Каждый человек имеет право на свободу передвижения

ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

Географический указатель

СПОРТБРЕНД

Содержание номера и географический указатель: «Заграница» №10 (10)

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ


ЗАПИСКИ БЕРЛИНСКОГО НЕЛЕГАЛА -1

В первых номерах «Заграницы» за 2001 год была опубликована статья «Три дня из жизни берлинского нелегала» – рассказ нашего соотечественника, испытавшего на собственной шкуре все «прелести» нелегальной жизни в стране арийцев. В сегодняшнем номере мы предлагает вниманию читателей новый репортаж Андрея Евдокимова о нашем нелегале в Берлине.

0/11/2009

Берлинская стройка – вид с нелегального положения

БЕЗРАБОТИЦА

Плакать было еще рано, хотя дела обстояли как нельзя хуже – работа кончилась, а с ней и все надежды на хоть какой-то заработок и более-менее спокойную жизнь. Хотя какая тут к черту спокойная жизнь?! Обходить десятой дорогой каждого встречного полицейского, которых в Берлине как собак нерезаных, бояться стука в дверь среди ночи – вдруг это «наши» бандиты пришли попросить у «взаймы» все твои денежки, и еще много-много всего слишком малоприятного – и все это спокойная жизнь?! Но без работы и такой не будет. Вот и мечтаем мы, нелегалы, хоть о какой-нибудь завалящей работенке, и радуемся, как дети, когда ее находим. А потом радуемся «спокойной» жизни, которая приходит к нам вместе с этой работой.

Я сидел один в нашей «конспиративной» квартире. Мой товарищ, как обычно, с раннего утра уже был на работе (счастливый!), на которой мне до сих пор не находилось места. Мысли одна хуже другой переполняли мою бедную голову, и без того уже давно опухшую от чрезмерного потребления никотина. Вечный вопрос «Что делать?» никак не мог найти ответа в моем воспаленном мозгу. Я то сожалел, что согласился на эту авантюру с приездом в Берлин подзаработать (и при этом влез в долги), то радовался, что, несмотря ни на что, ТАКИХ денег я дома никогда бы не заработал. Уезжать домой не было никакого смысла – мало того, что долг возвращать придется исходя из украинских зарплат (т. е. до конца дней своих), так еще эти зарплаты там найти нужно. Не могу сказать, что на Украине работы вообще нет как таковой, но и сказать, что ее достаточно – тоже слукавить. О степени же достаточности зарплаты с точки зрения поддержания хотя бы минимального уровня жизни говорить вообще не приходится.

Собираясь в Берлин, я и предположить не мог, что столкнусь с той же проблемой, что и на Украине, а именно – с безработицей. Для меня Германия представлялась просто Клондайком в смысле наличия работы. Мне тогда казалось, что работа здесь просто «на дороге валяется» – бери – не хочу! Что просто немцы в своей сытой стране настолько «заелись», что работать не очень-то и желают. Сидят себе преспокойненько на «социале», а за них работают нелегалы всех мастей. Или «легалы», какая разница, главное – работы всем хватает. В немалой степени формированию этого столь далекого от действительности предубеждения способствовали байки «бывалых», однажды побывавших в сладких объятиях «загнивающего», а также тех счастливчиков из числа бывших граждан СНГ, которые действительно после получения ПМЖ в Германии «сели на социал» и живут себе в свое удовольствие, ни о чем не задумываясь.

Такие «новые немцы», приезжая в гости к родственникам на свою бывшую родину, только этим постоянно и козыряют. Да, им в какой-то степени повезло (хотя мне лично сложно назвать везением нежелание работать), но зачем же нам, наивным, забивать голову всякой чепухой? Мы ведь жадно поглощаем любую информацию обо всем, что творится ТАМ, надеясь на ее достоверность. И по каким-то необъяснимым причинам верим в самые невероятные россказни, чем еще больше ввергаем себя в пучину нелепых иллюзий относительно жизни в Странах Заходящего Солнца. Людям свойственно желание приукрашать действительность, особенно жителям моей несчастной Украины на фоне ужасающей нищеты, их окружающей, и они в этом плане стараются вовсю. А «новые немцы» вместе с «бывалыми» в свою очередь регулярно снабжают их пищей для размышлений.

Так сидел я, раздираемый сомнениями, окутанный плотной завесой сизого табачного дыма, уже довольно долгое время, когда внезапно мою несчастную голову посетила гениальная мысль: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!». И я решил действовать...

ПЕРВЫЙ РАЗ В ПЕРВЫЙ КЛАСС

В первую очередь привел в порядок свою физиономию (назвать по-другому это заросшее и лохматое «нечто» просто язык не поворачивался). Затем попытался очистить от въедливой гипсовой пыли свой спортивный костюм, разукрашенный под национальный флаг Украины (жовто-блакитний) – тщетно. Проклятое немецкое качество гипсокартона «Knauf» не предусматривало удаление следов своего присутствия на цивильной одежде традиционным способом – вытряхиванием. Тут требовалось нечто более радикальное – утомительное застирывание, что для меня, отвыкшего за долгие годы супружеской жизни от подобных экзекуций (бедная моя жена!), стало просто кошмаром. Боль в руках после позавчерашних упражнений с тачкой-терминатором на стройке при вывозе мусора не только не утихла, а еще больше разыгралась, но я это понял слишком поздно, когда костюм уже был замочен в воде. По причине отсутствия сменной верхней одежды (не станешь же везти с собой из дома весь свой гардероб!) пришлось продолжить издевательство над руками и – «О, чудо!» – к концу стирки мышцы и связки рук стали потихоньку наливаться жизненной силой. Чего не скажешь о пояснице – ее свело так, что мне пришлось в позе советского дачника (к лесу задом, а к земле носом), в которой я стирал в ванной свой костюм, дойти до кровати и свалиться замертво. Только через полчаса я смог заставить себя подняться с убаюкивающе мягкой постели и продолжить подготовку к задуманному мною плану действий. Времени у меня оставалось не так уж и много, поэтому костюм досушивал мощным феном для сушки волос. Вы будете смеяться, но это очень действенное средство. Особенно для синтетических тканей.

Посвежевший и надушенный дезодорантом «Fa» (на «Hugo Boss» еще не заработал), я вышел на улицу, в очередной раз получив море удовольствия от бесшумного лифта и автоматически распахивающихся огромных стеклянных дверей подъезда. Глубоко вдохнул вечно сырого берлинского воздуха и направился к станции S-Bahn. С каждым новым шагом и глотком свежего воздуха я чувствовал, что ко мне возвращается былой оптимизм, а пораженческие настроения постепенно сдают свои позиции. Да и как могло быть иначе – ведь я впервые за пять дней вышел на улицу днем, никуда особенно не спешил, мог спокойно вертеть головой по сторонам и не задумываться о том, как вредит зарплате опоздание на работу. А вокруг все так красиво! Не берусь судить о других столицах Европы – я там не был, но Берлин – очень красивый город! Он ассоциируется у меня с тевтонским рыцарем, облаченным в стальные доспехи, и его облик сквозит каким-то мрачным спокойствием, которое, тем не менее, не угнетает, а наоборот, пробуждает только положительные эмоции.

Заразившись хорошим настроением, я зашагал энергичнее и уже через несколько минут усаживался поудобнее в роскошном кресле новенького S-Bahn, предварительно накормив-таки билетный автомат мятой двадцаткой, которую тот с завидным постоянством выплевывал. Я собирался съездить на ту стройку, на которой работал первые три дня и еще раз попытать счастья в поисках работы. Ну не удалось получить тогда работу у «юга» – ничего страшного. Не один же он берет на работу нелегалов! Найдутся добрые люди. Тем более, что я очень хорошо помнил русскую ненормативную лексику, звучавшую в мой адрес, когда я опрокинул тачку с мусором перед контейнером. Значит, на той стройке братьев-славян хватает, и, вполне возможно, для меня тоже местечко найдется. Так я думал по дороге к цели. Если бы я знал тогда, как я ошибался! Но тогда я еще был полон радужных надежд на безоблачное будущее. Еще не просроченная виза в кармане тоже придавала оптимизма – по крайней мере, оставался шанс выкрутиться из опасной ситуации.

Выйдя из U-Bahn, я первым делом самым тщательным образом оглядел свое отражение в витрине «Rolex», мысленно примерив самый дорогой «будильник» на свое хилое запястье. «Пожалуй, великоват!» – подумал я, сосчитав, наконец, количество нулей на ценнике. Не с нашим счастьем... Но я сюда не за этим приехал. Расправив свои воробьиные плечи, я направился к входу на стройку.

Зайти с первого раза не получилось. Прямо возле ворот я нос к носу столкнулся с тем самым бауляйтером, который распекал меня позавчера за неучтивость по отношению к японцам. У него, бедного, даже лысина побагровела при виде меня. Он что-то там закричал на своем нерусском, отмахиваясь от меня руками, и демонстративно закрыл ворота, едва не сбив меня с ног тяжелыми железными створками. Вот так начало!

Не долго думая, я повернул к тому злосчастному входу в здание, где я умудрился оскорбить национальную гордость любителей саке своим появлением с тачкой мусора в самый разгар их сабантуя. Мне не составило особого труда изобразить на своем лице холодный мрамор японской улыбки и проскочить мимо вновь обалдевшего мужика во фраке с бабочкой (и за что ему такие страдания?!) к лифту. Так я вновь оказался на своей ненаглядной стройке, минуя главный вход. Не сунься я тогда в этот лифт – ни за что бы сейчас не догадался об этом способе проникновения на «объект». Отрицательный опыт – тоже опыт.

ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ – ВОЛК

На «моем» этаже царил безукоризненный порядок и пахло свежей краской. Все маляры были плотно упакованы в специальные комбинезоны, а лица спрятаны за противогазами (даже не респираторами!). Такое впечатление, что ты не на стройке, а в цехе по производству биологического оружия. Лишь отсутствие стерильной чистоты возвращает к действительности. Молодцы, немцы! Здоровье прежде всего!

Походил я между ними, как на выставке между экспонатами, и понял, что славянским духом здесь не пахнет. Нашему человеку такую экипировку не выдадут, это точно! На этом этаже мне, по всей видимости, найти работу не «светит». Я спустился этажом ниже и сразу же увидел то, что искал. Это был грязный человечек невысокого росточка лет сорока с бегающими глазками. Не признать в нем совдеповского строителя было просто невозможно, настолько он выделялся из общей массы рабочих. Его «комбез» не стирался с момента покупки, а это событие произошло, по всей видимости, не один месяц назад. С первого взгляда было понятно, что работает он здесь за десятерых – настолько измученным он выглядел. Он, в свою очередь, тоже безошибочно определил мое неарийское происхождение, судя по его взгляду. По мере моего приближения к нему его внешность изменялась на глазах. Из несчастного, замученного тяжелой неволей и смирившегося с этим мужичонки он превратился в настоящего джигита с горящим взором. Я, наивный, еще не до конца понял, к чему эти метаморфозы.

Все прояснилось мгновение спустя. Оказывается, брат по крови, давно уже жил по закону джунглей: «Человек человеку – волк». Он без обиняков заявил мне, что работы здесь для меня не найдется, и что мне уже пора идти туда, откуда пришел. Его излишне эмоциональная речь наполовину состояла из непереводимых идиоматических выражений. Я не успел и рта раскрыть... Такой у него своеобразный инстинкт охраны «своей» территории от чужаков выработался. Я, не привыкший к такому хамскому отношению к своей персоне, посоветовал ему тщательнее подбирать выражения в разговоре с незнакомыми людьми. Я еще только заканчивал свою поучительную тираду, а из соседних кабинетов уже появились соратники моего собеседника, числом не менее пяти, и в гораздо более жесткой форме послали меня подальше. Силы были неравны, и мне пришлось прислушаться к голосу разума, то есть ретироваться.

Припоминаю, Тихий что-то рассказывал мне о бригаде «западенцев» (выходцы с Западной Украины), работающей на этой стройке, и об их нравах. Судя по акценту «джигита», я как раз на них и нарвался. Еще хорошо отделался, а то мог бы и по шее получить, они на это способны. Тот еще народец! Как специалисты-строители они непревзойденны, работают, как черти – быстро и умело, и конкурентов им нет ни по качеству работы, ни по скорости, ни по оплате. На последнем хотелось бы остановиться подробнее. Дело в том, что эти ребята очень сильно перебивают цены всем остальным нелегалам. Если на стройке действует тариф для «черных», к примеру, десять марок в час, то они мгновенно предлагают шефу свою работу по восемь марок, чем вытесняют со стройки остальных «левых». Очень даже некрасивый поступок, но он не противоречит Закону Джунглей, царящему в берлинском нелегальном мире. К этому закону тяжело привыкнуть, но жить здесь по другим не получится. Проверено.

ЭТАЖОМ НИЖЕ

На следующем этаже мне повезло больше, там я встретил самую настоящую семейную бригаду – отца с двумя сыновьями, и они встретили меня более дружелюбно, нежели братья-хохлы. Может, свою роль в этом сыграло то, что я попал к ним как раз в тот момент, когда они «накрывали на стол», то есть разворачивали завернутые в алюминиевую фольгу бутерброды (подошло священное время обеденного перерыва). А может, просто нормальные люди попались. Один из сыновей сразу признал во мне «того новичка, который тачку перевернул», и признался, что тогда тоже вставил «пару ласковых» в общую канонаду проклятий, мне посылаемых. И про мой «наезд» на японцев они тоже наслышаны. Я уже стал знаменитостью. Отрадно. Какая никакая, а известность. Во всяком случае, именно этот эпизод сделал возможной ту непринужденность, с которой протекал наш дальнейший разговор. Они знали, что я как конкурент еще не состоялся, и бояться им было нечего. Разговор шел в стиле «я говорить – ты слушать», а посоветовать наш брат любит – Страна Советов все-таки. Я не возражал – лишняя информация мне не помешает.

Насоветовали они мне довольно много полезного. Во-первых, костюмчик мой ну никак не вписывается в то джинсово-футболочное однообразие, в котором немцы появляются на стройках. И в нем я буду первым претендентом на арест при облаве, которые здесь довольно регулярны – стройки в центре Берлина славятся повышенным вниманием со стороны полиции, не то, что на периферии. И виза моя не поможет. Умеют же наши люди обрадовать! Во-вторых, мне необходимо обзавестись рабочим комбинезоном для того, чтобы не выделяться из общей сине-бело-зеленой массы немецких строителей. И еще для того, чтобы иметь доступ к некоторым довольно высокооплачиваемым стройкам, на которых жестко соблюдаются правила техники безопасности. Придется и рабочие ботиночки за восемьдесят марок прикупить. Иначе тебя на такую стройку просто не пустят. Итого минимальные затраты на экипировку составляют порядка ста пятидесяти марок (это вместе с футболкой). Не хило!

Еще они мне посоветовали приобрести сотовый телефон. Нелегал без связи – как без рук. Ситуация меняется каждую минуту, и нужно быть постоянно в курсе всех событий, происходящих в нелегальном мире. Не говоря уже о том, что по «сотке» тебе всегда могут предложить такую работу, о которой ты и не мечтал. Забегая вперед, скажу, что я действительно получил такую сказочную работу, но о ней – в одной из следующих публикаций, если конечно главный редактор не воспротивится. И сейчас, в эпоху всеобщей «мобилизации», все решают минуты. Появится у какого-нибудь «юга» работа для нелегалов – что он сделает? Правильно, наберет первый попавшийся в его записной книжке номер и предложит работу, и уж никак не станет рыскать по берлинским стройкам в поисках рабочих. Так что все в наших руках, включая «мобилку».

Напоследок предложили мне купить у них старенький телефон неизвестной фирмы с единственной надписью «E-Plus», честно предупредив, что зарядки аккумулятора хватает максимум на пятнадцать часов, по причине чего они его, собственно, и продают. За смешную цену – восемьдесят марок. В то время на турецком рынке точно такая же трубка, еще и без карточки, стоила минимум сто пятьдесят, о чем я узнал позднее. А тут еще и на карточке двадцать марок оставалось. Но я не привык покупать все, что даже очень дешево стоит, не узнав о предмете покупки поподробнее, поэтому взял у них номер телефона, пообещав позвонить, когда «созрею».

Но советы советами, а с работой на этом этаже тоже не сложилось. Когда до этого дошел разговор, глава семьи лишь сочувственно развел руками. По его словам, они сами в ожидании скорого «увольнения». Отделочные работы на этом объекте практически закончены, и ближайшее будущее для них так же неопределенно, как и для меня. На всякий случай предложили названивать на их «трубу» – может, кто-нибудь что-то путное предложит. Если бы я был хорошим специалистом, то шансов на трудоустройство у меня было бы гораздо больше, а так – увы! Но никто еще не приезжал в Берлин большим мастером, все становятся ими здесь, в процессе работы. Другое дело – кому как это повышение квалификации дается. Тому, кто дома о стройке имел лишь поверхностное представление, здесь будет тяжелее всего. Так что у меня еще все впереди. Меня подобная туманная перспектива совсем не устраивала, и я распрощался с гостеприимными «хозяевами» этажа, тем более, что и они уже засобирались – обеденный перерыв подходил к концу.

ПОЛЯКИ

На остальных этажах, вплоть до самого «Erdgeschoss», русскоговорящих рабочих я не повстречал. То поляки, то югославы, даже одного негра встретил (предупреждать надо – от неожиданности я чуть с лестницы не свалился!). Поляки послали меня еще дальше, чем «западенцы» часом раньше (эх, и популярен же этот адресок на стройках!), заодно высказав свое мнение о моей матери. Польский я знал довольно прилично, а особенно подобного рода «адреса деловой удачи» и информацию о родственниках – в свое время я работал в Польше на судоверфи, правда, официально. Не взирая на «теплый прием», я все же спросил у них о наличии работы. Ответу не удивился – уж слишком часто в последнее время звучала эта фраза... Тем более, что полякам пришлось снизойти до разговора с каким-то несчастным украинцем. У них ведь тогда было более привилегированное положение в Германии по сравнению с нами – безвизовый въезд что-нибудь да значит.

Кому черной завистью завидуют все нелегалы, так это подданным Речи Посполитой. Есть чему завидовать. Они законно находятся на территории ФРГ, могут делать все, что заблагорассудится (в рамках закона, разумеется), и при этом не бояться быть пойманными в любой момент полицией. А это очень много значит для общего психоэмоционального состояния. Они не находятся в состоянии постоянного стресса, вызванного страхом быть высланным на родину, свойственного всем без исключения «нашим» нелегалам. А с нормальной, не расшатанной нервной системой и работается легче. Работать им, конечно, как и нам, без специального разрешения нельзя, но ведь и немцы балуются «черными» подработками. Особенную же зависть вызывают те поляки, которые живут на границе с Германией. Те вообще каждый день в Берлин на работу ездят на поезде. Не жизнь – сказка! Днем зарабатывают деньги по немецким расценкам, а вечером тратят их по польским. Днем на работе, ночью – в теплой постели с женой (ну, не обязательно с женой – я гляжу со своей колокольни). Чего еще надо человеку для полного счастья? Ну и что, что на дорогу тратят много времени? В Токио один японец тратил ежедневно на дорогу по шесть(!) часов, и ничего, даже пользу извлек из этого – девятнадцать (!) языков за десять лет таких поездок выучил.

Ну да ладно, Бог с ними, с поляками. «Юги» от них тоже далеко не ушли, только «адресок» прозвучал на другом языке. Поскольку в югославском я тогда разбирался не лучше, чем наше правительство в нуждах своего народа, мне было достаточно и этого (ЭТО я выучил еще позавчера, когда «бакланил» с «югами»). На том мы и расстались, испытывая огромную симпатию друг к другу.

ERDGESCHOSS

Самый нижний этаж ничем особенным от остальных в плане наличия для меня работы не отличался. Те же фразы, те же выражения лиц, только поопаснее стало. Начальников здесь было больше, чем рабочих. Сказывалось близкое завершение работ на этом объекте. Здесь приходилось соблюдать осторожность – громко говорить по-русски стало опасно. Мне-то еще куда ни шло – у меня виза, а вот «гостеприимных» славян подводить не хотелось. Как говорится: «Земля квадратная, за углом встретимся». Чем черт не шутит, может быть, с кем-то из них еще придется работать. С первых дней наживать себе врагов не в моих правилах. Но видно, я еще не вполне созрел для конспиративной работы, потому что уже через пять минут моих бесплодных поисков ко мне подошел внушительных размеров мужик и процедил сквозь зубы, оглядываясь по сторонам:

– Слушай, какого ... ты здесь ходишь в своем попугайском костюмчике и всех нас «палишь»? Сказали же тебе русским языком – нет тут работы для тебя, понял?!

Куда уж понятнее! Затем Верзила сунул руку в карман и вытащил оттуда замусоленную пачку от сигарет, на обрывке которой что-то написал и протянул это мне со словами:

– На вот, возьми телефончик и уматывай отсюда. Позвони через недельку – может, что и будет для тебя. Все, иди, мать твою! А то из-за тебя нас тут сейчас всех «свинтят» – смотри, сколько сюда начальства понаехало!

Ну, про маму свою я уже наслышан! Она наверное и не подозревает, какой огромной популярностью она в свое время пользовалась. А вот за номер телефона спасибо! Лишние знакомства еще никому не мешали. А нелегалы только этим и живут. Не имей сто рублей... Но делать нечего, пора уже действительно «сворачиваться». Не ровен час, нарвусь на большого начальника, тогда уж не только мне не поздоровится – всем перепадет. Как в воду смотрел! Не успел я пройти и нескольких шагов, как навстречу мне, как всегда из ниоткуда, вынырнул главный бауляйтер. И не один, а с целой свитой очень важных на вид господ.

...Жаль мне немца – так ведь можно и инфаркт схлопотать. Он в этот момент что-то увлеченно рассказывал своим гостям, размахивая руками, но, увидев меня, запнулся на полуслове, а руки его так и застыли в воздухе, описывая воображаемую окружность. Глаза его налились кровью. Так он и стоял бы, как тореадор, еще неизвестно сколько времени, если бы одна очень важная персона из его сопровождения не вопросила: «Ja, und?!», и не перевела свой ясный взор на меня. Это меня и спасло. Видимо, бауляйтеру не очень-то хотелось афишировать наличие на своей стройке «черных», потому что в следующий момент он изобразил одной из своих повисших в воздухе рук слабое подобие приветственного жеста, а дрожащие от гнева губы проскрипели «Hallo!». Решил «закосить» под давнего знакомого. Не думаю, что это у него получилось, но его свита «повелась» на этот трюк. Некоторые из «больших людей» даже кивнули мне. Расту на глазах! Знали бы они, где находилась тогда душа «знакомого» их подрядчика... Лично я ее даже пятками не ощущал! Еще неизвестно, кто из нас двоих был ближе к инфаркту. Ну и везет же мне сегодня!

Я не стал испытывать судьбу и чуть ли не бегом направился к спасительным входным воротам. Минуя их, я прошел-пробежал еще метров двести, до самого «Rolex»-а, боясь обернуться. Только тогда я перевел дух и окончательно пришел в себя. Это ж надо было так «попасть»! Что там мне Тихий советовал? Не обращать на все это внимания? Хорошо бы этому научиться. Но только не на таких вот уроках! Мало того, что меня сегодня только ленивый не посылал в далекие края, так еще эта «встреча на Эльбе» с бауляйтером! А главное – никакого результата. Точно как в известном анекдоте про двух ковбоев – «Билл, тебе не кажется, что мы с тобой на шару дерьма наелись?».


Читайте также материал по теме: ТРИ ДНЯ ИЗ ЖИЗНИ БЕРЛИНСКОГО НЕЛЕГАЛА -1

Андрей ЕВДОКИМОВ.
Специально для «Заграницы».




ШЕСТЬ ВИДОВ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛЮБВИ
Что ждет девушку, впервые попавшую в Париж?

Любой зверек,
будь он последний гад,
насильной смене родины не рад

ФЕМИНИЗАЦИЯ АРМИИ
В Израиле женщины наконец-то добились равноправия с мужчинами





В ЕВРОПУ – БЕЗ ВИЗ
Что должны знать украинцы, чтобы успешно воспользоваться безвизовым режимом с ЕС

ИЗ ТУРИСТОВ – В АБОРИГЕНЫ
Гражданам некоторых стран стать австралийцем теперь легче

КАК СТАТЬ ЗУБНЫМ ТЕХНИКОМ
Профессии зубного техника в Германии обучают по дуальной системе


ГЛАВНАЯ - АРХИВ - РЕКЛАМА - События - Эмиграция - Работа - Учеба - Визы - Туризм - Аэробус - Деньги - Недвижимость - Шопинг - Технологии - Здоровье - Фотокадр
- Гид гурмана - Автотур - Странники - Зона закона - Безопасность - Интеграция - Страноведение - Культура - Просто жизнь - Иностранности - Спортивный интерес - Личный опыт

«Заграница» - газета об эмиграции, работе, учебе и отдыхе за рубежом. E-mail: info@zagranitsa.info


© «Заграница» (1999-2019)