Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №27 (132)

ТУРИЗМ


Освежающий бардак в тени старого минарета – 2

Но все же давайте выберемся с базара на улицу Джумхурриет. Улица хоть и забита плотным потоком автомобилей, но дышится на ней все же легче.

19/7/2002

Читайте начало статьи:
Освежающий бардак в тени старого минарета

Дурак возле приюта дервишей

Дорогу в Старый город обозначает крученый минарет Йивли – его правильнее называют «Складчатый», это символ Антальи. Минарет построили сельджуки в XIII веке. Воинственные племена древних тюрок пришли с территории современного Туркменистана и с юга Азербайджана. Кочевники-мусульмане захватили побережье, стали медленно теснить Византию и, в конце концов, через двести лет уничтожили великую православную империю. Над древней византийской церковью возвышается минарет Кезик. Так его величают путеводители. Для горожан он «Срезанный молнией». Когда-то давно в минарет ударила молния, так он и остался разбитым.

Того же времени мечеть Алладина и приют дервишей – музейный объект, туда можно купить билет, в полном одиночестве осмотреть резьбу на древних сводах и могилах белого камня, услышать, как толстые голуби трутся на ржавых стропилах и воркуют по южному: «ку-кууушка, ку-кууушка».

На крутых улочках Старого города малолюдно, во внутренних дворах зелено, здесь почти не чувствуется жара. Но все же пора что-нибудь выпить. За минаретом, в тени под платаном два столика. Сразу выходит официант. «Чай, пожалуйста». По-турецки «чай» – чай, а русское «пожалуйста» и «спасибо» здесь понимают все. Официант приносит чай в фарфоровом чайнике и пузатый стаканчик.

Чай в Турции всегда турецкий. У нас его когда-то пытались продавать, но напиток получался слишком горький и плохо настаивался. Однако в Турции тот самый чай пьется по-другому. Причина в жаре или в воде, или земля другая, или есть еще какое мистическое объяснение, но только чай в Турции вкусный. К нему подают мелкие кубики фисташкового лукума, миндальную косхалву и сушеные тутовые ягоды с фундуком и тертым миндалем.

Машалла! «Да хранит Аллах!» Этим возгласом можно выразить одобрение по любому поводу. Более простой возглас, без лишних претензий на знакомство с Кораном – «тамам», это что-то вроде «о'кей». Кстати, турки любят, когда иностранцы говорят по-турецки. Они считают, что у наших очень интересный акцент. Некоторые восприимчивые турки, подражая, даже пытаются говорить с подобным акцентом. Вообще-то, турецкий язык простой, некоторые слова даже учить не надо. Например, «бардак» – стакан. «Балык» – водка. «Дурак» – остановка. «Чердак» – «приятное место под крышей, где можно побеседовать и выпить бардак чая или бардак водки».

После чая идти веселее и прохладнее, но все же держусь тенистой стороны или иду под нависшими над тротуаром греческими балконами. До резни 1920-х годов в Анталье жили греки, а сейчас остались только дома и – вино с греческих виноградников Эфеса.

Кальян-сервис с видом на Белое море

Кривая улочка привела к морю. В солнечный день вода у берегов Антальи ярко-синяя, у Сиде и Аланьи – голубая, а за Текировой и вовсе лазурная или даже салатная. Странно, но для турок Средиземное море – Ак-Дениз, то есть Белое море. Видели бы они настоящее Белое море где-нибудь в Кеми или на Соловках!

С обрыва открылся вид на небольшую гавань, заполненную прогулочными яхтами. Гавань очень и очень старая, но отреставрирована лет десять назад, поэтому смотрится молодо. Древнеримские стены и бывший древний маяк Хадырлык и вовсе выглядят новоделом. Странно, но в свое время ЮНЕСКО посчитала такую реставрацию образцовой, о чем напоминает мемориальная табличка на набережной. Окончательно разрушают очарование Старого города зазывалы: они кричат по-русски.

И ладно бы турки сами зазывали по-русски, как на базаре, а то нанимают себе в помощницы девиц с Украины и Молдавии да грузинских недорослей. На прогулочные яхты и шхуны в старинном пиратском стиле набиваются туристы. Для желающих за $15-20 (можно торговаться) устраивают морские прогулки с обедом. Можно поехать на целый день, тогда шхуна привезет в бухту древнего Фаселиса, где хорошо искупаться и понырять к амфорам. А если времени мало, тогда отвезут к водопаду, который точит скалистый обрыв в Ларе, пригороде Антальи.

На подъеме к крепостной стене врезано в обрыв небольшое наргиле-кафе «Мармерли». Здесь полагается курить наргиле и пить чай. За «сервис-кальян» возьмут около $3 плюс еще какие-то деньги за чай. Настоящие любители предпочитают классический кальян: табак, кусочек свежезапаленного древесного угля, вода без всяких добавок и неспешный разговор с перерывами на затяжку. Но туристам всегда предлагают не классику, а попсу – нальют розовой воды, да и табак насыплют дорогой, с черносливом и медом.

Опять поднимаюсь на высокий берег, пересекаю Старый город и выхожу к воротам Адриана. Это три массивные мраморные арки, построенные в честь посещения города римским императором почти две тысячи лет назад. Ворота хорошо сохранились, потому что их не тронули ни арабы, ни сельджуки. Они никому не мешали и выполняли свое предназначение, пока до половины не вросли в землю. Не так давно их раскопали, починили ступеньки, и теперь туристы могут фотографироваться здесь на фоне древнеримской декорации.

За воротами открывается оживленная улица Ататюрка. Конечно, это центральная улица Антальи. В любом турецком городе или селе улица Ататюрка – центральная, потому что Ататюрк значит для Турции столько, сколько значат для России Петр Первый, Ленин и Горбачев вместе взятые. Во всех общественных заведениях всегда найдется портрет вождя-основателя государства. Причем в конном центре обязательно повесят фото Ататюрка на коне, в амфитеатре – фото во время посещения амфитеатра, ну а в городской полиции я видел посмертную маску вождя (тут ассоциативный ряд тоже, согласитесь, прослеживается).

На площадях и в скверах стоят конные и пешие статуи Ататюрка. Отец Турок сделал многое для страны, но туристы должны благодарить его, прежде всего, за разрешение пить анисовую водку-ракы и пиво. Однако достойно сожаления, что Ататюрк запретил туркам носить фески, из-за чего экзотики в Турции значительно поубавилось.

Побродив немного между современными магазинами, я опять вышел на Джумхурриет и краем базара прошел к бульвару. Запахи обжорного ряда напомнили, что пришло время обеда. Но под навесом все столики были заняты, а забираться в залы, к раскаленным жаровням и тандырам, не хотелось, поэтому я и вышел с рынка на бульвар.

Читайте продолжение статьи:
Освежающий бардак в тени старого минарета – 3

Ариф АЛИЕВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)