Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №52 (105)

УЧЕБА


РОДИНА УНИВЕРСИТЕТОВ

На тучной земле благодатной долины реки По, где всегда умели вкусно поесть и хорошо выпить, где сама природа настраивает на рассудительный лад, в далекие времена, когда европейцы еще не начали выходить из средневековой одичалости, появился первый на нашем континенте, да и в мире университет. Родина его – чудесный итальянский город Болонья, официальная дата рождения – 1088 год.

22/12/2001

Конечно, появился он еще раньше, но эту дату подтверждает документ, свидетельствующий, что именно тогда в городе началось свободное от церковных установлений преподавание. Примерно с этого времени можно было ожидать от учебного заведения, что в нем есть ученые, определяющие развитие своей научной дисциплины, при этом одновременно делящиеся своими знаниями с учениками, по возможности – вне зависимости от установлений церкви или государственных учреждений.

Итак, этот, говоря нынешним языком, научно-образовательный центр занимался и практическим использованием накопленных знаний. Иными словами, был университетом в современном смысле слова. С самого начала Болонья получила специализацию, которой славится по сей день: право. Если припомнить итальянскую комедию дель арте, то маска этого города – толстый Доктор. Толстый, потому что там исстари (и до сих пор) умели по-настоящему вкусно поесть, а Доктор – потому что ученый, но не врач, а юрист.

Начинались болонские штудии с грамматики, риторики, логики и права. Ученые собрали и начали комментировать законы, составлявшие римское право и уже кодифицированные византийским императором Юстинианом. На заре университета в связи с этими работами появилось имя, призванное прославить его в веках: некто Ирнерий. Точных сведений о нем нет, как достоверно не известно, действительно ли он написал ученые трактаты, известные под его именем (например, Questiones de iuris subtiliatubus или Summa codicis).

Но традиция приписывает именно этому ученому мужу радикальный шаг: он не только изучал интересовавшие его темы, но и делился с учениками накопленными знаниями. Это свободное преподавание, практиковавшееся Ирнерием, было признано официальной властью, в частности Матильдой Каносской, правившей в этих краях от имени императора Генриха V.

Однако окончательное оформление Болонского университета в его почти что нынешнем виде произошло несколько позже, при императоре Фридрихе I Барбароссе на фоне его бесконечной борьбы с римскими папами за первенство в светских делах. Правоведы из Болоньи оказали императору Священной Римской империи неоценимую услугу. В 1158 году он собрал в Ронкальской долине съезд и вынес на обсуждение вопрос о том, кому право дает первенство.

Фридрих схитрил и предложил спросить мнение третейских судей – четверых ученых из Болонского университета. Трое из них – Булгаро, Якопо и Уго ди Порта Равеньяна – вынесли благоприятный для монарха вердикт: единственное право – римское, его блюстителем является Империя, следовательно, все остальные политические единицы ей подчинены. Четвертый – Мартино – занимал противоположную позицию, но остался в меньшинстве. На основании этого приговора император составил Ронкальские декреты, которые, подкрепленные немалой военной силой, ввели основы нового императорского права. Но это уже совсем иная история.

Для университетской жизни Европы важно другое последствие этих событий. Фридрих Барбаросса провозгласил тогда же важный документ – Constitutio Habita. В нем устанавливалось, что школа может составляться сообществом учеников, которые избирают себе учителя и платят за его услуги. Империя гарантировала невмешательство в их деятельность любой политической власти, включая императорскую, свободу и безопасность помещений, учеников, учителей по всей Европе. Так было дано начало европейской университетской свободе. Примечательно также, что суровый император не покарал ученого Мартино, чтобы не дискредитировать решение свободных правоведов. Кстати, довольно забавная литературная версия этих событий содержится в последнем романе замечательного итальянского писателя Умберто Эко «Баудолино».

Трудно переоценить значение решений монарха для университетской жизни, которая тогда вступила в пору расцвета, хотя и раньше Болонья не была единственным в Европе центром учености. Постепенно на континенте начала складываться специализация учебных заведений, появилось соперничество, конкуренция между ними из-за студентов из разных стран, вольно перемещавшихся по разным странам в поисках кто знаний, кто приключений и веселой жизни. Достаточно вспомнить раннюю борьбу за первенство между Болонским университетом, специализировавшимся на праве, и парижской Сорбонной, начинавшей как центр богословской науки.

С XIV века старейший в мире университет перестал заниматься одними юридическими науками, параллельно с ними открылись школы для, как тогда говорили, «артистов». Может показаться странным, но там изучали медицину, философию, математику, астрономию, логику, риторику и грамматику, потом – филологию, особенно древние языки.

Очень важным этапом стало включение нотариусов в число готовившихся в университете специалистов: об этом договорились с корпорацией банкиров. Среди знаменитых тогдашних студентов промелькнули, в числе прочих, Данте Алигьери и Франческо Петрарка, а в более поздние времена в Болонье отметились Эразм Роттердамский (он учился год в 40-летнем возрасте), Николай Коперник, Альбрехт Дюрер, Торквато Тассо, Карло Гольдони и многие другие. Тем не менее, до сегодняшнего дня Болонский университет знаменит именно как правоведческая школа. Почти вровень с юриспруденцией можно поставить медицину, первые опыты в преподавании которой были сделаны в соответствии с буллой папы римского в 1219 году.

В XVII-XVIII веках медицинские науки привлекли особый интерес, и одно время изучение устройства человеческого тела стало повальным увлечением. До сих пор тех, кто попадает в старинные стены Болонского университета, обязательно ведут посмотреть устроенный тогда роскошный, отделанный драгоценными породами дерева анатомический театр. В те времена было хорошим тоном не только для студентов посещать вскрытия и слушать ученые комментарии, это считалось вполне пристойным и познавательным развлечением для благородных дам и синьоров.

Сегодняшняя жизнь в Болонье, городе с более чем 300-тысячным населением, по-прежнему во многом связана с разноязыкой студенческой молодежью, съезжающейся сюда, как и сотни лет назад, за знаниями. По-прежнему болонский диплом престижен, а преподавание почетно. Кстати говоря, одно время профессором экономики и промышленной политики там был нынешний председатель Европейской Комиссии Романо Проди.

Никита ЕРМАКОВ,
Болонья.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)