих субъектов. Эти отчеты ими подписаны, стоят печати и прочее. Еще раз подчеркиваю - 13 тысяч на 2,1 тысячи турпредприятий!

Второе. На ста крупнейших туристических предприятиях работают 6,5 тысячи человек, то есть 51% от этих 13 тысяч - которые так или иначе никуда не денутся: они были, есть и будут работать на рынке туристических услуг. Остается 6,5 тысячи, на занятость которых действительно в какой-то части может повлиять принятие закона. Но я хочу обратить внимание на следующее. Из примерно пяти тысяч субъектов туристической деятельности, функционирующих сегодня на рынке, отчитываются 2.600. Около 500 из них составляют гостиницы, санатории и так далее, то есть объекты размещения, не являющиеся классическими туроператорами и турагентами. Происходит удивительная вещь: на каждое из этих предприятий приходится 51 гривна платежей в бюджет. А это значит, что даже если людям платили минимальную заработную плату в 117 гривен, то никак не получится бюджетный платеж в 51 гривну. Потому что одно начисление в фонд оплаты труда от 117 уже даст другую цифру. А как же остальные налоги? Средняя занятость на этих предприятиях, по их же данным, составляет около трех человек. Возникает вопрос: люди реально зарплату получают, или это скрытая безработица? А если 400 предприятий из этих 2.100 показывают нулевые, подчеркиваю, нулевые отчеты - ноль объемов, ноль налогов, ноль зарплат… Но три человека заняты! Чем же они занимаются? На что живут? Так что, если с рынка кто и уйдет, так только те, кто сегодня «в тупую» занимается торговлей визами. Да и то не все. Найдутся кулибины, которые и в новом законодательстве смогут отыскать прорехи.

- В последнее время этаким оплотом оппозиции законопроекту, похоже, стал Крым…

- Я бы не употреблял в данном случае таких терминов. Потому что для общего дела полезно, когда люди беспокоятся и свою тревогу выражают различными цивилизованными способами и средствами. Я бы сказал - оппоненты, то есть те, кто не согласны с тобой и имеют свою аргументированную точку зрению. Ведь тот бардак, который образовался в туристическом законодательстве, потянул за собой неразбериху в другом законодательстве (применительно к туризму, разумеется) - налоговом, внешнеэкономическом и прочих, а также в разных инструкциях, в том числе и банковских. Все это безобразие привело к тому, что многие туркомпании позанимали свои ниши. И поэтому даже если бы над законом трудились люди семи пядей во лбу, он в итоге все равно тем или иным образом разрушил бы эти доходные «тихие заводи», в которых можно строить разные финансовые схемы, позволяющие легально, подчеркиваю, легально экономить на налогах. Ну, раз законодательство позволяет, почему не построить? Молодцы! В открытую сказать о том, что им перекрыли схему, они не могут. Поэтому критикуется закон в целом.

Что касается собственно Крыма, то там было не одно, а примерно пять заседаний. И мы знакомы со всеми обращениями туристических компаний. Но я еще раз подчеркиваю: по моему мнению, есть два варианта дискуссий. Первый - это если мы с вами понимаем, что законодательство несовершенно, что его надо доработать так, чтобы оно соответствовало европейским нормам. Чтобы иностранный турист сюда ехал и знал, что здесь законы работают точно так же, как и у него в стране. И если мы это понимаем и цель у нас одинаковая, но каждый видит разные пути ее достижения, возникает конструктивная дискуссия. А если кто-то говорит: да, все плохо, но делать ничего не надо, потому что вы придумаете еще хуже, - то получается дискуссия неконструктивная.

Я впервые в начале декабря прочитал в газете «Голос Украины» о том, что, оказывается, в туризме все-таки безобразия есть. И даже о том, что законодательство совершенствовать надо… А до этого, когда мы только приступили к обсуждению законопроекта, я слышал другое - что у нас закон просто идеален по своим параметрам и позициям! И ничего менять не надо! Ко мне приходили руководители туркомпаний и уверяли, что туристическая отрасль - самодостаточная отрасль, саморегулирующаяся, а вы тут выдумываете! Чего это вы вдруг беспокоитесь о туристах? А о нас, о руководителях турфирм, вы побеспокоились? Люди не хотят даже задуматься над тем, что оперируют-то сначала деньгами чужими и только потом получают свои.

- Так, может быть, внешнее непонимание закона - всего лишь игра на публику? Вы сами сказали о занятых нишах. На самом деле все они прекрасно поняли…

- Элементарное непонимание есть. Очень многие, например, критикуют законопроект, прочитав только одну норму. И тут же начинают моделировать, как оно все будет происходить, что вызывает соответствующие эмоции. Не надо только одну норму читать! Надо же посмотреть, как она взаимосвязана с одной, другой, третьей, а может быть, еще с десятью нормами закона. «Вырванных» норм, то есть тех, что только в одной статье прописаны и никак не завязаны с другими, крайне немного. А все остальные очень тесно связаны друг с другом. Ведь часто вопросы, которые мне задавались, были связаны с тем, что люди прочитали, например, 21-ю статью, но не разобрали, что к ней привязана 17-я, 1-я статья с терминологией, 32-я статья с некоторыми последующими и так далее. И когда это все увяжешь, смотришь: действительно, все вроде бы логично.

К сожалению, семь лет отсутствия изменений в законе Украины «О туризме» вызвали его отрыв от реальной жизни. Конкретных-то норм прямого действия, которые надо выполнять, в законе всего одна или две. Права и обязанности гипотетические. И это тоже одна из причин, когда достаточно комфортно себя чувствуешь, потому что правовое болото позволяет одну и ту же ситуацию повернуть в нужную тебе сторону.

- Вы ведь и сами, прежде чем стать чиновником, восемь лет занимались практическим туризмом. Дилетантство раздражает?

- Не только меня. Сегодня уже и сами туристы стали гораздо грамотнее. Они более внимательно читают документы, которые им дают туркомпании на подпись. Об этом свидетельствует, в частности, практика жалоб и обращений, которые к нам приходят. Раньше народ ехал за границу, и ему все было «до лампочки», лишь бы выехать, потому что он никогда нигде не был. А сейчас жалобы серьезные, конкретные и обоснованные.

Увы, за минувшие годы в отрасли появилась масса непрофессионалов. Потому что внешне казалось, что туризмом может заниматься каждый. Мне в этом кабинете довольно часто приходится встречаться с людьми состоятельными, которые говорят: «Да пусть жена турбизнесом позанимается!» Но ведь туристы - люди, которые покупают у вас хорошее настроение. И если вы не умеете это делать, организовывать, как положено, у вас будут извечные проблемы. А потом это ваше дилетантство и на самом туризме скажется. Кажущаяся простота турбизнеса приводит к тому, что люди думают, будто легко и просто заработают деньги. А некоторые усматривают в нем достаточно простую схему аккумуляции денежных средств для тех или иных целей.

- Вы планируете идти на какие-то уступки при обсуждении? Или ваша тактика - стоять до последнего?

- Сейчас и авторов, и меня критикуют за то, что законопроект за время, прошедшее с момента его обнародования, в общем-то принципиально не изменился. Но многим из этих критиков я могу сказать: вы у меня здесь сидели, мы с вами дискутировали, и почему-то норма осталась такая, какая есть. О чем это говорит? Думаю, о том, что мы с вами, в принципе, придерживаемся одной точки зрения. Говорят - вот мы, мол, не смогли вас переубедить. Но подождите! Я спрашивал после дискуссии, все ли согласны с той позицией, на которой мы останавливаемся. «Да». Уходят, а потом говорят, что ни с чем не согласны.

Поступило предложение определять туризм не так, как его определяют во всем мире (и есть разработанная методика в этом отношении, рекомендации Всемирной туристической организации), а по-другому. Вот кто через турфирму поехал, тот турист, а все остальные - не туристы. Но такой подход влечет самые непредсказуемые последствия. Как для туриста, так и для тех, кто предоставляет услуги. Например, я захотел поехать в Одессу. Самостоятельно. Приехал, живу, питаюсь в ресторане, пользуюсь транспортом… Кто я такой? Не турист? Бомж?

С другой стороны, принятие такой формулировки может привести к тому, что, например, туристические компании как субъекты хозяйствования выпадут из структур, которые занимаются обеспечением части технологических процессов других компаний, не занятых туризмом. Я не с одним иностранцем встречался и всегда спрашивал, как он к нам приехал. «Пошел в компанию в Канаде, заказал там все услуги, она мне все здесь забронировала. Я там заплатил деньги, а как она тут рассчиталась, не знаю, не мое это дело». Я спрашиваю, как эти деньги списываются, - он же турист, хотя и деловой. «Как? На расходы, куда их еще списывать?» Так вот, в подобной ситуации у нас, если мы примем предложенную формулировку, этот человек уже будет не туристом. А не туриста туристическая компания не будет иметь права обслуживать. А если будет обслуживать, то кто и за что должен нести ответственность? Как тогда лицензировать все это?

- Можно ли сказать, что обсуждение позволило глубже увидеть существующие проблемы?

- В какой-то мере, безусловно. Я за многие турфирмы даже рад - они такие выдумывают схемки, ну просто идеальные. Например, критикуется какой-то пункт, и чтобы показать его несостоятельность, описывается возможная ситуация. Конечно, в жизни такая ситуация может быть только смоделирована. Потому что она не имеет реального экономического смысла. Ведь если вы на этом не зарабатываете денег, то зачем такую операцию проводить? Тем не менее такая утопическая, по сути, модель предлагается, и на ее основании критикуется норма.

Я разделяю опасения субъектов туристической деятельности. Долгое отсутствие изменений в законе привело к тому, что руководители компаний уже не надеются на то, что кто-то может что-нибудь сделать для приведения отечественного турбизнеса в цивилизованное русло. Однако длительный срок обсуждения законопроекта, собрания субъектов туристической деятельности - все это заставило людей задуматься над тем, чем они занимаются. И, наверное, многие из них понимают, что если они будут преследовать только свои интересы, тогда просто не о чем говорить в плане бизнеса в целом. Нечего тогда возмущаться, что в посольствах цивилизованных стран нас считают никем. Каково законодательство, так на нас и реагируют - как на людей третьего сорта. Поэтому личные интересы следует соизмерить с интересами и туристов, и государства, и туркомпаний. Иначе бардак, который был и пока еще есть, будет продолжаться.

Беседу вел
Роман ДЕНИСОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)