Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №15 (120)

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ


Все нелегалы – заложники глупого стечения обстоятельств

В разношерстной толпе пражан и гостей Златой Праги «вычислить» нелегала-профи практически нереально: одет он как все, держится непринужденно, походка – свободная, какая бывает у уверенных в себе людей. Единственное, что может его выдать – это глаза, в которых нет-нет да промелькнет тень тревоги.

15/4/2002

С рабочим-нелегалом Николаем я познакомилась случайно – у газетного лотка на Вацлавской площади молодой мужчина покупал русскоязычные газеты, и я попросила его разменять 100 крон. Так появилось это интервью.

– Николай, как началась твоя «карьера» нелегала?

– Детство я провел в маленьком городке на Восточной Украине, там же окончил автотранспортный техникум. А впервые за границу попал в армии – отправили служить в ГДР. Тогда я еще не задумывался над своим будущим и уж тем более не строил никаких планов насчет отъезда из Союза. Шанс появился совершенно случайно. Я познакомился с немцем, который пригласил меня погостить к себе в Берлин. Просто оформил приглашение и прислал 30 марок на дорогу. На дворе, если я не ошибаюсь, был 1993 год. А с этим немцем мы до сих пор общаемся, несколько раз он приезжал ко мне сюда, в Прагу.

– А как с языковой проблемой? Ты знал немецкий?

– Когда ехал в Берлин в первый раз, не знал. Дело доходило до смешного: мне написали на листочке пару немецких фраз типа «Ищу работу», «Могу я поговорить с вашим шефом?» и их русскую транскрипцию. С этим листочком я и отправился искать свою первую работу. Вспомнить стыдно – когда разговаривал с работодателями, нагло считывал подходящие фразы с листа. Но работу нашел достаточно быстро, четко следуя разработанной мною стратегии.

– Расскажи об этом поподробнее.

– Самый легкий способ для нелегала найти работу – прогуляться по частному сектору (по-немецки «привату»). А там уже смотреть по ситуации: если есть строительный мусор, множество контейнеров или просто стройка, надо идти прямо туда. Говорить о возможном заработке с простыми рабочими – только время терять, сразу пытайтесь выйти на контакт с начальником. Если вашей кандидатурой заинтересовались, переходите к главному – оплате.

Я со своей первой зарплатой прокололся, но зато четко усвоил одну простую истину: сумму своего предполагаемого заработка всегда необходимо завышать. Потому как с большего можно сойти на меньшее, а обратно уже не получится. И еще надо помнить: тебя никто не покупает – это ты себя продаешь, причем за ту цену, которую определяешь сам.

-Как еще ты искал работу?

– Много раз выручал «газетный» вариант – я постоянно давал объявления в «Русскую Германию». А однажды краем уха услышал разговор, что якобы в каком-то берлинском парке в определенные часы собираются безработные иностранцы, и им помогает некий Иван Иванович. Пришел в этот парк, там ребята сидят. «Иван Иваныча ждете?» – «Его».

Самое интересное, что из всех пришедших на «стрелку» он предложил работу только мне. Может быть потому, что честно признался, что могу делать, а что – нет, в то время как остальные, что называется, гнули из себя. В основном я работал на стройках, занимался ремонтом квартир. Но больше всего мне нравилось раздавать «летаки» – листовки с рекламой. Плюс подобной работы – в том, что, общаясь с людьми, заодно учишь язык.

Я убедился – тот, кто ищет, тот найдет. Часто бывало – ищешь работу, ищешь, а все напрасно, одни обломы. Но когда за квартиру платить нечем, да что там – даже поесть не на что, и ты практически на грани срыва, вдруг раздается спасительный звонок: «Вам нужна работа?». Главное, не зацикливаться на одном варианте, каким бы удачным он не казался. Обзвоните не двух работодателей, а сто двух – и счастье вам улыбнется непременно. За девять лет скитания по заграницам я четко это усвоил.

– Сколько лет ты провел в Германии?

– Лет пять, из них два года нелегально. Свою последнюю визу получил с большим трудом. В 1995 году засветились несколько украинских фирм, занимавшихся отправкой наших девушек в Европу, в частности, в Германию. С какой целью украинок вывозили из страны – объяснять, я думаю, не надо. После этого случая попасть в Германию на законных основаниях стало практически невозможно: посольство в 90 случаях из 100 отказывало в выдаче виз.

Зато французскую визу я получил без проблем. Разумеется, в Париж я поехал через Германию, да там и остался. Я ничем не рисковал: если бы меня остановила полиция, легко бы отоврался, что приехал к другу в Берлин на пару деньков. Сложности начались, когда закончился срок действия французской визы. Нужно было делать выбор – либо оставаться в Германии на нелегальном положении, либо возвращаться на родину. Я предпочел остаться. Так и стал нелегалом.

– Ты так спокойно об этом рассказываешь...

– К нелегальной работе как к социальному явлению я отношусь вполне нормально. Ведь фактически нелегалы – это люди, которые помогают держаться на плаву мелким фирмам во всем мире. В той же Германии далеко не каждый предприниматель может позволить себе нанять рабочего-немца, который час своей работы оценивает в 25 марок, плюс расходы на страховку. А рабочий, не имеющий документов, просит за свой труд не больше 10 марок и ни о какой страховке даже не заикается. Простой экономический расчет подтверждает – нелегала брать на работу выгоднее.

– Бюргеров не пугают возможные конфликты с полицией?

– Все объекты, на которых могут работать нелегалы, я для себя условно разделил на три группы. Возьмем, к примеру, обычную стройку. Если на ней иностранцев много, то полиция рано или поздно точно устроит здесь облаву и иммигрантам лучше держаться от таких мест подальше. Когда же в строительстве, наоборот, занято множество немцев, нелегалу, считай, повезло: найти такую работу – неслыханное везение.

Есть еще так называемые стройки «под прикрытием»: руководителю объекта – бауляйтору – заблаговременно сообщают, когда на стройку нагрянут полицейские. Впрочем, тому, кто работает нелегально, нужно и самому принимать меры предосторожности. Например, всегда носить с собой на работу сменную одежду, чтобы, заметив приближение полиции, успеть переодеться и изобразить из себя случайного забредшего на стройку простака.

– Тебе приходилось общаться с представителями власти?

– Несколько раз – и в Германии, и в Чехии. Однажды в Берлине меня задержала криминальная полиция – где-то поблизости изнасиловали девушку и менты прочесывали окрестности. Меня показали потерпевшей и сразу же отпустили на все четыре стороны, даже не попросив предъявить документы. В другой раз меня спас студенческий билет, который я всегда ношу с собой. Средство безотказное, выручает почти всегда – ну что возьмешь со студента?

Еще один «спасательный круг» для нелегала – мобильный телефон. В Германии я в случае опасности (когда за мной увязывалась патрульная машина) доставал мобильный и начинал громко причитать в трубку, умоляя о свидании несуществующую Гретхен. А в Чехии и того проще: немецкая речь просто парализует полицейских – у них в голове не укладывается, что нелегал может так легко болтать на «дойче».

Да, чуть не забыл: важное правило – никогда не отворачиваться от полицейской машины, проезжающей рядом с тобой, стараться «имитировать» нормальную человеческую реакцию. И никогда не ездить «зайцем» в общественном транспорте. Ведь цепочка очевидна: сначала требуют билет, потом деньги, а там и до паспорта доберутся.

– Но ведь все-таки тебя из Германии депортировали. На чем прокололся?

– Об этом даже вспоминать не хочется. Скажу только одно: судьба нелегала часто зависит от глупого стечения обстоятельств. Я знаю случаи, когда человек просто выбегал на улицу за сигаретами или обращался к прохожему с просьбой дать прикурить, а в итоге оказывался в депортационном пункте. Мне обычно везет в этом отношении, наверное, выручает ангел-хранитель. Помню, должен был получить на одной стройке зарплату, а идти за деньгами почему-то не хотелось. Доверился интуиции – и правильно сделал: на следующий день узнал, что на стройке была облава.

– Какие у тебя остались впечатления от пребывания в депортационном пункте?

– Самые приятные. Нас кормили три раза в день, причем сплошными деликатесами, да еще деньги давали на карманные расходы. Однажды на прогулке мы с заключенными вьетнамцами устроили волейбольный матч «Украина – Вьетнам». Охранники оказались такими активными болельщиками, что даже упросили начальника пункта продлить время прогулки до конца игры.

Мне несколько раз удавалось пообщаться с немецкими полицейскими в неформальной обстановке. Все они оказывались прекрасными собеседниками, с отменным чувством юмора. А когда узнавали, что я нелегально нахожусь в Германии, лишь отмахивались – дескать, мы же не на работе, чтобы об этом говорить.

– В Чехии ты нелегально живешь два года. Есть ли, на твой взгляд, разница между этой страной и Германией?

– Огромная. В Праге красиво, спору нет, но нелегалу здесь намного труднее, чем в Германии. Во-первых, процветает украинская мафия, от которой и я, и многие мои знакомые уже не раз страдали. Во-вторых, в Чехии никто не собирается решать проблему с медицинским обслуживанием иммигрантов. В аптеках большинство лекарств продается по рецептам, а к врачу без документов попасть также реально, как пролезть сквозь игольное ушко.

Другое дело в Германии: помимо «Красного Креста», при многих церквях там действуют специальные пункты помощи людям, попавшим в трудную ситуацию. Одного моего приятеля, у которого во время работы на стройке открылась язва, бесплатно прооперировали врачи «Красного Креста».

Кроме того, в Чехии мне очень не нравится отношение местных жителей к русскоговорящим. Несколько раз мне откровенно хамили в магазине. Да мало ли похожих случаев было!

– Что же тебе мешает уехать?

– Уехать, конечно, можно, но дальше что? Вернуться на родину и работать там за копейки? Это смешно. Можно хоть сейчас податься обратно в Берлин, благо, при депортации меня не внесли в «черный список» (и тут помог мой ангел-хранитель). Но меня останавливает одно – не хочу жить в Германии на птичьих правах, постоянно всего бояться. Пора кончать со своим нынешним положением и что-то в своей жизни менять. Тем более что я знаю – это реально. Есть у меня приятель-нелегал – работал-работал на «дядю», а потом взял да и женился на русской немке. Сейчас трудится в солидной немецкой фирме. Может, и у меня так получится...

Анастасия КОВАЛЬКОВА.
Прага, Чехия.
Специально для «Заграницы».




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)