Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №1 (106-107)

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ


«Все равно в Аргентине пока лучше, чем у нас»

О том, как живется в Буэнос-Айресе в разгар финансового кризиса, рассказывает наш бывший соотечественник. Он уехал в Буэнос-Айрес четыре года назад на постоянное место жительства и попросил журналиста не называть своего имени.

10/1/2002

– Что происходит в Буэнос-Айресе на бытовом уровне сейчас, после смены власти и объявления дефолта?

– Сегодня, 24 декабря, совершенно спокойно, впрочем, как и вчера. В воскресенье полиция Буэнос-Айреса зарегистрировала около 350 звонков от жителей о якобы начавшихся грабежах частных домов, и ни один звонок не подтвердился. Люди проклинают экс-министра экономики Доминго Кавальо и в меньшей степени бывшего президента де ла Руа. Кстати, в истории Аргентины подобные явления – грабежи и погромы – случались и в прошлом, при президенте Рауле Алфонсине, когда инфляция достигала чудовищных размеров.

В преддверии Рождества правительство раздает бесплатно продуктовые наборы и молоко детям из бедных кварталов. Параллельные деньги (так называемые Pataсon'ы – денежные суррогаты, выпущенные банком провинции Буэнос-Айрес) ходят уже достаточно давно, особенно на труэках – это такие вещевые рынки с натуральным обменом в чистом виде. Там, например, можно б/у кофточку поменять на б/у ботинки или сделать стрижку в обмен на пару пирожков.

Собственно говоря, погромы начали люди из беднейших районов – как по команде и в разных городах. Я думаю, что это было спровоцировано людьми из оппозиции, недовольными потерей власти два года назад. Уголовное преследование такого политического тяжеловеса, как Карлос Менем, тоже могло подстегнуть развитие событий.

Экс-президент Аргентины Карлос Менем (предшественник ушедшего в отставку Фернандо де ла Руа) находился с 7 июня под домашним арестом. Менема подозревают в причастности к незаконной продаже оружия Хорватии в 1991-м и 1993-м годах, а также поставках вооружений Эквадору. В 1995 году Эквадор находился в состоянии войны с Перу, а Аргентина выступала в качестве посредника на мирных переговорах между сторонами. В случае признания виновным, 70-летнему Менему грозит тюремное заключение сроком до 10 лет.

Полиция бездействовала совершенно и даже наводила порядок среди грабивших лавки и магазины. Крупные продуктовые сети с иностранным капиталом практически не пострадали. И все это наводит на определенные размышления. В стране, где нет организованной преступности, где человек со смуглой кожей при встрече с белым старается вжаться в стену и почтительно смотрит снизу, уступая дорогу, где море специальных агентов полиции в бедных кварталах – и вдруг такое...

– Как вы лично пережили те несколько дней, когда продолжались погромы? Или вас это вообще не затронуло?

– Не затронуло совершенно, так как я знал, что это будет один-два дня и в специально отведенных для этого местах. Началось все в беднейших кварталах, затем – демонстрация у Розового дома (аналог Белого дома), следом – отставка кабинета. И все, занавес!

– А как же многочисленные сообщения об очередях в банках, панике и давке возле банкоматов?

– Паника есть в настроениях людей, имеющих депозитные вклады под высокий процент в национальной валюте, но вот давки и огромных очередей около банков не может быть по определению (пока, во всяком случае).

Если люди и стоят в небольшой очереди, то 90% из них – это граждане со счетами для оплаты коммунальных платежей и прочих финансовых операций (например, для получения пенсий или оплаты страховки за машину). Если вы имеете депозит на какой-то срок, то раньше времени его вам никто не выдаст. Даже когда риск дефолта страны перешагнул отметку 3.000%, люди перезакладывали свои вклады в банках. Некоторые стали держать накопления в банковских ячейках, но были прецеденты, когда оттуда пропадали деньги. Снятие наличных в Аргентине – опасное занятие. Этого стараются избегать, используя безналичные пути – чеки и карточки.

Кстати, при общении с банками здесь происходят интересные вещи. Например, вы приходите в банк и хотите положить деньги на депозит. Это можно было сделать как в долларах, так и в песо. При входе висит табличка с предлагаемыми процентами – как правило, не выше 5-6% годовых. В беседе с вами клерк выясняет, какой суммой вы располагаете и на какой срок хотите поместить свой вклад, и только затем достает из шкафчика другую табличку со словами: «Только для вас – 9,5%, если вклад на три месяца, или 10,5%, если на полгода». Если вы имеете сумму от $100.000, то будете договариваться о процентах в VIP-кабинете с клерком рангом повыше, и, как следствие, получите более привлекательные условия.

– Какие сейчас настроения в русскоязычной диаспоре Буэнос-Айреса? Не собираются ли люди возвращаться обратно?

– Процентов пять из числа русскоговорящих зарабатывают очень приличные деньги, в первую очередь – программисты и, так скажем, околокомпьютерные специалисты. Все остальное – слезы: очень многие и языка не знают, и профессии не имеют. А работая руками, можно заработать максимум $400 (в лучшем случае) на стройке вместе с боливийцами и перуанцами. Очень много украинцев, русские встречаются реже и устраиваются лучше.

Но те люди, которые хотят уехать из Аргентины, совершенно не намерены возвращаться на родину. Пробуют в США или Канаду, кто-то в Испанию. Тот, кто вкусил свободы и демократии западного образца, вряд ли когда вернется домой. И надо признать, что по уровню свободы и демократии Аргентина на два шага впереди России, как это ни парадоксально.

– А вас лично устраивают нынешние условия жизни в Аргентине? Намного ли хуже сейчас, чем четыре года назад, когда вы только приехали? Или все равно там лучше?

– Почему люди уезжают в Израиль, например? Там вроде стреляют, взрывают и в армии надо отслужить даже девушкам. В нашей стране очень тяжело жить, и это понимаешь, только пожив за границей, и уже не хочется видеть гаишника с протянутой лапой, сытую и наглую физиономию тетки из налоговой инспекции, ну и так далее, сами прекрасно знаете. Вернуться-то – не проблема: взял билет – и через сутки уже дома, но...

Конечно, здесь своя специфика. Когда человек впервые прилетает в Аргентину через международный аэропорт Ezeiza, который находится в нескольких километрах от столицы, то возникает желание проверить в своих карманах наличие обратного билета, несмотря на совершенно шикарное здание аэровокзала, построенное в последнее время. Это чувство усиливается, когда едешь из аэропорта в центр города. Вдоль этой трассы открываются «изумительные пейзажи» в виде так называемых Villa – целых кварталов лачуг, слепленных из непонятных материалов и копошащихся там людей.

Прибытие в столицу не улучшает настроения. Одна из больших проблем этого города – продукты жизнедеятельности собак. Огромная армия владельцев собак вручает два раза в день своих любимцев специальным выгульщикам, и один такой человек может вести на выгул одновременно до 20 и более четвероногих, которые, естественно, раздают свои «подарки» направо и налево. Таким образом, ваш первый шаг на этой земле может оказаться шагом в переработанный Pedigripal.

Лето в Буэнос-Айресе (здесь оно с декабря по февраль) – проверка на прочность человеческого организма. Плюс 30 по Цельсию днем и ночью на фоне огромной влажности. Состоятельные жители столицы выезжают из города в это время.

С другой стороны, уровень жизни здесь достаточно высокий. Средний аргентинец – инженер, преподаватель, владелец лавки, служащий – получает в месяц от $1.000 до $2.000. Как правило, он имеет свой дом или приличную квартиру, медицинскую страховку, машину уровня WV Polo или Fiat Palio.

Есть вещи, от которых средний аргентинец не откажется никогда, несмотря на кризис: сотовый телефон, асадо (жареное мясо на решетке), mucama (домработница, как правило, боливийка или перуанка), национальный напиток мате и оплата большинства покупок и услуг в кредит.

Скажем так – пока здесь лучше. Мы ездим каждый год к родственникам в Москву, и потом впечатлений хватает на целый год. С гораздо большим удовольствием я отправляюсь в Чили, Уругвай или Бразилию – «к диким обезьянам», чем в Россию.

Ольга ПРОСКУРНИНА.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)