Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №48 (101)

ПРОСТО ЖИЗНЬ


Бомжи города Рима

Если рассвет застанет вас гуляющим в саду, что близ Колизея, направьте взгляд к основанию кирпичной ограды, и вы заметите группу спящих людей, укрывающуюся одним пластом одеял. Но эта неподвижность - всего лишь камуфляж жизни. Если подойдете поближе, то обязательно встретитесь с настороженным взглядом: бомжи спят чутко.

1/12/2001

Структура этой человеческой массы сливается с римским ландшафтом, где всему отведено свое место, в логике античных пропорций: дети спят в центре, вокруг них женщины, мужчины по краям. Глядя на них, мне почему-то подумалось, что Рим - это город, где каждый немного бомж и где жизнь без определенного места жительства соизмеряется с судьбой цивилизации. Впрочем, чье место в этом мире вполне определенно.

Приходит утро, и первое, что видит, едва раскрыв глаза, спавший на ландшафте человек, - это будет сень лавра. Наступает ночь, и последнее, что покидает гаснущее сознание, - светящийся призрак Колизея. Но бомжи исторических руин не замечают - они здесь просто живут. И с каждым годом среди них все больше наших соотечественников.

Перекати-поле с русским акцентом

Госпиталь Сан-Галикано был основан в 1725 году папой римским Бенедиктом XIII как приют больных и убогих жителей Вечного города, а также пристанище странников и изгнанников, стекающихся в Рим со всей Европы. С самого начала это было не только социальное, но и медицинское учреждение, специализирующееся на болезнях, наиболее распространенных среди данной категории людей, - проказа, чесотка, чахотка и прочее. Доктор Кристина Тумиати ведет меня по этажам и коридорам своего богоугодного заведения.

- А вот здесь на приеме сейчас как раз, кажется, русские. Хочешь, - поговори.

На приеме сидел мужичок, в котором чем-то неуловимым угадывался соотечественник.

- Привет!

- Вы говорите по-русски?

- Немножко. Как дела?

- Как сажа бела. Какие у нас тут могут быть дела?

- Здоровье шалит?

- Да нет, на здоровье пока, слава богу, не жалуюсь.

- А почему Вы здесь?

- Помыться хочу. Слушай, ты меня не снимай. А то бог его знает, как все обернется: мне потом мистер Путин это все припомнит.

- Не понял.

- Ну, че здесь не понятно, я сдался на политическое убежище, так что я теперь предатель родины, и не хочу нигде светиться, на всякий случай, понимаешь?

- Понимаю, а ты че, из Сибири?

- Ну, из Сибири, из-под Якутска. Откуда знаешь?

- Язык говорит. Я и сам из Сибири. Из Новосибирска.

- Земляк, значит. Но все равно, ты меня не снимай. А так все, что хочешь, расскажу, про нашу жизнь здесь. Ты же писать будешь?

- Ну да.

- А слушай, напиши правду!

- И про нас! Здрассте. - В кабинет вошла молодая женщина со смеющимися глазами. - Нас можно фотографировать, мы не предатели родины, а простые бомжи!

- И много вас тут?

- Еще муж мой, пока все.

- Вы все с Украины?

- Нет, мы с мужем с Черкасска, а Андрей - русский.

- Я родился на Украине, потом родители переехали в Сибирь, жили мы в Якутии.

- А здесь вы уже долго бомжуете?

- Андрей - год, а мы - пока только четыре месяца.

- Андрей, расскажи, как ты уехал?

- А че рассказывать?! Купил шенгенскую визу и свалил. Сначала во Францию, там хотел остаться. В Иностранный легион даже просился, да не прошел по здоровью. А убежище просить там было невозможно, потому что иммигрантами должна заниматься та страна, которая выдала шенгенскую визу, а у меня это была Италия. И вот я перед вами.

Пролетарии всех стран

- А как с языком? Учите?

- Черт бы его побрал, этот язык. Куда там - учите. Когда такое подавленное состояние, он и в голову не лезет, и учить никакого желания.

- Первые слова, что ты запоминаешь, - это aspetto (подождите) и mi dispiare (мне очень жаль). Первым тебя везде встречают, а вторым провожают.

- Точнее сказать, посылают.

- Но, конечно, когда все вокруг на итальянском, он сам в голову проникает. Я вот всего четыре месяца здесь живу, а в разговоре понимаю уже процентов девяносто. Как та собака - все понимаю, сказать не могу.

- А когда вы получите вид на жительство, то что, вам сразу можно будет найти работу?

- Работы полно. Мы готовы работать. Мы же работать сюда едем, а не «каритас» их халявный жрать. Дали бы заработать, всем было бы только от этого лучше. Это арабы здесь не работают, ходят по социалкам и живут хорошо.

- Действительно, я за этот год на каких только стройках не работал, везде наши - русские, хохлы, молдаване, но ни одного араба. У местных работодателей даже анекдот есть на эту тему. Привели, значит, араба на стройку и говорят ему: «Копать надо». Тот отвечает: «Хорошо, только дайте мне лопату с мотором». - «Где же ты видел лопату с мотором?» - «А где ты видел араба с лопатой?»

- У нас народ какой? У каждого по несколько профессий. Я, когда начал перечислять все свои специальность, каждая из которых может здесь не одного человека прокормить, иммиграционный офицер чуть не прослезился.

- А без легализации заработать можно?

- Можно, да сложно. Кому повезет. Самому работу найти трудно. Здесь у бомжей своя мафия. Допустим, я знаю, где есть работа, кому я про нее скажу? Брату, свату, соседу, земляку. Тут крепко обосновались украинцы с Западной Украины, а мы - с Восточной. Они нам говорят: «У-у-у, кацапы!» - и если от них перепадает нам какая-нибудь работа, так это плохая работа, да и то обмануть норовят.

Среди них есть свои диллеры. Они занимаются только сбором информации про работу, а сами не работают - потому что каждый, которого они устраивают, им отстегивает, такой порядок. Вся работа продается. Если хорошая работа - то могут пятьсот долларов снять, а если не очень - двести-триста. И естественно, диллер всегда спрашивает: «Откуда ты?». Если земляк, тем более с его района, то подберет тебе что-нибудь получше и возьмет с тебя подешевле, а если не понравишься, может запросто «кинуть».

Я один раз так прокололся. Мне работу предложили, пообещали пятьсот баксов в месяц. Я заплатил посреднику триста и выхожу на работу. А там такая работа - ее вдвоем делать надо, одному просто технически невозможно. Пришлось отказаться. Я к нему: «Ты что так козлишь?» А он: «Твои проблемы». И ни копейки не вернул.

Бытовой расизм как проза нелегальной жизни

Можно с уверенностью говорить, что нелегальный статус, препятствующий нормальному трудоустройству, консолидирует и структурирует диаспоры, но одновременно мешает полноценной адаптации иммигрантов в гражданское сообщество и обостряет межнациональные отношения. Поэтому в целях выживания группы не просто консолидируются, но составляют целые теневые структуры, развивающие черный рынок рабочей силы и обостряющие криминогенную обстановку в целом.

Итальянская полиция периодически устраивает облавы в местах сбора нелегалов. Простому законопослушному туристу и в это время, и в этих местах лучше не появляться.

- Что, прямо всех без разбора увозят?

- Именно! Одна женщина приехала по туристической визе. И вовсе она не собиралась здесь оставаться: ну, пришла туда из любопытства. Так и ее забрали. Привезли в участок, она им визу действительную показывает, билеты обратные, визитку из гостиницы, - для них все это не аргумент. Сфотографировали в фас и профиль, занесли в компьютер, она им там «сыграла на пианино».

- €????

- Отпечатки пальцев сняли. И отпустили. Ну, и что? Дадут ей в следующий раз визу?

Иммигранты привносят в этнический котел Вечного Города не только свои порядки и устои, но и свои этнические стереотипы. Бывает, что им просто уже некуда возвращаться: они собираются здесь жить и умереть.

Но, сжигая за собой мосты, они продолжают культивировать свою идентичность, воспроизводя в полном объеме идеи собственной национальной исключительности, - притом в виде, гипертрофированном убогостью своего современного положения. Их примеры насквозь просвечивают и природу, и психологическую функцию национальных мифов: самым добродетельным и великим провозглашает себя тот, кто чувствует себя самым униженным и бесправным. Этим, как известно, страдают и люди, и народы.

- Интересно, бомжи всех стран соединяются вместе - на манер пролетариев или у каждого народа свое место встречи?

- Ага. Мы, украинцы собираемся на пьяцца Мадонна Делла Монти. Есть свои места и у молдаван, поляков, румын. Но вот что характерно, - после нас всегда чисто, ну разве что газеты, на которых мы сидели, остаются, а после молдаван и поляков - горы мусора. Они там все вечно пьяные, а у нас все тихо и культурно. Ну, выпьем вина чуть-чуть и то иногда. А те постоянно бузят, иногда даже между собой дерутся.

- Ну, ты скажешь тоже.

- А что, не так? Бывает, конечно, и у нас, некоторые нажрутся и морды друг-другу бьют. С кем не бывает. В семье не без урода. Но не все же. Только вот молдаван почему-то полиция не забирает, их сборища не разгоняет. Нас же постоянно разгоняют. А этих арабов и прочих негров они вообще любят. Те, чуть что не по-ихнему, начинают орать: «Расизм!». А итальянцы боятся, что их в расизме обвинят, вот и целуют арабов в их смуглые задницы. Мы же не будем орать «расизм» - мы же белые. Я в России не был расистом, но здесь я им стал.

«Качки» прав человеческих

- Тут с нами так обращаются!!! Французы в полиции, когда нас сюда выпроваживали, сами прям так и сказали: «Ребята, вы едете в задницу».

- Может, они сказали просто «идите»?

- Из всех стран для эмигрантов Италия - самая плохая. Мне они квартиру на девять месяцев сняли, хотя по закону должны на год. ООН им на меня деньги выделяет, куда они деваются? Я, как политический, должен жить в отдельной квартире и получать денежное пособие. Более того, я не должен общаться с посторонними весь срок рассмотрения моего дела. А вдруг меня похитят или спровоцируют на противоправные деяния? А они говорят: «К сожалению, денежное пособие мы вам выплатить не можем. Вы, конечно, работать не должны, но если вы найдете работу сами, мы вам препятствовать не будем. Но я же политический! Я, вообще, не должен работать!

Что-что, а качать права нашего брата учить не надо.

- А где сейчас вы ночуете?

- Ночуем на вокзале, в тех вагонах, которые на ночь загоняют в отстойник. Ночью они стоят, утром их собирают. Мы, соответственно, с вечера до утра можем там находиться.

- Есть такие вагоны, которые то ли списаны, то ли на вечном приколе. В них можно жить постоянно. Только там места на три поколения вперед забиты. По наследству передаются.

- Платили бы нам это пособие деньгами, мы себя и вели бы прилично, а так, хочешь не хочешь, нарушаешь порядок. Взять хотя бы общественный транспорт. Денег-то нет, а ехать надо. Пешком же не будешь ходить. Ну и что с того. Входят контролеры, ты им и говоришь, мол, денег нету. Они тебе выписывают штрафную квитанцию, по которой ты должен в банке заплатить штраф. Тебя высаживают, ты садишься в следующий автобус и спокойно едешь дальше. Про судьбу квитанции надо объяснять?

Продолжение следует.

Константин БАННИКОВ.




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2018)