Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №28 (133)

ТУРИЗМ


Тайна «Голубой дыры» (ч. 1)

Кто-то едет сюда учить английский, кто-то без ума от арабской, европейской и тюркской культур «в одном флаконе», а кому-то запали в душу местные праздники с фейерверками. Почти все, что можно увидеть на Мальте, – уникально, но то, что скрывается здесь под лазурной гладью Средиземного моря, – уникально вдвойне.

26/7/2002

Школа ластоногих

Марк настойчиво тащил меня в глубину. Спросить – зачем, не было никакой возможности, да и какие вопросы? Он инструктор – а значит, знает, что делает. Мне остается только поглядывать на глубиномер, стрелка его ползет вправо: 12 метров, 14... Руки обожгло холодом, ледяная вода начала сочиться под манжеты гидрокостюма. Марк медленно, но неумолимо плывет все глубже.

Наконец мой подводный гид зависает в метре над дном и показывает пальцем на небольшую дыру в скале – гляди, мол. Но я вначале скосил взгляд на глубиномер – ого, 19 метров! Заглядываю в дыру, – и от неожиданности едва не теряю загубник... На меня смотрит огромный, умный и грустный, как у коровы, глаз. Перед ним, на толстом щупальце, – присоски. Осьминог. Большой осьминог. Господи, как же долго я шел к этой встрече!

Отучившись зимой в дайв-центре, я чувствовал себя опытным подводным пловцом. До заветной лицензии «Open water» не хватало самой малости – четырех погружений на открытой (то бишь не в бассейне) воде. Потому Мальта оказалась очень кстати, тем более что тамошние правила подводного плавания являются едва не самыми строгими в мире. Строгость проявляется главным образом в отборе инструкторов – приглашают на работу только асов, исключений нет. Соответственно и лицензии «мальтийского образца», формально ничем не отличающиеся от прочих, котируются в любом дайв-центре мира очень высоко.

Когда я наводил справки о Мальте у наших дайверов, народ напирал на две главные позиции. Первое – на эти острова, лежащие между Сицилией и Африкой, едут лишь тогда, когда на Красном море жарко и противно. Во всех остальных случаях Мальта проигрывает той же Хургаде. И второе: если уж ехать на Мальту, то за лицензией; пусть вдвое дороже, чем в Турции или Таиланде, но зато и вопросов ни у кого не будет, и сам можешь быть уверен – тебя научили как следует.

По второму пункту у меня возражений нет, а вот с утверждением, что Красное море лучше – готов спорить. Здешнее Средиземное вообще трудно с чем-либо сравнивать. И если природа «верхней» Мальты мало отличается от обычной на средиземноморских островах, то «нижняя», подводная ее часть – это нечто уникальное.

Но не будем забегать вперед. Пока наш путь лежит на Гозо, второй по величине остров Мальтийского архипелага. Дайв-центры есть и на самой Мальте, причем в изрядных количествах, но Гозо – статья особая. На карте, где указаны лучшие места для погружений, все его побережье выглядит как бусы, – точка на точке, где ни нырни – везде интересно. Дайв-центров тут так же много, как обменных пунктов в центре нашей столицы, и все хорошие. Но начинать откуда-то надо, потому мы доверились Мальтийскому представительству по туризму. Так и оказались в крохотном поселке Шленди, в «Сант-Эндрю дайверс коув».

Группа наша весьма разномастная: два подводника-профессионала, трое ни разу не нырявших с аквалангом и я, «получайник». Запуганный рассказами о строгости здешних инструкторов, я немного робел – вдруг все, чему меня учили на родине, окажется неправильным и придется начинать сначала...

К счастью, оказалось, что и у нас учат на совесть. Со всеми упражнениями я справлялся без труда. Снять и надеть под водой маску, перейти на запасной дыхательный аппарат, поддерживать плавучесть на заданном уровне и прочие пожелания инструктора выполнялись легко, и я поминал добрым словом своих домашних учителей. Десяти минут Марку хватило, чтобы понять – я не буду рисковать жизнью в здешних водах. И мы отправились в плавание.

Надеюсь, что Марк Джексон, водолаз из английского графства Дорсетт и дайв-инструктор на летнее время, если и увидит эти строки, то вряд ли их переведет. А то он может обидеться на то, что под водой напоминал мне не акулу, не дельфина и даже не тюленя – корову. Не видом, а флегматичным поведением. Еле-еле шевеля ластами, изредка пуская вверх жидкие гроздья воздушных пузырей, он неспешно двигался в толще воды. Даже ручки на груди сложил.

Первое мое плавание прошло над полями водорослей и среди канатов, тянущихся от лежащих на дне бетонных блоков к буям. Марк познакомил меня с маленькой зеленой рыбкой, которая позволяла гладить себя по хребту и чесать за ушком, Показал двух других рыбок и жестами прокомментировал, чем они занимаются. Рыбки поняли и покраснели. Однако занятий своих не прекратили. Пришлось мне утаскивать английского сластолюбца от них подальше, благо подвернулся маленький, как чупа-чупс, осьминожек. Он забился под камень в полной уверенности, что его никто не видит. Мой протянутый палец вызвал у малыша истерику – он описался большой чернильной кляксой и, как ракета, умчался в водоросли.

Выйдя на поверхность, мы сравнили показания манометров. У меня, как и должно быть через 40 минут подводного путешествия, 50 атмосфер. У Марка, проделавшего такой же путь на тех же глубинах, – аж 120! Ничего себе, «стиль коровы». Сколько же месяцев (если не лет) надо провести под водой, чтобы научиться так экономно расходовать воздух!

Наверх пути нет

Там же, в Шленди, я впервые оказался в подземной пещере. Точнее, в туннеле, прорезающем мыс на глубине 10-12 метров. Огромная темная арка поглотила и нас с Марком, и подводных фотографов Мишу и Гришу. Я поднял голову и увидел, что свод пещеры усыпан блестящими и подвижными, как ртуть, лепешками – это «прилип к потолку» выдыхаемый дайверами воздух. Случись что, тут не всплывешь. С непривычки не то чтобы страшно, однако немного напрягает. Но вот впереди начало светать и еще метров через десять четко обозначилась арка выхода. В награду за то, что я одолел первую в жизни подводную пещеру, я получил звезду. Огромная и красная, она сидела (лежала? ползла?) у самого выхода. Впрочем, она и теперь там.

Давка в дыре

Место, снимок которого есть в каждом (!) путеводителе по Мальте, – Лазурное окно, огромная арка. Скала выглядит, словно пролет гигантского моста, ведущего в открытое море. Но сотня метров – и мост кончается... Однако куда интереснее то, что скрыто под водой. На небольшой площадке – десятки автомобилей и автобусов, и не меньше половины из них – с эмблемами различных дайв-центров. С берега видишь лишь небольшой заливчик, отгороженный от моря каменной грядой. Снаружи бьют ха-арошие такие волны, а в заливчике тихо, как в пруду.

Только уйдя под воду, понимаешь, отчего неказистый с виду заливчик называют «Голубой дырой» (Blue Hole). До дна – 18 метров, и когда эта дистанция пройдена, есть смысл оглядеться. С одной стороны – огромный грот, с другой – огромная же арка. Будто сцена, где декорации – все Средиземное море. А над головой – небольшой круг, в котором бьется солнце. Будто сидишь на дне огромного бидона.

Народу – человек 20: кто погружается, кто всплывает, кто ползает в пещере, разглядывая безразличных ко всему рыб. Миша, как заправский павильонный фотограф, разложил свои камеры и вспышки на огромном камне, встал на колени и стал выцеливать кадр. А я жалел, что камеры не было у меня; две здоровущие рыбы уставились на желтые Мишины ласты и замерли. Зачем им ласты?

Термоклин, граница теплой поверхностной и холодной глубинной воды, расположен на разных глубинах – от 12 до 25 метров. Когда проходишь эту границу, окружающее вдруг утрачивает резкие контуры, как в летнем мареве. И чтобы добраться до груперов, приходится немножко померзнуть.

Но мне уже тепло – мы плывем обратно, скоро пройдем под знакомой подводной аркой и окажемся в привычной дыре. Голубой. Но Марк меняет курс. Что он задумал? Какая-то расселина. Идем внутрь, она все сужается. Внезапно я понимаю, что плыву по вертикально поднимающемуся вверх колодцу. Надо мной свет – туда! Ширина этой трубы – дай бог метр, так что приходится маневрировать очень осторожно, чтобы не биться баллоном о скалу.

Туннель выводит нас в большую светлую (и теплую!) ванну между скал. Над нами, буквально в четырех-пяти метрах, кипят волны. Я видел это место сверху, с берега. Мы находимся в середине скального рифа. Сам не видел бы – ни за что не поверил, что под бешеной пенной мешаниной (а волна сегодня будь здоров!) может быть так тихо и спокойно. Рыбки плавают, водоросли слегка покачиваются...

Читайте продолжение статьи:
Тайна «Голубой дыры» (ч. 2)

Алексей ПЕСКОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)