Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №3 (108)

СТРАНОВЕДЕНИЕ


«А там – на четверть бывший наш народ» – 2

Если вам приходилось бывать в Ялте, вы поймете, что такое Ашкелон. Как и Ялта, это райский уголок у моря, но – Средиземного. По вечерам, когда спадает жуткий зной и город окутывает спасительная прохлада, набережная Ашкелона наполняется эмигрантами. Этот обычай – гулять вечером по набережной – привезли европейские евреи – ашкенази. Местным же – сефардам – он чужд и непонятен. Как не понятно им и то, что выходцы из СССР общительны, сострадательны, охотно рассказывают о себе.

15/1/2002

Ветераны

Здесь речь пойдет о тех, кто оказался в Израиле против собственной воли. Кто напрочь отбрасывал саму мысль выехать куда-либо из такой родной и такой милой сердцу советской столицы. Однако – случилось. «Так легла карта», – как сказал один из них.

Михаил Григорьевич и Ольга Николаевна – коренные москвичи. Их манеры и театральная внешность сразу бросаются в глаза. Да, они представители богемы.

Михаил Григорьевич работал администратором в театре Константина Райкина. Ольга Николаевна подвизалась на ролях второго плана в Московском ТЮЗе.

Когда Михаил Григорьевич оставил первую жену – еврейку – и сошелся с Ольгой Николаевной – русской, то вызвал бурное негодование своего сына Юрия. Он даже отказался от своего отца и выехал в Израиль. И ни письма, ни телефонного звонка в течение многих лет.

Но вот в России приняли закон, разрешающий приватизировать и продавать квартиры. А у них – трехкомнатная в центре Москвы. И Юра снова вспомнил об отце: пошли письма, зазвонил телефон. А суть одна: продай квартиру, деньги отдай мне. Я с мамой и женой куплю квартиру в Тель-Авиве, а свою, в Ашкелоне, оставлю тебе.

Михаил Григорьевич отказывался. Но когда у Юры родилась дочь, его внучка, тут уже вмешалась Ольга Николаевна: «Не упрямься, Миша. Наша жизнь идет к закату, а там дитя малое, семья молодая».

Сказано – сделано. Михаил Григорьевич все провернул за полгода, и без всякого желания приехал в Израиль. Отдал деньги сыну, а сам с женой, как и планировал Юра, поселился в Ашкелоне. И попал, как он выразился, в вакуум.

Там, в Москве, у него была своя жизнь: без конца звонил телефон, с многими народными артистами он был на «ты», запросто посещал самые «звездные» спектакли. Ничего этого здесь не было...

Однако как-то незаметно исчез астматический кашель и приступы удушья у Ольги Николаевны – то, с чем она безуспешно боролась лет двадцать. А потом... потом им установили пенсию в $400. А это неслыханные для них деньги.

С первой пенсии они пошли на рынок, накупили разных деликатесов, а на десерт – виноград, апельсины, курагу...

– Постарайтесь понять меня, – взволнованно говорит Ольга Николаевна, – мой отец погиб в ГУЛАГе, мать воспитывала меня и сестру в коммуналке на зарплату кастелянши в больнице. Мы с сестрой никогда не ели досыта. Даже картошки. Много позже, уже в период перестройки, мы с Мишей вроде бы и зарабатывали, да вот беда – из магазинов все исчезло. Заходим в продуктовый магазин, а там торгуют тканями.

– Не слушайте ее, – вступается «за державу» Михаил Григорьевич. – Сейчас подойдет Гарик, у него в Москве была совсем другая жизнь. Гариком оказался аккуратный старик в безрукавке, но в галстуке «бабочке». Он был строен, подтянут и всячески старался скрыть свои годы. Ухватив нить разговора, подтвердил: да, в Москве жил весьма достойно, как говорится, дай Бог каждому. И все потому, что жена его была американской подданной, и все доставала из спецраспределителя для иностранцев.

Однажды в Шереметьево они провожали подругу жены, и были потрясены количеством отъезжавших. Напуганные грядущими переменами, люди бежали кто куда.

– Гарри,– сказала жена,– это знак для нас. Мир еще не сошел с ума. Если люди уезжают в таком количестве, значит, они предчувствует недоброе. И супруги уехали.

Поселились в городе Элизабет, штат Нью-Джерси. И все у них было хорошо, пока однажды не рухнуло. Жизнь вместе прекратила смысл, и Гарри пошел в посольство Израиля. Там он попросил политического убежища, чем немало удивил персонал посольства: эмигрировать из Америки в Израиль – такое случается не часто.

Продолжение следует.

Анатолий СИГАЛОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)