Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №20 (125)

СТРАНОВЕДЕНИЕ


Лысая и пузатая гроза Востока

В мирное время в армии Израиля служит около 177 тысяч солдат; в случае войны она насчитывает до 600 тысяч за счет резервистов. Понятно, что если общая численность населения в Израиле приближается к 5 миллионам (со стариками и детьми), то большинство взрослого населения находится на резервной службе. То есть почти для всех взрослых мужчин и для большинства женщин армия – это определенный этап в жизни, и вспоминают о нем, как правило, с гордостью и удовольствием.

22/5/2002

Часть 1. Раздолбайско-патриотическая

Все призванные проходят курс молодого бойца разной продолжительности в зависимости от рода войск. Он может длиться от 2-3 недель до 6 месяцев, в некоторых случаях больше. Пожалуй, именно в это время солдаты занимаются шагистикой, козыряют всем встречным офицерам и на любое слово сержанта кричат по уставу: «Да, командир!»

По окончании курса все это немедленно пропадает, честь здесь отдают друг другу только на парадах, а отношения между бойцами и командирами вполне панибратские.

Потом начинается срочная служба: для парней она чуть меньше трех лет, для девушек – меньше двух. У желающих появляется возможность стать командиром учебного взвода или роты для курсов молодого бойца. Часто в командирши идут 18-летние пигалицы для самоутверждения. Забавно наблюдать такую соплюху, прохаживающуюся перед шеренгой здоровых мужиков и орущую на них. А те смотрят на нее, как тигры на укротительницу, боясь шевельнуться – сразу влепит наряд вне очереди.

Вообще, женские войска стоят обособленно в армии. У них свое командование, говорят, есть даже две женщины-генералы. Наказать «солдатку» имеет право только офицер слабого пола. Девушкам полагаются дополнительные отпуска и прочие льготы, облегчающие службу.

В основном, молодежь идет в армию с высокой мотивацией; в этом обществе позорно не служить. Человек не служивший вызывает недоумение: или он очень больной, или у него были проблемы с полицией, или – как-то отмазался. Во всех случаях не служба в армии – фактор, затрудняющий прием на хорошую работу и вообще продвижение в жизни. Если юноша не попадет в желанный, например, десант – это для него трагедия. А уж если не берут в армию по здоровью – настоящее горе для многих подростков.

Они обивают пороги военкоматов, просясь в армию на любую должность, и многих принимают на правах добровольцев для выполнения легких работ. Например, я видел в одной части парня с церебральным параличом. Он ходил по части, выламываясь всем телом, еле передвигаясь, с трудом разговаривал, но при этом был в военной форме, таскал какие-то папки с документами и чувствовал себя вполне при деле.

Вторая часть армии – это резервисты. Все прошедшие срочную службу ежегодно призываются на армейские сборы (до 46 дней в зависимости от рода войск). С одной стороны, бросать семью и отправляться кормить комаров где-нибудь на границе или в Ливане не очень хочется. С другой – это возможность вырваться из надоевшей рутины, отдохнуть от сидячей работы, побыть на свежем воздухе в компании старых друзей (резервисты обычно прикреплены к одной части и ежегодно встречаются в одном составе). Да и в Ливан редко посылают, чаще куда-нибудь в тихое местечко, где можно отдохнуть, посидеть с друзьями, закусывая шашлычком. Поэтому многие охотно идут на сборы и еще охотнее возвращаются потом домой.

Резервная служба – это интересный феномен, как бы смещающий привычные представления о людях и их отношениях. Например, обычный тракторист или столяр на сборах может оказаться полковником, командиром бригады. Владелец фирмы, миллионер – простым пехотинцем в подчинении у сержанта, работающего на гражданке мелким служащим в его же фирме. Выясняется, что скучный бухгалтер, маленький и лысый, был в прошлом бойцом спецназа, и проявляет на сборах чудеса ловкости и сноровки.

Часть 2. Ломающая привычные стереотипы

Моя армейская карьера в Израиле началась с курсов молодого бойца. Со всей страны собрали ребят, которые уже не годились по возрасту для срочной службы, в основном, с высшим образованием, и устроили им трехнедельные сборы.

На призывном пункте нас быстренько рассортировали по взводам, сделали прививки, сняли отпечатки пальцев и снимки всех зубов (как нам оптимистически объяснили – на случай опознания тела), переодели в форму и рассадили по автобусам. База находилась на юге страны, недалеко от побережья, в песках.

Наш взвод (примерно 30 человек) состоял из «интернациональных евреев» – репатриантов из разных стран. Там были и «американцы», и «аргентинцы», и «француз», и «иранец», и даже «эфиоп». Но преобладали все же «русские», причем примерно половина из них – врачи. Определение «молодые бойцы» не совсем соответствовало нашей пестрой компании: мы были не такие уж и молодые, лет по 30-40; почти все – отцы семейств и вовсе не бойцы: с животиками и намечающимися у некоторых лысинами. Но наши командиры воспринимали все всерьез, видимо, собираясь сделать из нас боевой костяк израильской армии.

Первое, что удивляло на базе – количество боевых патронов, валявшихся под ногами. Такое впечатление, что ими засеивали территорию, стараясь не пропустить ни единого метра. Поначалу мы, «русские», не понаслышке знакомые с советской армией, порывались каждый найденный боевой патрон сдать в оружейку. Но там на нас смотрели, как на психов, поэтому внимание на такие мелочи было решено не обращать.

Вообще, отношение к боеприпасам тут очень простое. Через пару дней нам выдали оружие вместе с тремя пустыми магазинами. Потом оружейник вытащил на улицу со склада цинк с патронами и развернулся, чтобы идти обратно на склад. Наш робкий вопрос о том, когда будут выдавать патроны, заставил его остановиться. Он недоуменно посмотрел на нас: «Так я же вам выдал. Открывайте цинк и набивайте магазины сами – не маленькие».

В отличие от боеприпасов, само оружие контролируется очень строго. На второй же день нам выдали автоматические винтовки М-16. Никаких глупостей типа спиленных бойков или залитых стволов тут нет – оружие вполне боевое. С момента выдачи оружия до момента сдачи его в оружейку не разрешается расставаться с ним ни на секунду. В буквальном смысле. Спишь – клади под голову, идешь в туалет – вешай на гвоздик, а если заболел и тебя увозят в больницу, то положат ружье на носилки.

Читайте продолжение статьи:
Лысая и пузатая гроза Востока – 2

Товий БАЕВСКИЙ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)